IV. ЛЕСНАЯ РАСТИТЕЛЬНОСТЬ  (продолжение)

Ф о р м а ц и я   л и с т в е н н и ч н ы х   л е с о в   ( л и с т в е н н и ч н и к и ≈ L a r i c e t a )
 
В районе установлено присутствие трех видов лиственницы: лиственницы ольгинской (Larix olgensis)≈в приморской полосе южной части района (очень редка); лиственницы приморской (Larix maritima Suk.) 1) ≈ по всему району; лиственницы, близкой к типичной даурской лиственнице (Larix dahurica), встречающейся спорадически в северной части района и в высокогорой полосе к северу от г. Снежной. Между этими видами лиственницы существует ряд постепенных переходных форм, повидимому, гибридного происхождения и, пожалуй, большая часть лиственниц района принадлежит именно к ним. Поэтому крайне трудно выделить ассоциации, образованные каким-либо одним из указанных видов, и мы рассматриваем все лиственничники объединенно, в одной формации ≈ монодоминантной формации лиственничных лесов, общей для всего Сихотэ-Алиня. Дальнейшее изучение ее в нашем и смежных районах, возможно, потребует различения отдельно формации приморской лиственницы, формации даурской лиственницы и т. д., но, может быть, такое деление окажется и излишним, так как, повидимому, все эти виды довольно близки друг к другу по своей экологии.

Лиственничные леса по ряду признаков принципиально отличаются от формаций других хвойных пород района 2). Прежде всего они принадлежат к интразональным растительным группировкам ≈ лиственничники могут быть встречены во всех вертикальных поясах лесной зоны, от пояса приморской растительности до пояса ельников. Затем значительная часть их ассоциаций принадлежит к ассоциациям производным, возникшим на месте других хвойных лесов преимущественно в результате уничтожения последних лесными пожарами. Среди производных лиственничников могут быть ценозы всех степеней временности, но наиболее часты длительно-временные и особенно относительно-устойчиво-производные.
 



1) Акад. В. Л. Комаров в I томе ⌠Флоры СССР■ (68) возражает против видовой самостоятельности Larix maritima и L. Lubarsky, описанных проф. В. К. Сукачевым в 1931 г., и считает их всего лишь формами Larix dahurica. Повидимому, все же приморская лиственница должна быть принята за вид и рассматриваться, как географическая (юго-восточная приморская) раса даурской лиственницы, по нашим неопубликованным материалам, имеющая довольно значительный ареал ≈ вдоль побережья Японского моря от Советской Гавани до Тернея и южнее. Larix Lubarsky жe, по нашим материалам, очень близка, если не идентична L. Princepis Rupprechtii Mayr., произрастающей в Сев. Китае и Манчжурии.

2) Характеристика лиственничников дается с учетом их особенностей в пределах района. Во многом она окажется верной и для всей формации Larix dahurica и ее географических рас на всем Дальнем Востоке.
 
 

Производные группировки существуют и в других формациях хвойных пород, в частности, в кедровниках, но ни в одной из них они не являются таким типичным, наиболее частым явлением, как это наблюдается в лиственничниках. Можно было бы даже сказать, что в нашем районе не существует коренных ассоциаций лиственницы, поскольку все они в дальнейшем обречены, при условии развития без вмешательства внешних факторов, на переход в другие формации≈лесные или нелесные. Лиственница крайне редко образует климакс-ассоциации, что так характерно, например, для ельников или кедровников.

Рис. 15. Изуродованная ветром крона лиственницы.
(Фото автора)

Лиственничники преимущественно расселяются по наиболее суровым местообитаниям, и только здесь они представлены чистыми насаждениями, занимая нередко такие участки, где не могла бы расти ни одна другая хвойная порода в нашем районе≈северные открытые зимним ветрам каменистые склоны - ⌠ветробои ■ и заболоченные понижения в долинах рек. Однако, как только условия местообитания делаются мягче, иногда в процессе жизнедеятельности самой лиственницы, обязательно констатируются примесь других хвойных пород и процесс успешного вытеснения ими лиственницы.

Подобные крайние условия местообитания ведут к подбору в лиственничниках ограниченного числа верных им компонентов и бедности видового состава (принадлежность всех компонентов к экологически-выносливым видам ≈ психрофилам и оксилофилам, флористически относимым к растениям восточносибирской флоры или панбореальному таежному элементу), а также к простоте фитоценотической структуры ценозов.

Все эти черты своеобразия лиственничных лесов, отличающие их от остальных хвойных формаций, объясняются и определяются особенностями экологии лиственницы. Не давая здесь очерка ее экологии, поскольку он во многом был бы повторением сказанного ранее другими авторами, укажем лишь на три наиболее существенных обстоятельства.

