ПЕРЕКРЕСТОК

  Пирамидомания

Не то чтобы он мнит себя Хеопсом или Хефреном. Но, начав строить свои пирамиды, он уже не может остановиться. Пирамиды не усыпальницы, а мощнейший инструмент воздействия на природу, считает Александр ГОЛОД. Борис ПРОСКУРНИН

Свою первую в Подмосковье 11-метровую пирамиду Александр Голод, директор Московского научно-производственного объединения "Гидрометеоприбор", воздвиг в Раменском. Два года назад на озере Селигер между Москвой и Санкт-Петербургом была выстроена пирамида высотой уже 22 метра. А недавно началось строительство третьей, 44-метровой. Всего же на территории России им поставлено около двух десятков этих экзотических и загадочных сооружений.

Почему предметы, побывавшие в пирамиде, да и само окружающее ее пространство приобретают уникальные свойства, наука объяснить пока не может. В Москве прошел даже специальный круглый стол по этой проблеме. Его участники - видные ученые РАН и РАМН, аэрокосмической отрасли, НАСА и ЮНЕСКО, руководители служб МВД и МЧС - констатировали, что природа этого физического феномена абсолютно непонятна, но тем активнее его надо изучать, и, главное, ничто не мешает уже сейчас его использовать. Вполне резонно: то, что сегодня относится к уровню феноменологии, завтра может решить проблемы нашей среды обитания, содействовать решению проблем экологии, долголетия, появлению новых технологий и новых источников энергии.

Что же все-таки происходит в пирамидах и вокруг них?

Эксперименты, проведенные Александром Голодом совместно с различными научно-исследовательскими институтами Российской академии наук и Академии медицинских наук, показали, что эта геометрическая фигура оказывает сильнейшее воздействие на окружающую среду. При прощупывании пространства над ней локатором обнаружилось, что над пирамидой стоит ионный столб высотой несколько километров и шириной полкилометра. Такое наблюдается только над мощнейшими энергоблоками. В пирамидах меняются свойства многих предметов, усиливаются иммунные свойства клеточной ткани, понижается температурный порог сверхпроводимости, "самозатачиваются" бритвенные лезвия и т.д. Вокруг пирамид необычно чистой стала вода. Вдоль русла рек сами собой вскрылись родники...

- Я открыл для себя это удивительное явление в середине 80-х годов, - говорит Александр Голод. Изготовленная из природного материала - диэлектрика - без единого гвоздя, пирамида с соотношением стороны основания и высоты 1:2, то есть золотого сечения, оказывает стойкое положительное воздействие на окружающее ее пространство. С увеличением размера пирамиды эффект резко усиливается. Активный радиус 22-метровой пирамиды, например, - 120 километров, и с годами он будет расти. Выяснилось также, что любое кристаллическое вещество, полежавшее внутри пирамиды, на некоторое время "запоминает" ее свойства и само становится мини-излучателем. Стоит выложить круг из камней, полежавших в пирамиде, - и внутри этого круга воссоздастся ее энергия.

- С чего начались эксперименты?

- 10 лет назад мне рассказали о том, что семена, побывавшие в пирамиде, дают значительную прибавку урожая. О том, что у людей, посещавших пирамиды или, скажем, попивших воду из нее, значительно повышается иммунный статус, они меньше болеют. Я решил проверить, правда ли это. Первые эксперименты проводились с сельскохозяйственными культурами. Прибавка урожая составила от 30 до 50%. Огурцы, например, не реагировали на кислотные дожди и не болели. Засухи же растения просто не замечали.

Александр Голод показал мне видеофильм с поистине цирковым номером. Градусник, установленный внутри пирамиды, показывает 17 градусов мороза. Голод достает из ящика хранившуюся здесь бутылку с водой - вода находится в жидком состоянии! Хотя согласно всем законам физики ей положено полностью замерзнуть. Резкий удар ребром ладони по пластмассовой бутылке нарушает приобретенные в пирамиде свойства: вода в буквальном смысле слова на глазах кристаллизуется, превращаясь в лед.

- А как вы сами думаете, что происходит внутри пирамиды?

- У меня есть только гипотеза. Очевидно, сама форма пирамид изменяет структуру окружающего пространства. Если мы представим себе пространство вокруг нас, разобьем его, скажем, на ровненькие кубики и потом представим, что подул ветер и эти кубики искривились. Так вот, на мой взгляд, войны, болезни, эпидемии, дыры в озоновом слое, землетрясения и многие другие наши земные неприятности - результат искривления пространства. Пирамиды же, исправляя, делают его максимально гармоничным. Исправленное пространство и все, что попадает в него, начинает развиваться по законам гармонии.

