V. ГАРИ, ИХ ТИПЫ И ЗАКОНОМЕРНОСТИ ЗАРАСТАНИЯ

Как уже было отмечено, лесные пожары происходят в районе очень часто. Раны, нанесенные лесной растительности древними пожарами, в основном, зарубцевались ≈ в большинстве случаев мы констатируем их следы или в виде лесных ассоциаций, являющихся стадиями восстановления первоначальной коренной растительности (горные лиственничники, вероятно, различные кедрово- и елово-лиственничные леса), или в виде единичной примеси старых стволов пород-пионеров в уже почти восстановившихся ассоциациях (лиственница, осина, тополь и др.), или, наконец, в виде относительно-устойчиво-производных ассоциаций, главным образом, из формации дубняков. Этих группировок растительности мы уже касались, сейчас же рассмотрим наиболее свежие следы лесных пожаров, представленные молодыми гарями (⌠горельниками■) с невозобновившимися, возобновляющимися и недавно возобновившимися древесными породами.

Изменения, вносимые в лесной ценоз повальным пожаром и палом, различны. Пал поражает только нижние ярусы ценоза и ослабляет деревья, вызывая в дальнейшем их частичную гибель от усыхания и нападения короедов; повальный же пожар, как правило, ведет к гибели абсолютно-большей части древостоя так же, как и нижних ярусов, сразу после его прохождения. Обычно от повального пожара больше всего страдают ценозы с преобладанием хвойных пород в древостое, главным образом, ельники и кедровники. В ценозах с значительным участием в древостое лиственных пород или с господством их повальные пожары или редки и не ведут к гибели всего древостоя (широколиственно-кедровые ценозы), или вообще почти не наблюдаются (дубняки, каменные березняки, пойменные леса).

Рис. 20. Лесной пожар.
(Фото Т. Н. Салтыкова}

Последние формации преимущественно поражаются палами или вообще никогда не испытывают влияния огня (большая часть пойменных лесов). Пал же в хвойных лесах (исключая лиственничников) неизбежно развивается в повальный пожар, вследствие наличия в них вертикальной сомкнутости древостоя. Кроме того, поскольку в настоящее время очагами возникновения повального лесного пожара в хвойной тайге служат лесосеки или их окрестности, переходу пала в повальный пожар способствует также захламленность лесов остатками лесозаготовок.

После повального пожара, прошедшего по ценозу с преобладанием в древостое хвойных, образуется фактически открытая для заселения растительностью территория. Остатки прежней растительности, не тронутые огнем или оправившиеся после него, сравнительно малочисленны и не образуют сомкнутого покрова; кроме того, они оказываются в условиях резко отличных от тех, в которых они были до пожара, и принуждены поэтому приспосабливаться к ним, перестраивая свою экологическую организацию. На обнаженную и освобожденную от прежней растительности территорию устремляются со стороны некоторые виды растений-пионеров. Из древесных пород это в наших условиях ≈ береза манчжурская, осина, некоторые ивы (Salix cinerascens, S. caprea), тополи, лиственница; из кустарников ≈ малина (Rubus melanolasius), Aralia manshurica, леспедеца, бузина, Actinidia kolomikta и др.; из трав≈вейник, кипрей (Chamaenerion angustifolium) и многочисленные представители лугового разнотравья. Многие из них и до пожара имелись в составе исходного ценоза в виде угнетенных вегетативно-размножающихся единичных особей или корневищ и не могущих прорасти, законсервированных в почве зародышей. Кроме того, буйно разрастаются некоторые кустарники из состава прежнего ценоза, обладающие способностью образовывать поросль как корневую, так и пневую. Среди них особо следует отметить лещину (Corylus manshurica), дуб, бархат, багульник (Ledum hypoleucum), рододендрон (Rhododendron mucronulatum) и др. Подобные растения в ближайшее же время после пожара, обычно с весны следующего года, буйно разрастаясь, образуют более или менее сомкнутый полог и подавляют своим развитием сохранившиеся на гари жалкие остатки компонентов материнского ценоза. Однако, такая картина наблюдается лишь в том случае, если пожар не обнажил на значительных участках материнской горной породы или подпочвы и не повел к образованию обширных каменистых россыпей или щебнистых осыпей. Последнее явление, вследствие крутосклонности рельефа района и маломощности почвы под большинством лесных ценозов, наблюдается очень часто. Во всех лесоустроительных отчетах по району указывается, что лесные пожары ведут во многих случаях к превращению лесных площадей в бесплодные каменные поля. Обычно на россыпях в ближайшие за пожаром годы не образуется сомкнутого полога растительности. Они очень медленно затягиваются с поверхности, в зависимости от экспозиции склона, лишайниками или мхами, среди которых отдельными экземплярами поселяются те или иные высшие растения.