1. Лиственница обладает чрезвычайно широкой экологической амплитудой и выносливостью, дающей ей возможность мириться с самыми разнообразными условиями местообитания.

2. Лиственница ≈ слабый эдификатор, неспособный конкурировать ни с одной древесной породой и легко вытесняемый ими с занятых ею позиций, если только условия местообитания не препятствуют этому.

3. Лиственница способна к исключительно быстрому росту, более высокому, чем у других пород ≈ ее возможных конкурентов, особенно в молодом возрасте.

Лиственница типичный образец ⌠породы-пионера■, занимающей своими насаждениями все ⌠ открытые ■ от леса, вследствие тех или иных причин, пространства и подготавливающей на них условия для последующего занятия их другими древесными породами, экологически менее выносливыми и пластичными.

⌠Интразональность■ лиственничников нашего района не означает, однако, что ее ассоциации совершенно однородны во всех вертикальных поясах растительности. Климатические особенности каждого пояса налагают на ее ценозы вполне определенный отпечаток, позволяющий с уверенностью решать, с ассоциацией какого пояса мы имеем дело. Большею частью эта реакция лиственничника на климатические особенности вертикального пояса выражена во второстепенных элементах строения и состава ценоза (производительность древостоя, появление в числе компонентов видов, характерных данному поясу и отсутствующих в других), не затрагивая ведущих-характерных для данного класса ассоциации (состав древостоя, число ярусов, характер доминантов нижних ярусов). В то же время существуют группы ассоциаций лиственничников, связанные с определенным вертикальным поясом и не встречающиеся в других. Интересно, что они наблюдаются или у самого берега моря (приморские лиственничники), или у верхней границы леса (высокогорные лиственничники), а также и то, что близкие к ним ассоциации, тоже как вертикально-зональные группировки, широко распространены в более северных районах Дальнего Востока и восточной Сибири (речь идет, главным образом, о высокогорных лиственничниках).

Этот факт, весьма интересный сам по себе и заслуживающий специального изучения, не противоречит, однако, нашей характеристике лиственничников района, как интразональной формации в его пределах. Под термином ⌠интразональность■ мы вслед за В. Алехиным подразумеваем, что формация неспособна занять самостоятельный пояс, а существует всегда в качестве включения среди зональных формаций.

Лиственничники в нашем районе распространены повсеместно и покрывают в сумме довольно значительную площадь, по данным лесообследования 1930 г, равную 9% лесной площади района. Однако, встречаются они всегда небольшими участками в одном массиве, что исключает возможность выделения их на карте мелкого масштаба, в частности, на нашей геоботанической. Распределены они по району неравномерно: в то время как в северной части его и на побережье лиственница довольно обычна и часто образует самостоятельные насаждения, в большей части бассейна р. Иодзыхэ и в бассейне р. Сицы, выше устья кл. Скворцовского, она представляет значительную редкость и встречается преимущественно в виде отдельных стволов или небольших групп среди ельников. В верховьях Сицы и на водоразделе ее и кл. Серебряного с бассейном р. Иман южнее г. Снежной она совершенно отсутствует; на самой г. Снежной мы видели всего 5 стволов ее, но к северу от г. Снежной она снова делается обычной. Чем вызвано подобное явление, пока сказать трудно, так как нам неизвестны точно границы ее распространения на западных склонах Сихотэ-Алиня и южнее нашего района.

Лиственничники восточных склонов среднего Сихотэ-Алиня характеризуются довольно значительным разнообразием ассоциаций, которые сводятся, однако, к сравнительно небольшому числу групп и классов, четко отграниченных друг от друга и почти не связанных переходами. Кроме того, лиственница образует в сочетании с кедром, аянской елью, дубом и другими породами ряд кондоминантных группировок, которые можно выделить в особые кондоминантные формации. Как уже указывалось на примере кедрово-лиственничных лесов и некоторых групп ассоциаций ельников, эти кондоминантные группировки имеют, несомненно, производный характер, возникли в результате лесных пожаров и являются стадиями возврата к исходным материнским монодоминантным для данной формы рельефа климакс-группировкам. Касаться их вновь мы не будем так же, как исключим все молодые производные лиственничники, возникшие в результате недавних лесных пожаров, а рассмотрим лишь коренные (точнее относительно-устойчиво-производные) и длительно-временные группировки. Все они распадаются на следующие классы ассоциаций:

1) заболоченные лиственничники с осоками и сфагновыми мхами в покрове (заболоченные лиственничники);

2) горные лиственничники каменистых склонов с багульником и рододендроном (горные лиственничники);

3) высокогорные лиственничники вблизи границы леса (высокогорные лиственничники);

4) приморские лиственничники по песчаным дюнам морского берега (приморские лиственничники).