Раньше во всех видах технологий мы имели 4 варьируемых параметра: температура, давление, время и концентрация. Теперь же, несмотря на всю спорность вопроса, мы можем говорить о пятом - пирамиде. Использование этого пятого параметра сулит, по моему глубокому убеждению, такой переворот в технологиях, которому не было равных.

- Из чего построены ваши пирамиды?

- Их можно строить из любого диэлектрика - камня, дерева, пластика. Из соображений прочности мы строим пирамиды из стеклопластика. Если вспомнить эзотерику, церкви на Руси строили без единого гвоздя. Даже 1 грамм металла существенно искажает полевые характеристики пирамид и практически сводит на нет все ее энергетическое воздействие.

- Вы что-то говорили о памяти камней, побывавших в пирамиде...

- Да, важным средством переноса информации от пирамиды являются именно кристаллические вещества, например, обычные камни, минералы. Если проложить по местности замкнутый контур из таких камней, которые определенное время находились внутри пирамиды, то их действие будет идентичным тому, как если бы над этой местностью возвели пирамиду. Далее все события внутри этого контура начинают развиваться наиболее гармоничным образом.

- Говорят, вы проложили какие-то кольца вокруг Москвы. Так ли это?

- Да. Вокруг Москвы проложено несколько таких колец, город как бы оказался внутри гигантской пирамиды. Не стану настаивать на взаимосвязи, но то, что в столице, например, упала детская смертность и улучшилась эпидемиологическая обстановка, - объективный факт. Я считаю, что пирамида - это системный фактор. Она устанавливает новые взаимоотношения между всеми биологическими объектами, и они теряют взаимную патогенность или агрессивность.

Несколько лет мы работаем с рядом тюрем Тверской области. По периметру этих заведений выложены кольца из камней, побывавших в пирамиде. Эффект очень яркий: за эти годы в 3-4 раза уменьшилось нарушение режима.

- Соотносятся ли как-то ваши пирамиды с египетскими?

- Судя по дошедшей до наших дней эзотерической литературе, египетские пирамиды служили аккумулятором и излучателем неких сверхмощных энергий, и египтяне умели эту энергию использовать. Но доказать это до сих пор не удается. Во всяком случае, вот они стоят уже тысячи лет, а ощутимой пользы от них пока не выявлено. Кроме того, египетские пирамиды построены по другим принципам и имеют другую форму. А форма здесь значит очень много. Пирамиды, построенные по нашему проекту (в отличие от египетских у наших - высота вдвое больше стороны основания), как уже доказано, гармонизируют пространство вокруг себя и дают ощутимый положительный эффект.

В общем, это удивительный феномен-загадка, который необходимо разгадать. И я предлагаю всем, кому интересно, принять в этом участие.

Музыкальный убийца

"...Вообще-то я тяготею к католицизму. Может быть, потому, что мои любимые композиторы Бах, Гендель создавали свои шедевры на духовном фундаменте этой религии".

Этот изысканный пассаж произнесен в камере смертников безжалостным серийным убийцей. Алексей ВОРОНКОВ

Валерий Скопцов, приговоренный в августе прошлого года Орловским областным судом к высшей мере наказания за ряд зверских убийств, - человек поистине неординарный: музыкант, гравер, школьный учитель, оружейник, пчеловод, медик (хирург и патологоанатом), фармацевт, каскадер, поэт... Причем во многих как названных, так и неупомянутых ипостасях Валерий Николаевич проявил себя не как дилетант, а как незаурядный самородок. В музеях МВД хранятся собственноручно изготовленные им 4- и 12-ствольные автоматы с электронной системой огня. Судмедэксперты так и не разгадали загадку эксклюзивного состава яда, при помощи которого Скопцов отправлял на тот свет своих врагов. "Нарисованные" им паспорта, удостоверения, деньги, доверенности, печати практически неотличимы от подлинных. Его интеллект и широкая гуманитарная образованность рельефно проявились в доверительной беседе со мной в камере смертников. Судите сами (цитирую по диктофону): "Я заслушивался органной токкатой и фугой ре минор Баха, находил общее в двенадцатитоновой системе Шенберга и древнерусской "крюковой" записи звуков. С другой стороны, любовь к живописи Феофана Грека, Андрея Рублева, Даниила Черного укрепила меня в православии".