Таков в обобщенной форме характер зарастания гарей сразу после повального пожара. В зависимости от положения гари в том или ином вертикальном поясе растительности и характера допожарной группировки наблюдаются всякого рода отличия в видовом составе их растительности, дающие право разбить все молодые гари на две крупных группы:

1) гари манчжурского типа и

2) гари охотского типа.

Первые обычно развиваются на месте уничтоженных пожаром мезофильных (широколиственно-кедровые леса и кедровые боры) и ксеромезофильных кедровников, корейских ельников и вообще группировок, характерных для лесов манчжурской флористической области. Для них типично буйное разрастание кустарников (лещина и леспедеца особенно) и разнотравья из видов манчжурской флоры. Древесные породы представлены, главным образом, порослью широколиственных пород (дуб, бархат, ильм); береза, осина и лиственница относительно редки и в заметном количестве развиваются лишь в тех случаях, когда вследствие каких-либо причин травяной покров бывает несомкнутым. Из высших растений на россыпях в заметном количестве, но уже на позднейших стадиях их заселения, появляются ⌠сихотэ-алинские эндемики■ и вообще виды ксерофитного облика.

Гари охотского типа образуются на месте ельников и кедрово-еловых лесов всех классов ассоциаций, а также психромезофильных кедровников, т. е. тех лесов, в которых обильны представители охотской флоры. Они характеризуются мощным разрастанием покрова из вейника, изредка малины или кипрея, из древесных же пород обычна береза и в ряде случаев лиственница (каменистые склоны). На россыпях сравнительно быстро образуется покров лишайников или мхов, и они заселяются постепенно или лиственницей, или рододендроном и багульником.

Гари манчжурского типа

В районе занимают обширные площади, образуя своего рода пояс между дубняками и кедровниками. Представлены они следующими типами:

1) горными суходольными разнотравными лугами с преобладанием сложноцветных;

2) кустарниковыми зарослями с преобладанием леспедецы и лещины с редким возобновлением широколиственных пород;

3) парковыми белоберезово-широколиственными молодняками с лиственницей и с покровом из разнотравья;

4) рощами лиственницы и манчжурской березы разнообразного характера по каменистым склонам;

5) россыпями.

Каждая из этих групп крайне разнообразна по составу и характеру принадлежащих ей ценозов и не поддается дальнейшему дроблению на основании рекогносцировочных наблюдений. Для всех них характерно непостоянство видового состава, его чрезвычайная пестрота и случайность, невыраженность расчленения на ярусы, отсутствие выработанности связей с условиями местообитания и т. д. По сути дела это не ценозы, а ⌠заросли■ или ⌠группировки■ в смысле В. В. Алехина, находящиеся лишь в процессе выработки устойчивых ценологических взаимоотношений между их компонентами и ими и средой.

Из указанных групп гарей наиболее широко распространены по площади заросли кустарников с преобладанием леспедецы и лещины, поэтому мы их несколько более подробно охарактеризуем по наблюдениям в районе пос. Усть-Серебряного (долина р. Сицы).