Можно было бы выделить еще один класс ассоциаций лиственничников: лиственничники пойм рек и ключей с богатым травяным покровом (пойменные лиственничники). Однако, ценозы этих лиственничников встречаются в районе крайне редко (только вблизи моря ≈ р. Бея, низовье р. Туньши) и очень небольшими участками (фрагменты ассоциаций), притом еще изуродованными систематическим воздействием лесных палов. Эти обстоятельства затруднили их изучение, и мы ограничимся лишь упоминанием и указанием, что они несколько напоминают ⌠поемные лиственничники≈inundolariceta■ В. Б. Сочава (60).

Заболоченные лиственничники с осоками и сфагновыми мхами в покрове
(Заболоченные лиственничники ≈ Lariceta caricoso-sphagnosa)

Сюда относятся все ассоциации лиственничных лесов, несущие те или иные черты мезо- или олиготрофной заболоченности. Степень заболоченности и ее направление (прогрессирующее заболачивание или, наоборот, разболачивание) роли не играют и служат лишь основаниями для разбивки класса на группы ассоциаций. Со стороны состава растительности от лиственничников этого класса требуется, кроме доминирования в древостое лиственницы, участие в составе нижних ярусов болотных осок, вроде Carex limosa, С. Меyeriana, С. loliacea, С. globularis, и сфагновых мхов (Sphagnum Russovii, S. acutifolium, S. subsecundum и др.). В нашем районе сюда относятся лиственничные леса, растущие на речных незаливаемых террасах в нижнем и среднем течении рек и в котловинообразных расширениях долин их вблизи верховий, а также по окраинам заторфованных озерных впадин плотинных горных озер. Не исключена возможность, что они будут найдены и на пологих склонах и вершинах базальтового плато в верховьях pp. Белимбэ и Такемы.

Заболоченные лиственничники в районе распадаются на следующие группы ассоциаций:

1) заболоченные лиственничники с покровом из сфагновых мхов≈ ⌠лиственничная марь■ (Lariceta sphagnosa);

2) заболоченные лиственничники с покровом из багульника (Lariceta ledoso-sphagnosa);

3) заболоченные лиственничники с покровом из папоротника осмунды (Lariceta osmundosa);

4) лиственничники с багульником и гипновыми мхами (Lariceta ledoso-hylocomiosa).

Заболоченные лиственничники с покровом из сфагнов
(⌠Лиственничная марь■ ≈ Lariceta sphagnosa)

Наблюдались нами всего несколько раз ≈ в устье р. Санхобэ (бухта Терней), в среднем течении р. Такемы вблизи устья р. Такунжи и в верховьях р. Такунжи. Известно, что ценозы этой группы ассоциаций имеются также в устье р. Такемы и в бухте Пластун.

⌠Лиственничная марь■ в бухте Терней расположена в долине р. Санхобэ вблизи устья ее притока р. Бей, на месте или древней заторфованной старицы последней, или древней морской лагуны обеих рек. Вверх по течению р. Бей ⌠марь■ постепенно переходит в заросли припойменной растительности, а вниз по течению граничит с осоково-пушицевым болотом.

⌠Лиственничная марь■ в среднем течении р. Такемы расположена на возвышенной (12≈15м) террасе, и, видимо, образование ее отчасти связано с заболачиванием грунтовыми водами. По составу растительности и ее характеру она отличается от ⌠мари■ в бухте Терней, но описания ее мы не имеем (в момент посещения она была охвачена лесным пожаром). ⌠Мари■ в верховьях р. Такунжи (устье р. Селенцы и вверх по ней) представлены несколькими мелкими участками, образовавшимися по заболоченным блюдцеобразным понижениям на возвышенных речных террасах. В одних случаях эти участки возникли в результате зарастания древних стариц реки, а в других ≈ прогрессивного заболачивания описанных выше сфагновых корейских ельников или кочковатых пихтово-еловых лесов.

⌠Марь■ в устье р. Такемы и в бухте Пластун, вероятно, во многом похожа на Тернейскую ⌠марь■. Приведем описание последней.

20/IX 1935 г.

Географическое положение: бухта Терней, долина р. Санхобэ, вблизи устья р. Беи.

Топографическое положение: заболоченная терраса между левым берегом р. Беи и коренным берегом долины. Площадь мари около 10 га.

Микрорельеф: многочисленные кочки и бугры, образованные сфагнами.

Древесный ярус: редкие стволы лиственницы (Larix maritima) со следами ожогов пожарами. Стволы искривленные, суковатые, отмирающие, кроны разорванные и верхушки их ориентированы с СЗ на ЮВ; высота ≈ 6-8 м, диаметр ≈ 20-25 см, возраст около 120≈ 150 лет, бонитет V. Попадаются пни срубленных деревьев.