Однако жизненным выбором Скопцова стали не музыка, не живопись, и тем более не служение Богу. Он сделался серийным убийцей. В личном мортирологе Валерия насчитывается девять жертв только по доказанным эпизодам (а всего их 15), бесчисленное количество разбоев, краж, угонов машин, подделок документов - всего более 100 преступлений. Фабула смертного приговора Скопцову изобилует подробностями, от которых стынет кровь. Отрезанные головы своих криминальных оппонентов он выбрасывал в сортир, их трупы сжигал, одной женщине нанес 23 ножевые раны. "Я не убийца, а, напротив, антикиллер, борец с преступностью, - бравировал Скопцов. - Я внедрялся в криминальные структуры и был убежден, что вношу свою маленькую лепту в дело построения правового государства". Вот так и не меньше. Объективности ради надо сказать, что Валерий действительно в одиночку ликвидировал банду, которая по наивности вздумала его шантажировать.

Богемная экзальтированность не оставила Скопцова даже в сырой одиночке N 111-ИМН Орловского СИЗО, где мне довелось внимать его откровениям. "Я не испытываю страха перед будущим, - хорохорился смертник. - Расставание души и тела, согласитесь, - загадочный и любопытный акт. Особенно, когда он происходит с тобой самим. Мне будет очень интересно понаблюдать всю эту процедуру..."

Однако вскоре Скопцов раздумал и написал прошение о помиловании. Указом президента смертная казнь ему была заменена на пожизненное заключение. Что лучше? Вряд ли на этот вопрос существует ответ...

Директор Иван

В школе вообще трудно работать. А в такой - труднее вдвойне. Геннадий МИХЕЕВ из Калужской области. Фото автора

"Ой, молоденький-то какой!"... "Не женат еще, говорят"... "Да его от воспитанника не отличишь!"... "Небось по блату пристроили..." Так коллектив Воротынского интерната отреагировал на появление нового директора. Все сходились в одном: протянет с полгодика, развалит все до конца и благополучно улетит на теплое местечко в область. Но вот пошел четвертый год, а Иван Викторович все в директорах. И уходить еще не собирается.

Ивана Кузнецова и сейчас легко спутать с воспитанником, хоть и называют его по имени-отчеству даже те, кто вдвое старше его. И вполне искренне: уважают. Полностью ведомое им учреждение называется Воротынская школа-интернат для детей с интеллектуальной недостаточностью. Представляет оно собой небольшой поселок на отшибе, построенный когда-то геологами. Геологи, видимо, ничего не найдя, съехали еще в 50-х и часть бараков (следуя, наверное, принципу "все лучшее - детям") отдали под интернат.

До своего назначения Иван Викторович полтора года проработал в обычной средней школе учителем физики. Несмотря на отсутствие стажа и нехватку опыта у молодого педагога, начальство решилось на отчаянный шаг, который сразу назвали "экспериментом". По сути, это был риск. Дело в том, что положение в Воротынском интернате было ужасающим: дети кое-как существовали в догнивающих бараках, но самое страшное (со слов самого Кузнецова) было то, что школа работала бесцельно: лишь бы ребенка вырастить и выпустить потом в мир. А там пусть сам разбирается. Из работающих в интернате достойных кандидатов на директорство не было, Кузнецов же проживал в Воротынске, и ему не требовалось жилья.

Сюда попадают непростые дети. Как правило, из неблагополучных семей; отцы и матери многих лишены родительских прав. Есть брошенные. Поскольку большинству навешен ярлык "олигофрения", к каждому ребенку нужен индивидуальный подход.