Образовались они на месте кедровников, принадлежавших, в основном, к классу кедровых боров и отчасти к классу широколиственно-кедровых лесов, после повальных пожаров 1917≈1924 гг. Позднее часть из них подверглась повторному воздействию палов. В их древостое наблюдаются единичные отмирающие суховершинные стволы дуба, ильма горного и реже лиственницы. Кое-где у ключиков попадаются отдельные живые стволы кедра, пихты и обоих видов елей. Главную же массу древостоя составляют многочисленные обгорелые и лишенные сучьев сухие стволы кедра и отчасти других хвойных. Ниже их группами или единично растут молодые стволики манчжурской березы, с примесью к ней осины (Populus tremula), Salix caprea, бархата, поросли липы, дуба и др. Высота этого яруса молодняка около 5 м.

Ниже идет густой, трудно проходимый полог кустарников высотой 1≈2 м с преобладанием тех или иных видов в зависимости от микрорельефа и характера увлажнения почвы. Все же господство принадлежит Lespedeza bicolor и Corylus manshurica. Среди них растут Philadelphus tenuifolius, Spiraea media, S. salicifolia, Aralia manshurica, Berberis amurensis, Evonymus pauciflora, группами Vitis amurensis и Actinidia kolomikta.

Рис. 21. Гарь манчжурского типа вблизи пос. Усть-Серебряный.
(Фото автора}

Здесь же нередок низкий подрост перечисленных выше лиственных пород. Подрост хвойных совершенно отсутствует. Среди травянистой растительности преобладают Calamagrostis Langsdorffii, Chamaenerion angustifolium и различные сложноцветные (Mulgedium sibiricum, Aster scaber, A. incisus, A. trinervius, Solidago virga aurea, Artemisia vulgaris, Achillea setacea и др.); обилен Pteridium aquilinum. Кое-где попадаются остатки догаревой травянистой растительности, несущей следы ожогов солнцем; особенно часты папоротники (Athyrium filix femina, A. austro-ussuriense, Dryopteris dilatata и др.).

Густота и характер травяного покрова варьируют в зависимости от степени развития кустарников и характера увлажнения почвы. Мхи почти отсутствуют.

Таков облик послегаревых зарослей на территориях, сохранивших после пожара более или менее мощный почвенный покров.

Когда же почва сильно пережжена огнем, и подпочва обнажена, развиваются или суходольные разнотравные луга с довольно редким травостоем, или разреженные широколиственно-белоберезовые молодняки с лиственницей и разнотравьем. Состав травяного покрова в обоих случаях близок к описанному для кустарниковых зарослей с еще большим доминированием сложноцветных (добавляются, например, Artemisia stolonifera, Hieracium umbellatum и др.). Лиственница всегда приурочена к выходам горной породы и обычно сопровождается группами Rhododendron mucronulatum. Она же совместно с Betula manshurica сопровождает россыпи по горным склонам всех экспозиций, будучи представлена на них отдельными стволами или группами по окраинам. Здесь обильно разрастаются также бархат, Aralia manshurica и Actinidia kolomikta. Во всех случаях почти не наблюдается возобновления кедра и темнохвойных пород, что связано, помимо малочисленности его семенников на гарях, также и влиянием повторных палов, время от времени, обычно весной, проходящих вновь по гарям. Лиственные породы от повторных палов, в общем, страдают мало, поскольку огонь никогда не достигает большой силы, подрост же и самосев хвойных ими безусловно уничтожается.

Ближайшее будущее молодых гарей манчжурского типа, в основном, рисуется в виде широколиственных или белоберезово-широколиственных редкостойных лесов с хорошо развитым покровом из разнотравья, а в ряде случаев с густым подлеском из лещины и леспедецы, близких по своему характеру ассоциациям формации дубняков. Россыпи или долины будут развиться в описанные выше ценозы псевдогольцовой растительности, или в лиственничники различного строения.

Гари охотского типа

В районе распространены значительно слабее гарей манчжурского типа и редко встречаются крупными массивами.