Возобновление отсутствует из-за систематических, почти ежегодных, палов.

Подлесок высотой 0,5≈1,0 м покрывает 0,6 площади; сор. 1: Vaccinium uliginosum; sp.-gr.: Betula ovalifolia, Salix repens.

Ярус трав и полукустарников покрывает всю поверхность участка, двухъярусный; 1 ярус, высотой 40≈50см, sp.: Calamagrostis neglecta, Carex lasiocarpa (gr.), C. Meyeriana, Sanguisorba parviflora, Pedicularis grandiflora; II ярус, высотой 10≈20 см, сор. 2: Ledum palustre; sp.: Equisetum heleocharis, Carex sp., Rubus chamaemorus, Cornus suecica; sol.: Myrica tomentosa, Salix myrtilloides.

Моховой покров сплошной, мощный, переходящий вниз в торфяник. Господствуют сфагны: Sphagnum recurvum var. amblyophyllum, S. imbricatum, S. magellanicum, S. acutifolium, среди которых попадаются подушки Dicranum fragilifolium, Pleurozium Schreberi и очень редко Funaria hygrometrica.

По участку обильны следы лесных палов и рубки лиственницы. Видимо, раньше, до воздействия этих факторов, лиственницы было значительно больше, сейчас же это фактически торфяное болото с лиственницей, а не лесной ценоз.
 
Заболоченные лиственничники с покровом из багульника
(Lariceta ledoso-sphagnosa)

Нами встречались как на месте древних речных стариц, так и на заболоченных блюдцеобразных понижениях на террасах рек. Обычно занимают небольшие площади (2≈5 га). Характеризуются:

1) густым древостоем лиственницы с редкой примесью других пород, обычно располагающихся во втором ярусе; производительность III бонитета;

2) в ярусе трав и полукустарников явно доминирует Ledum hypoleucum, к которому примешаны, нередко в значительном количестве, осоки (Carex globularis, особенно) и Equisetum silvaticum;

3) моховой покров разорванный, угнетенный, из гипновых мхов и подушек сфагнов.

Повидимому, группировки подобного типа указаны В. М. Савичем для сев. Сихотэ-Алиня под названием ⌠слабо заболачиваемых лиственничных рощ горных долин и пологих склонов (Laricetum sphagnoledosum)■, а Б. А. Ивашкевичем для ⌠лесов охотского комплекса■ под названием ⌠листвяки с елью по горным террасам■.

Из ассоциаций, выделенных В. Б. Сочава для лиственничников Буреинского хребта, к нашим наиболее близок его ⌠багульниковый лес с гипнами ≈ Ledosilaricetum hypnosum■, а также ⌠береговой лиственничник с багульником ≈ Ledosilaricetum riparium■.

1/IX 1935 г.

Географическое положение: р. Сица, 43-й км, окрестности ⌠кислого солонца■ 1).

Топографическое положение: дно древней старицы р. Сицы вблизи правого коренного берега долины.

Микрорельеф: довольно много крупных кочек, образованных переплетенными корневищами багульника и осоками.

Древесный полог двухъярусен; состав по ярусам:
 
10 лиственница, ед. кедр
5 лиственница, 2 ель аянская, 1 пихта, 1 кедр, 1 береза манчжурская
ср. высота 23/14 м; ср. диам. 45/20 см; возраст 240/100(240) лет; полнота 0,3; сомкнутость крон (0,5/0,0); бонитет III.

Возобновление: подрост сильно угнетенный, редкий, всех пород древесного полога, кроме лиственницы. Самосев редкий.

Подлесок: един. Alnus hirsuta и Rhododendron mucronulatum. Ярус трав и полукустарников покрывает всю поверхность, soc.: Ledum hypoleucum; cop. 2: Carex globularis; cop. 1-gr.: Equisetum silvaticum; sp.: Calamagrostis Langsdorffii, Carex sp., Dryopteris thelypteris, Ledum palustre; sol. Osmunda cinnamomea, Cornus canadensis. Около обнажений черного вязкого ила растут Carex rhynchophysa, С. limosa, Lycopus Maackianus.



1) ⌠Солонцами■ местное охотничье население именует кормовые угодья, где копытный зверь находит необходимые ему минеральные соли или в виде насыщенного ими и гумусовыми кислотами ила торфяно-осоковых болот, обнажающегося в ⌠окнах■ (⌠кислые солонцы■), или в виде выходов особой горной породы (туфы кварц-порфиров), дающей при выветривании и разложении грунтовыми водами и водами горных ключей серую маслянистую вязкую глину (⌠минеральные солонцы■). Последние известны для района в окрестностях Шандуйских озер (см. 76).

