1. ЧТО СЛУЧИЛОСЬ СО СНЕЖНЫМ БАРСОМ В СРЕДНЕЙ АЗИИ ПОСЛЕ РАСПАДА СССР?

Евгений Кошкарев, Виталий Вырыпаев,

Evgeniy Koshkarev Member of Conservation Advisory Board of International Snow Leopard Trust

Vitaly Vyrypaev Member of Asia-Irbis - International Working Group

В бывшем СССР основная часть популяции ирбиса была сосредоточена в Киргизии и Таджикистане. В 80-х годах в обоих республиках насчитывалось как минимум 1200-1400 животных - 75% всего поголовья вида в бывшем Союзе, или 15% - во всем ареале; в Казахстане - 180-200, Узбекистане - около 100, России - 1 50-200. Численность и ареал вида повсеместно сокращались. Потери только из-за нелегальной охоты и только в Киргизии в 60-80-х годах достигали не менее 30 животных в год. Популяция за это время уменьшилась здесь наполовину, ареал - на 1/3 (Кошкарев,1992).

С распадом Союза нелегальная охота на ирбиса и его жертвы возросла в 3-4 раза (Koshkarev,1994). Невыплата с 1992-1993 годов зарплаты в сельской местности, резко подскочивший спрос на сырье для китайской медицины, свобода "черного рынка" привлекли повышенное внимание к снежному барсу, горному барану, горному козлу, кабарге, сурку (серому, монгольскому, черношапочному) и другим животным. Их добывали сотнями, тысячами и десятками тысяч. Размах браконьерства стал беспрецедентным. Снежных барсов в Средней Азии убивали даже в зоопарках; объявления о продаже шкур и живых зверей печатались в газетах; в АН Киргизии рассказывали случай, когда беременную самку предлагали купить по телефону. Контрабандный сбыт шкур и трупов ирбиса через границы среднеазиатских республик открылся в Китай.

В 1995 году в Киргизии, в дни празднования 1000-летия народного эпоса "Манас", на выставках районов демонстрировалось около 200 (!) шкур снежных барсов (данные очевидцев). Все текущее десятилетие шкуры и живые ирбисы в Киргизии, Казахстане (возможно др. республиках) были обычным подарком на всех правительственных и административных уровнях. Шубы из снежного барса дарили: президент Киргизии - президенту Казахстана, президент Казахстана - королю Испании; живых барсят подарили в Киргизии Дэн Сяопину. Поэтому не удивительно, что когда в мае-июне 1999 года мы провели контрольное обследовании 5 лучших участков обитания ирбиса в Киргизии и Казахстане, свежие следы животных нашли только на 1(!). В заповеднике Сарычат-Ирташ - также лучшем для сохранения ирбиса в Киргизии, за 2 дня было снято 5 капканов на снежного барса.

Полные потери популяции ирбиса в 90-е годы неизвестны. Наибольший урон несет, по-видимому, Киргизия, где охота на ирбиса спокон веков была традиционной (надо вспомнить, что наибольшее число ирбисов для зоопарков мира было отловлено именно в Киргизии) и эта традиция жива до сих пор. При уровне браконьерства, возросшем в Киргизии после распада Союза не менее, чем в 3-4 раза, ежегодные потери киргизской популяции должны составлять 90-120 взрослых животных. Столько же должны составлять потери сеголеток, которые после гибели матери, как правило, не выживают (Кошкарев,1985).

Расчеты о потерях сеголеток сделаны нами на основе двух цифр: наиболее типичной величине выводка в 2 котенка и устойчивом соотношении полов взрослых животных 1:1 (Blomquist,1980; Кошкарев, Кузьминых,1988 - обобщенные данные по всему ареалу). Если опираться на эти цифры, половину из 90-120 взрослых ирбисов должны составить самцы, половину самки, и 90-120 - сеголетки. Даже если число котят завышено вдвое (исходя из того, что в природе самка рожает не каждый год), конечные ежегодные потери ирбиса в Киргизии все равно не могут быть меньше 135-180 снежных барсов - четверти всего поголовья!

Такой высокий уровень браконьерства мог сохраняться в Киргизии только в 1993-1996 гг. - когда численность ирбиса также оставалась еще высокой. Затем произошел катастрофический спад. Популяция приблизилась к порогу, которого никогда не наблюдали до распада СССР, не предполагали и после. Наша оценка сокращения киргизской популяции в 90-е годы - ¾ прежнего поголовья! То, что осталось сегодня, вряд ли превышает 150-200 особей. Популяция физически уничтожена.

Если в других республиках Средней Азии и России ситуация хотя бы наполовину близка к тому, что мы видим сегодня в Киргизии, значит около 50% популяции больше не существует. Общая численность ирбиса в бывшем СССР вряд ли выходит за пределы 700-900 особей.

Почему браконьерство достигло беспрецедентных масштабов именно после распада Союза?