В основном они могут быть сгруппированы в два типа:

1) гари с обильно развитым травяным покровом, главным образом, из вейника, с возобновлением березы манчжурской или каменной (в поясе высокогорных лесов), по участкам без обнажения подпочвы и

2) гари с возобновлением лиственницы и отсутствием связного наземного покрова, по обнаженным вторичным россыпям.

Первый тип гарей чаще наблюдается на террасах долин, пологих склонах и реже на крутых. Господство принадлежит на первых стадиях вейнику (Calamagrostis Langsdorffii), к которому всегда примешаны в том или ином количестве малина (Rubus melanolasius), кипрей и некоторые виды разнотравья, преимущественно из числа видов, встречающихся и в исходных ценозах (Cacalia auriculata, Solidago virga aurea, Mulgedium sibiricum и др. для ельников). Возобновление древесных пород довольно обильное, и, кроме березы, всегда наблюдается также и единичный подрост темнохвойных и иногда лиственницы.

В дальнейшем, после смыкания крон лиственных пород, травяной ярус несколько изреживается, из него исчезают такие виды, как малина, кипрей, и образуются различного характера вторичные белоберезняки и каменно-березняки. Под их пологом, в зависимости от топографического и высотного положения участка, обширности площади гари и удаленности ее от незатронутых пожаром хвойных ценозов, в большем или меньшем количестве появляются подрост и самосев темнохвойных пород и кедра, и в дальнейшем они обречены на возврат к исходной ассоциации; все стадии этого возврата можно наблюдать в районе и сейчас.

Более част в районе второй тип гарей - с возобновлением лиственницы по россыпям. Особенно типичен он для поясов мезопсихрофильных и высокогорных ельников.

Рис. 22. Гарь.
(Фото Т. Н. Салтыкова)

В этих случаях по россыпи, покрывающейся в ближайшие годы разорванным покровом из лишайников или мхов (Polytrichum sp. sp., Dicranum undulatum, ряд гипновых мхов) с отдельными высшими растениями, появляется подрост лиственницы с примесью к ней обоих видов березы. Наряду с ними в отдельных случаях обильно разрастаются Rhododendron mucronulatum и Ledum hypoleucum. Количество подроста лиственницы и характер нижних ярусов варьируют в зависимости от высотного положения участка, его экспозиции, крутизны, характера исходного ценоза и т. д.

Дальнейшая история этих гарей рисуется или в виде лиственничных лесов, описанных выше, или лиственнично-еловых и лиственнично-кедровых лесов, переходных к соответствующим ельникам и кедровникам. Последнее наблюдается в тех случаях, когда гарь приурочена к заветренным зимним ветрам склонам и занимает относительно небольшие участки, а вблизи ее находятся ценозы коренных формаций, могущих обсеменить их. При обзоре типов гарей и процессов их зарастания имелись в виду гари, образовавшиеся на месте коренных лесных ценозов после уничтожения их повальными лесными пожарами. Лесные палы, поражающие преимущественно формации лиственных лесов и молодые гари, ведут к еще большей деградации лесного покрова и, как это было указано при описании дубняков, обусловливают превращение их в заросли кустарников и всякого рода травяные ценозы и россыпи.

Можно сделать вывод, что в результате лесных пожаров коренные первобытные лесные ценозы с преобладанием темнохвойных пород и кедра деградируют в формации лиственных пород, кустарниковые и луговые ценозы, в большинстве случаев являющиеся относительно устойчивыми. Из хвойных пород лишь для одной лиственницы лесные пожары служат благоприятным фактором, позволяющим ей значительно увеличивать свой топографический ареал в пределах района. Вполне возможно, что современное широкое распространение ее в лесах восточных склонов среднего Сихотэ-Алиня отчасти обусловлено древними лесными пожарами.

Намеченные нами типы гарей района и схема зарастания их требуют дальнейшего уточнения, возможного при условии постановки специальных стационарных или полустационарных исследований.