 

Моховой покров разорванный, угнетенный, преобладают гипновые мхи: Pleurozium Schreberi, Ptilium crista castrensis, Dicranum flagellare, Hypnum plicatulum, среди которых разбросаны подушки Sphagnum acutifolium и S. Girgensohnii; изредка Aulacomnium palustre. На ветвях и стволах деревьев довольно обычны лишайники. В корнях вырванных ветром стволов лиственницы попадается галька.

Рис. 16. ⌠Кислый солонец■ на 43 километре в долине р. Сицы.
(Фото автора)

В сторону коренного берега ценоз переходит в горный лиственничник с багульником, в сторону русла ≈ в кедровник через узкую полосу кедрово-лиственничного леса.

 
Заболоченные лиственничники с покровом из папоротника и осмунды
(Lariceta osmundosa)

Обычно представлен ценозами, тянущимися узкой полосой вдоль окраины осоково-сфагновых и сфагновых болот, а также лиственничных марей со стороны коренных берегов долины. Встречается в районе редко. Характерные особенности ценозов этой группы:

1) примесь к древостою лиственницы других пород, образующих слабо выраженный второй ярус; типично присутствие Alnus hirsuta; производительность III бонитета;

2) явное господство в ярусе трав Osmunda cinnamomea, иногда в смеси с Dryopteris thelypteris; остальные виды растений редки;

3) моховой покров разорванный, развит неравномерно, составлен как из гипнов, так и из сфагнов.

Об ассоциациях этой группы упоминает В. М. Савич, описывая ⌠лиственничный лес с покровом из осмунды (Laricetum osmundosum)■ по окраинам лиственничных марей в Нижнеамурской низменности. У Б. А. Ивашкевича они описаны под названием ⌠долинного листвяка с папоротником■. В Буреинском хребте, судя по данным В. Б. Сочава, эти лиственничники отсутствуют, но известны для басссейна р. Горин (очень редки и встречаются в виде фрагментов) и для Советского Сахалина (бассейн р. Тыми), где они занимают довольно крупные площади.

1/IX 1935 г.

Географическое положение: р. Сица, 43-й км, окрестности ⌠солонца■.

Топографическое положение: см. предыдущее описание; описываемый ценоз является буфером между последним и осоково-сфагновым болотом с ⌠окнами■.

Микрорельеф неровный, стволы лиственниц и их корни приподняты на высоту до 0,5 м над уровнем почвы.

Древесный полог двухъярусный, состав:
 
10 лиственница, ед. кедр, ель аянская, пихта
Тонкомерн. ели и пихты, Alnus hirsuta, береза манчж. 
ср. высота 20/10 м; ср. диам. 50/10 см; возраст 200-240/50(150) лет; полнота 0,5; сомкнутость крон (0,6/0,1) 0,6; бонитет III.

Возобновление: подрост очень редкий, угнетенный; составлен преимущественно елью аянской и меньше пихтой, лиственницы почти нет.

Подлесок очень редкий, из единичных стволиков Acer ukurunduense, Rhododendron mucronulatum и Sorbus sambucifolia.

Ярус трав и полукустарников резко двухъярусен, покрывает всю поверхность; I ярус, высотой 50≈80 см; soc.: Osmunda cinnamomea; cop. 1: Dryopteris thelypteris; sol.: Phragmites communis, Clintonia udensis. II ярус, высотой 10≈30см, sp.: Ledum palustre, L. hypoleucum, Carex globularis, C. loliacea, Majanthemum bifolium, Cornus canadensis, Sanguisorba parviflora и др.

Наземный моховой покров развит хорошо, но покрывает почву не сплошь ≈ отсутствует под особо пышно развитыми группами осмунды. Составлен преимущественно гипновыми мхами, среди которых разбросаны иногда значительные по размерам подушки сфагнов. Здесь зарегистрированы: Pleurozium Schreberi, Dicranum flagellare, Dicranodontium denudatum, Climacium japonicum (gr.), Webera nutans, Aulacomnium palustre, Mnium punctatum var. elatum, М. orthorrhynchium, Breidleria pratensis, Bazzania trilobata, Hypnum plicatulum (на гниющей древесине), Sphagnum acutifolium, S. Girgensohnii, Calligeron stramineum. На стволах и ветвях лиственницы и других пород обильны разнообразные лишайники.

Аналогичные, отличные лишь в деталях группировки наблюдались нами по окраинам Тернейской ⌠мари■, заторфованных озерных впадин в системе Шандуйских озер и в некоторых других местах (pp. Такунжа и Такема).

Остается описать последнюю группу ассоциаций этого класса, являющуюся переходной от заболоченных лиственничников к ельникам или кедровникам (в зависимости от вертикального пояса растительности) речных долин. Ее переходное положение ведет к тому, что признаки заболоченных лиственничников в ней нередко подавляются признаками, сменяющих ее ассоциаций кедра или ели.