- Когда мне предложили это место, - рассказывает Иван Викторович, - я размышлял около суток. И решил попробовать. Может, период жизни такой совпал: хотелось испытать себя. Больше всего удручала обстановка казармы. Все максимально удалено было от нормальной человеческой жизни. Краеугольным камнем в воспитании было наказание. И начали мы с проведения деловой игры. Несколько дней коллектив проводил "мозговой штурм", и люди до конца смогли выговориться. Для начала решили изменить структуру обучения: раньше учитель вел один класс, мы же сделали предметные занятия. Чтобы ребенок сталкивался с разными людьми. Не все были довольны. К примеру, пришлось расстаться со старшей воспитательницей. С ремонтом поступили так: деньги в области были только в комитете по чрезвычайным ситуациям, так мы специально составляли акты об авариях (благо, многое было действительно в аварийном состоянии), и с этой кучей бумаг я в Калугу ездил. Так хоть что-то привели в порядок. Много изучали литературы по детским домам. И решили создать группы семейного типа. Разработали программу "Наш дом" и в январе 96-го сделали экспериментальную группу "Теремок", куда собрали 12 детей. Изучали, есть ли где сейчас такие семейные группы умственно отсталых детей. Не нашли. Взяли на себя ответственность... И к концу учебного года результаты были положительные. Три года пролетели стремительно, и сейчас у нас целых пять таких групп: "Теремок", "Родничок", "Росинка", "Березка" и "Колосок". В будущем мы видим детскую деревню из десяти семей. У каждой - отдельные коттеджи с сараем и со своим хозяйством. С домашними животными. Они сами продают свою продукцию и получают за это деньги. Для наших воспитанников это очень важно. Почти все они из сельского населения, и для них это "свой" мир. В группы мы прежде всего собираем братьев и сестер. У нас есть даже по пятеро братьев и сестер - это Абрамкины и Ледкины. Еще в группах соединяются дети, которые дружат. И к тому же в каждой семье по одному-два "трудных" ребенка - забота других им помогает. Но одно то, что мы пытаемся объединить несколько пар кровных родственников в разновозрастную группу, автоматически не приводит к рождению семьи и принципиально не улучшает жизнь детей. Нужны более глубокие корни семьи. Мы их видим в ведении собственного хозяйства...

Кузнецов добился своего: смог убедить областных чиновников, что дети - даже умственно отсталые - достойны счастья. Детская деревня строится! Уже проведены водопровод и свет, возведен один коттедж с сараями, из групп образована очередь на заселение в новые дома, и торжественное открытие первого дома назначено было на 1 сентября 1998 года. Но... новоселье не состоялось. Вмешался кризис.

И пока дом только один, недоделанный, и строители свернулись: деньги, отпущенные на строительство, резко обесценились и растаяли...

Подтверждаю: молодого директора сегодня уважают как коллеги, так и окрестные жители. До недавнего времени Кузнецов умудрялся регулярно платить зарплату сотрудникам, что для Калужской области уникально. Но кризис сломал и этот порядок. А вот творческая атмосфера, царящая в школе, уже деньгами не измерима. Говорю об этом не случайно, так как слова директора - словами, но соизмерить слова с тем, что я вижу сам, - моя работа как журналиста.

Сегодня у каждой семейной группы есть отдельное помещение, где дети с воспитателем после занятий проводят время. Группы имеют хозяйства, у кого-то поросята, у кого-то куры; сами вырастили и заложили на зиму картошку, капусту, другие овощи. Некоторые помещения Иван Викторович сумел отсудить у людей, поспешивших на волне приватизации приспособить их под дачи. Но спят дети еще в старых барачных корпусах, и "казарменный душок" еще не искоренен.

К тому же дети существуют не в отрыве от внешнего мира (кто может, уезжает на каникулы домой), и все пороки его впитывают наравне с добродетелями. Тюремно-блатной сленг, мат - обычное дело в общении между детьми.

Проводили как-то экономическую игру: дети "покупали и продавали" на "деньги", размноженные на ксероксе. Игра кончилась, деньги собрали, и нескольких купюр недосчитались. А один пацан потом признался: носил их на станцию, пытался на них что-нибудь купить...

Иван Викторович добился того, что дети смогли обучаться по специальностям "швея-мотористка" и "тракторист". И экзамен по специальности они сдают без всяких поблажек - мастерам из районного УПК. В прошлом году две девочки стали швеями и пятеро парней - трактористами. Пытались прослеживать дальнейшую судьбу воспитанников. Из выпуска прошлого года двое ребят работают трактористами. Один учится в ПТУ (правда, учеба дается ему плохо), двое оформлены на пенсию, остальные - кто в пастухах, кто на стройке чернорабочим или вообще ничего не делает. Стоило ли для этого учиться? Задаю директору "неудобный" вопрос:

- А есть ли будущее у ваших детей?

- Вопрос сложный... Если с точки зрения жизни, то... шансов пробиться у них немного. Но с точки зрения директора школы... мы всех через эту призму пропускаем, чтобы будущее было.

- И все-таки, глобальная цель у вас есть?

- Чтобы ребенок вышел из стен способным жить в наших условиях. А дальше... Все же состоит из таких маленьких моментов...

В столовой повесили ящик с надписью: "Если тебе трудно, напиши!" Идея самого Кузнецова. "Когда-то у меня в детстве была трудная ситуация, - говорит он, - и я сам себе написал письмо и изложил свои проблемы. Знаете, мне это помогло". Я упросил директора прочитать записки. Вот что писали дети:

"Я хочу, чтоб у нас был телевизор, и магнитофон, и сладкий стол, и мотоблок с плугом, и игрушки, фотоаппарат, и пылесос, и одну батарейку для часов, и я хочу, чтоб у нас была корова".