Нам кажется, ответ дают день вчерашний и день сегодняшний. До распада Союза, когда масштабы коррупции, безработицы и "черного рынка" были ограничены, ограниченным было и браконьерство. Оно служило только дополнительным заработком и позволяло выживать и людям, и животным. После распада Союза коррупция и безработица стали явлением повсеместным. Они превратили страну в сплошной "черный рынок", а браконьерство для многих - в единственный заработок. Ничем другим объяснить появление 200 шкур ирбиса на празднике Манаса в 1995 году, и отсутствие зверей в лучших местообитаниях Киргизии и Казахстана в 1999 году, невозможно.

Несмотря на это, примеры изменения ситуации в лучшую сторону есть. Мы нашли их в том же 1999 году в той же Киргизии: в канадской золотопромышленной компании "Kumtor Operating Company", в Сарычат-Ирташском заповеднике и частных валютных охотхозяйствах "Эмегень" и "Кайнар".

"Kumtor Operating Company" и Сарычатский заповедник - соседи. В 1993 году, когда заповедник еще не открыли, а компания только начинала работу, против нее была масса протестов. Не в последнюю очередь из-за возможного браконьерства на территории будущего заповедника. Чтобы избежать даже слухов о "возможном браконьерстве, канадское руководство сделало умный шаг. Оно полностью запретило не только использование в Кумторе какого-либо оружия, но и его ношение. Таким же образом запретили появление в Кумторе посторонних лиц. В итоге у западных границ заповедника уже за 2 года до его создания (!) появился такой надежный заслон, который никогда никакому заповеднику в Киргизии даже не снился.

Противоположные события развивались на южных границах. Здесь находятся лучшие местообитания снежного барса, где до создания заповедника хозяином был колхоз. Колхозные чабаны пасли колхозный скот и ловили снежного барса, который и давал дополнительный заработок.

С распадом СССР колхозы распались. Чабаны перешли на работу в заповедник. Тот заработок, который в колхозе был дополнительным и поддерживал их долгие годы, в заповеднике оказался единственным. Люди продержались на нем только 5 лет, потому что через 5 лет снежный барс был уничтожен.

Ежемесячная зарплата рабочих в "Kumtor Operating Company" $200-300. За эти деньги они о нелегальной охоте предпочитают даже не думать. Терять свою зарплату им нет никакого смысла. $6-8, которые должны платить в заповеднике, никто не получает ни ежемесячно, ни ежегодно. Денег в заповеднике нет. Поэтому люди здесь могут думать только о браконьерстве. Шкура ирбиса в их ситуации - единственный выход.

Приблизительно те же $200-300 получают рабочие в частных валютных охотхозяйствах. Мы обследовали их в мае 1999 года и результат был всюду одним и тем же: свежие следы ирбиса встречались там, где им положено встречаться. Плотность горного барана и горного козла - главных объектов валютных охот, была 10-кратно выше (!), чем в заповеднике Сарычат- Ирташ. Бежать из частного валютного охотхозяйства в государственный заповедник не собирались ни люди, ни животные.

Такой же райский уголок, как в частных охотхозяйствах и на территории по соседству с канадской компанией, создан в президентском заказнике "Кегеты" на Киргизском хребте.

Вот маленькая правда о снежном барсе и маленькая модель по его спасению. Нам кажется, если завтра International Monetary Fund, Global Environmental Fund, "Chevron", "British Petroleum" и сотни других западных организаций начнут действовать в бывшем Союзе так, как действуют сегодня "Kumtor Operating Company", "Эмегень" и "Кайнар", ситуация в лучшую сторону не измениться не может. При поддержке правительства она изменится десятикратно быстрее. Без пустых слов и ложных проектов, которые сегодня кормят преимущественно тех, кто их придумал.

Литература:

Literature:

Blomquist L., The 1980 Annual Report of the Captive Snow Leopard (Panthera uncia) Population and a review at the Breeding Results During the 1970's. Helsinki Zoo, annual report, 1980, pp. 32-50.

Koshkarev E., "Snezhnyi Bars v Kirgizii", Ockhota I okhotnich'e khozyaistvo, N 11, 1985, pp.17-18 (Russian)

Koshkarev E.P., Kuz'minykh I.A., "Prichiny Izmeneniya Chislennosti Snezhnogo Barsa I Otsenka Ego Populyatsii v Prirode I v Nevole", Ecologicheskie issledovaniya bioty ecosistem Severnoi Kirgizii, Frunze, Ilim, 1988, pp.95-124 (Russian).

Koshkarev E.P., "Ecologo-Geograficheskie Osnovy Ustoichivosti Populyatsionnykh Gruppirovok Krupnykh Mlekopitayushchikh Tyan'-Shanya", kandidatskaya dissertatsiya, M, MGU, 1992, 158 p.(Russian).

Koshkarev E., "Poaching in the Former USSR", Snow Line, bulletin of Int.Snow Leopard Trust, vol.XII, no. 2, 1994, pp.6-7.