Лиственничники с багульником и гипновыми мхами в покрове
(Lariceta ledoso-hylocomiosa)

Описаны нами дважды из бассейна р. Такунжи, где ценозы этой группы служили переходом от заболоченных лиственничников с багульником (Lariceta ledoso-sphagnosa) к кедрово-лиственничным лесам с гипновыми мхами (близки к долинным кедровым борам ≈ K.-Cembreta hylocomiosa). Приведем одно описание.

23/V 1934 г.

Географическое положение: верх. р. Такунжи, устье кл. Селенца. Топографическое положение: окраина понижения с ухудшенным дренажем на возвышенной речной террасе.

Древесный полог резко двухъярусен; состав:
 
8 лиственница, 2 кедр, ед. ель аянская
6 кедр, 2 ель аянская, 2 пихта, ед. лиственница
ср. высота 24/12 м; ср. диам. 30/10 см; возраст 200/80(160) лет; полнота 0,5; сомкнутость крон (0,6/0,4) 0,8; бонитет III.

Возобновление: подрост многочисленный, образует местами густые группы исключительно из кедра, ели и пихты, при преобладании последней. Самосев также обилен.

Подлесок почти отсутствует, sol.: Acer ukurunduense, A. tegmentosum, Rhododendron mucronulatum, Sorbus sambucifolia.

Ярус трав и полукустарников не сомкнут (покрытие 0,6), двухъярусен; I ярус, высотой 30≈50 см, сор.1: Ledum hypoleucum (gr.) sp.: Calamagrostis Langsdorffii; II ярус, высотой 10≈20 см; sp.: Carex xhyphium, С. globularis (gr.), Cornus canadensis, Majanthemum bifolium, Linnaea borealis, Oxalis acetosella; sol. : Dryopteris amurensis, Polypodium virginianum, Spiraea betulifolia и др.

Моховой покров покрывает едва 0,4 площади, концентрируясь преимущественно вблизи стволов деревьев; sp.: Hylocomium proliferum, Pleurozium Schreberi; sp.-gr.: Sphagnum Girgensohnii; sol.: Ptilium crista castrensis, Sphagnum sp. и др. Мощность мохового покрова, несмотря на угнетение, равна 10≈20 см. Эпифитные лишайники и мхи развиты слабо.

Подобные группировки встречаются в районе, особенно в северной части, довольно часто; они являются буфером между долинными кедровниками или ельниками и лиственничными лесами по северным склонам, спускающимися к долинам или находящимися в долинах на месте древних стариц. Приведенное описание как раз характеризует последний случай.

Описанные 4 группы ассоциаций заболоченных лиственничников не исчерпывают всего их разнообразия. Однако, нехарактерность самого процесса заболачивания для нашего района с его мощной гидрографической сетью и пересеченным рельефом мало благоприятствует их полному выявлению. Чаще заболоченные лиственничники района представлены крайне малыми по величине участками, фрагментами ассоциаций, на которых трудно отделить типичное от частного. Поэтому несколько затруднительно решать вопрос и о их происхождении, а также генетических связях и путях дальнейшего развития.

Для части заболоченных лиственничников надо считать бесспорным образование их на месте древних речных русел-стариц, затянутых, после отчленения от главного русла, сначала ковром лесной водно-болотной растительности во главе с Carex rhynchophysa, а затем сфагново-осоковыми мезотрофными болотами (Sphagnum centrale + S. recurvum≈Carex limosa + C. Meyeriana). По мере нарастания мощности осоково-сфагнового торфа на них надвигалась с краев лиственница, постепенно покрывая всю поверхность бывшего водоема. Подобным же образом шло и идет зарастание водоемов Шандуйских горных озер, описанное нами отдельно (76). В таких случаях господствующей ассоциацией оказывается лиственничник из группы Lariceta ledoso-sphagnosa. В дальнейшем, видимо, процесс развития их идет двояко ≈ в сторону разболачивания и перехода лиственничника через ассоциацию группы Lariceta ledoso-hylocomiosa в кедровник или ельник, или в сторону прогрессирующего увеличения мощности сфагнового торфа и перехода в ⌠лиственничную марь■. Первый путь наблюдается более часто, второй ≈ реже, но остается неясным, какие моменты определяют их выбор. Таким образом, для тех заболоченных лиственничников, которые развиваются на месте заболоченных водоемов, можно дать следующую предварительную схему генетических связей.