"Я хочу, чтоб скорее построили дом. Когда будут у нас деньги".

"Чтоб дискотека была каждый день".

"Я хочу мороженое".

Под дырявым куполом

Губернатор Новосибирской области и мэр Новосибирска не любят цирк. Они предпочитают классическую музыку, скрипичные концерты и оперы. "Низкое" же цирковое искусство остается вне поля их зрения. Татьяна АФАНАСЬЕВА

Взаимоотношения местных властей и учреждений культуры федерального подчинения ( а цирк относится именно к ним) - отдельная страница в истории любого региона. В Новосибирске определяющим фактором в этих отношениях оказались личные симпатии и привязанности. Иначе чем объяснить странный факт явного пренебрежения местным цирком властями Новосибирска? Только откровенной нелюбовью. Да и не помнят в цирке, чтобы хоть раз на представления пришли нынешние первые лица - отсутствие любви равновелико безразличию.

В начале 90-х Новосибирский цирк на полтора года превратился в огромную ярмарку, за это время в город не приехала ни одна программа, а для артистов оставалось всего 8 комнат. Приехавший из Москвы директор пришел в ужас: Николай Иванович Тарасов, в прошлом сам воздушный гимнаст и акробат, открывал уникальное на тот момент здание Новосибирского цирка в 1971 году, почти 10 лет проработал здесь главным режиссером... Когда человек отдает храму жизнь, он не может смириться с засильем в нем торговцев. Все свои силы и энергию употребил в 1993 году Тарасов на то, чтобы вернуть цирк в цирк. Чего это стоило, он даже не хочет вспоминать: попробуй выгони людей, делающих деньги, с хлебного места в центре города! И все-таки ему это удалось: цирк, как и положено, стал принимать по 6-7 программ в год, в Новосибирске запестрели афиши, публика вспомнила наконец, что есть и такое искусство.

Надо ли объяснять, что приезд качественной труппы стоит огромных денег? С точки зрения профессионального финансиста, смысл гастролей в Новосибирске зачастую полностью отсутствует: то есть доходы еле-еле покрывают расходы. Результат "по нулям" считается неплохим. Соответственно, говорить о ремонте здания, о благоустройстве вокруг него территории и так далее просто не приходится. А между тем Новосибирский цирк, которому скоро "стукнет" 30 лет, ветшает на глазах. Оригинальная "фуражка" здания когда-то была первой в СССР. Сейчас "фуражка" выглядит, как никуда не годный головной убор: кокарда оторвана, ободок поломан, козырек потускнел и треснул. На ее элементарный косметический ремонт требуется миллион рублей.

К кому только не обращался директор злополучного цирка - ведь здание расположено в центре Новосибирска, ходят в него свои, родные жители города и области, а не какие-нибудь иноземцы. И губернатор, и мэр вежливо отвечают: помочь, мол, "федеральщикам" не в наших силах. И формально, быть может, они правы. Но правила в нашей стране были и есть для всех разные. Потому что другим учреждениям культуры федерального подчинения помощь оказывается: оперный театр выезжал на зарубежные гастроли, консерватория уже дважды провела международный конкурс юных скрипачей, средняя специальная школа-лицей обрела новое здание... Все они подчиняются напрямую Министерству культуры, и с той же формальной точки зрения местные власти могут не обращать на них никакого внимания. Но обращают. Честь им за это и хвала! Только вот цирк - почему-то исключение.

Не случайно ведь открытие сезона в начале сентября пришлось отменить: еще в июле при гидравлических испытаниях прорвало городскую теплотрассу, изрядный кусок которой (400 метров) находится на балансе цирка. Сколько же пришлось ходить по кабинетам, носить вперед-назад бесконечные письма, чтобы добиться ремонта! Потому что найти 40 тыс. на непредвиденную аварию любому учреждению культуры проблематично.

Во многих городах уже действуют соглашения между Российской государственной цирковой компанией и той или иной местной властью. В принципе так и должно быть: ведь здание, даже "федеральное", с места не унесешь, в другой город не перетащишь. Небезызвестные губернаторы Руцкой, Аяцков, Тулеев, Лебедь выделили те или иные суммы денег на ремонт цирков в своих городах. Значит, варианты сотрудничества возможны, было бы желание.

Неужели так и останется Новосибирский цирк региональным пасынком федеральной судьбы?