Водоем
 к
 
Водно-болотная растительность (преобладание Carex rhynchophysa)
 
 к
Мезотрофное осоково-сфагновое болото
 
 но
 
 
Lariceta ledoso-sphagnosa                                                                                                                 Lariceta osmundosa
 
                                                         к     о                    к Lariceta sphagnosa                    Lariceta ledoso-hylocomiosa  
 
                                                         к                о Sphagneta                                                                                                     K.-Cembreta или Piceeta

 

Среди заболоченных лиственничников имеются во всех группах ассоциации, для которых топографическое положение их ценозов не дает права считать их развившимися в результате заболачивания водоемов. Такова ⌠марь■ по р. Такеме вблизи устья р. Такунжи, таков ряд ценозов из группы Lariceta ledoso-hylocomiosa, наблюдавшийся в басс. р. Такемы и р. Белимбэ (р. Ильмо, р. Такунжа, кл. Мартельев, кл. Пенясов); вопрос о характере их заболачивания, способе происхождения, путях развития и вероятном будущем остается открытым. Возможно, некоторые из них возникли в результате прогрессировавшего заболачивания описанных выше пихтово-еловых лесов со сфагнумом и осоками (Piceeta caricosa) и сфагновых корейских ельников (К.-Piceeta sphagnosa).

Горные лиственничники каменистых склонов с багульником и рододендроном
(Горные лиственничники ≈ Lariceta montana)

Наиболее широко распространенный класс лиственничных лесов района, встречающийся во всех вертикальных поясах растительности, кроме высокогорных, где он сменяется близким к нему классом высокогорных лиственничников. Его ценозы могут быть встречены на склонах всех крутизн и экспозиций; однако, они всегда отдают предпочтение склонам, почти лишенным почвенного покрова, вследствие сильной каменистости (россыпи). Кроме того, их местообитания всегда находятся под прямым или косвенным воздействием зимних северных ветров, определяющих своим характером весь экоклимат местообитаний (наиболее холодные участки в пределах того или иного вертикального пояса).

Характерные черты строения:

1) низкополнотность и низкая производительность их ценозов; бонитет редко бывает выше IV;

2) господство в подлеске рододендрона (Rhododendron mucronulatum);

3) обязательное присутствие в ярусе трав и полукустарников багульника подбелого (Ledum hypoleucum), в большинстве случаев являющегося доминантом яруса;

4) мощное развитие наземных мхов или лишайников, в большинстве случаев подавляющих развитие цветковых растений (исключая багульник).

Степень и характер влияния, оказываемого на ценозы горных лиственничников зимними суровыми ветрами (прямой удар для склонов С и СЗ румбов, скольжение для В и 3, косвенное влияние на южных склонах при заполнении холодным воздухом узких долин, открытых к северу, и т. д.),а также крутизна и степень каменистости склона и высотное положение участка обусловливают различия в характере ассоциаций горных лиственничников. Сложность и многообразие всех этих факторов, встречающихся в различных сочетаниях, ведут к большому многообразию горных лиственничников и трудностям расчленения их на группы ассоциаций.

Нами выделяются здесь следующие группы:

1) горные лиственничники по склонам северных экспозиций с багульником и покровом из гипновых мхов (горные мшистые лиственничники ≈ Lariceta montana ledoso-hylocomiosa);

2) горные лиственничники по склонам южных экспозиций с лишайниками (горные лишайниковые лиственничники ≈ Lariceta lichenosa);

3) горные лиственничники пологих склонов с разнотравьем и брусникой ≈ Lariceta herboso-vacciniosa);

4) горные лиственничники южных склонов с дубом (горные лиственничники с дубом ≈ Lariceta quercosa).

Кроме ⌠горнолиственничного приморского леса с серебристым багульником (Laricetum hypoleuco-ledosum■ (54), приведенного для северного Сихотэ-Алиня, в литературе нет описаний группировок, аналогичных нашим горным лиственничникам. Возможно, ⌠листвяк по горным склонам■ (22) также можно считать близким к ним, но описание его, даваемое Ивашкевичем, настолько неполно, что это допустимо только как предположение. С ассоциациями лиственницы с Буреинского хребта (60) наши лиственничники, видимо, имеют мало общего.

Горные лиственничники с багульником и покровом из гипновых мхов, по склонам северных экспозиций
(Lariceta montana ledoso-hylocomiosa)

Очень крупное объединение ассоциаций, вероятно, более крупное, чем группа ассоциаций. Однако, разбить его на ряд более мелких при рекогносцировочном обследовании затруднительно, вследствие сравнительно большой однородности состава и строения всех входящих в его состав ценозов, отличающихся исключительно степенью участия того или иного вида в составе яруса трав и полукустарников, производительностью и таксационными элементами древостоя. Кроме того, нередко разнородные ценозы этой группы встречаются рядом, на одних и тех же формах рельефа, будучи связаны постепенными переходами, тогда как внешне совершенно идентичные могут быть найдены в разнородных условиях местообитания. Таким образом, и рельеф не дает оснований для дробления на более мелкие и естественные группы ассоциаций. Все это еще осложняется возможностью нахождения ценозов этой группы в различных вертикальных поясах (нами они наблюдались в пределах: пояс кедровников ≈ пояс ельников) и образованием, в связи с этим, различных высотно-эколого-замещающих ассоциаций.

Ценозы горных лиственничников-зеленомошников расположены по склонам северной экспозиции, находящимся под прямым ударом зимних северных ветров (ветробойные склоны). Крутизна склона роли не играет, но чаще они встречаются на склонах более 20≈25°.

Объединяющими признаками горных лиственничников с гипновыми мхами служат:

1) хорошее развитие в ярусе трав и полукустарников багульника (Ledum hypoleucum), а в подлеске присутствие рододендрона (Rhododendron mucronulatum);

2) мощный (но не всегда сплошной) покров из гипновых мхов с примесью Sphagnum Girgensohnii.

Чтобы показать однообразие и в то же время различия ассоциаций горных лиственничников-зеленомошников, приведем три описания их ценозов, принадлежащих к разных ассоциациям.

Прежде всего рассмотрим ассоциацию горных лиственничников-зеленомошников крутых ветробойных склонов по каменистой россыпи, а чтобы одновременно показать характер высотной изменчивости этого класса ассоциаций лиственничников приведем параллельно два описания из разных вертикальных поясов растительности, относящихся к двум высотно-эколого-замещающим ассоциациям.

1) 19/VIII 1935 г.

2) 10/IX 1935 г.

Географическое положение: 1) р. Сица, верховья кл. Захаровского, склоны г. Шишкина; 2) р. Сица, верх. кл. Белобородова, склоны г. Снежной.

Топографическое положение: 1) крутой (25°) сев. склон на высоте около 600 м н. у. м., затянутая мхами россыпь среди кедрово-елового леса; 2) крутой (30°) сев. склон на высоте около 1000 м н. у. м., затянутая мхом россыпь среди высокогорного мшистого ельника.

Микрорельеф: 1) бугристый, от выступающих затянутых мхом глыб камней; 2) то же.

Древесный полог: 1) имеется слабо выраженный второй ярус; состав:
 
10 лиственница, ед. ель, кедр, береза каменная
9 пихта, 1 ель, ед. кедр
ср. выс. 21/16 м; ср. диам. 40/20 см; возраст 300/120(300) лет; полнота 0,4; сомкнутость крон (0,5/0,3) 0,6; бонитет IV; 2) одноярусен; состав: 9 лиственница, 1 ель аянская, ед. пихта; ср. выс. ≈ 14 м; ср. диам. ≈ 30 см, возраст 200 (300) лет; полнота 0,3; сомкнутость крон 0,5; бонитет V. Стволы почти все фаутны, много суховершинных, искривленных, все косослойны.

Возобновление: 1) подрост редкий, здоровый, исключительно ель и пихта, самосев редок; 2) подрост редкий, больной, исключительно одна ель, самосев отсутствует.

Подлесок: 1) сомкнутость полога 0,3; sp.: Rhododendron mucronulatum; sol.: Acer ukurunduense, Sorbus sambucifolia; 2) отсутствует.

Ярус трав и полукустарников: 1) покрывает 0,8 площади, двухъярусен; I ярус, высотой 30≈40 см, сор. 3: Ledum hypoleucum; sp.: Calamagrostis Langsdorffii; II ярус, высотой 10 см; sp.: Lycopodium annotinum, Cornus canadensis, Vaccinium vitis idaea; 2) сплошной покров из Ledum hypoleucum, других растений нет; высота 40 см.

Наземный моховой покров: 1) покрывает всю поверхность, преобладают Hylocomium proliferm и Pleurozium Schreberi, к которым примешаны (sp.) Ptilium crista castrensis, Dicranum fuscescens, Sphagnum Girgensohnii (gr.), Rhytidium rugosum; мощность покрова около 20 см; 2) покрывает всю поверхность россыпи слоем до 40 см; сор.2: Sphagnum Girgensohnii; sp.-gr.: Hylocomium proliferum, Pleurozium Schreberi, Bazzania trilobata, Rhytidium rugosum. В обоих ценозах на хвойных масса лишайников (Usnea sp., Alectoria sp. и др.).

На основании этих двух описаний и наблюдений в природе можно считать, что высотная изменчивость ассоциаций лиственницы из рассматриваемой группы по мере поднятия над уровнем моря идет по линии: 1) ухудшения роста стволов лиственницы, уменьшения полноты и снижения производительности ценозов и общего упрощения строения; 2) исчезновения из ценоза всех нехарактерных лиственничникам растений (кедр, пихта, Lycopodium annotinum, Cornus canadensis) за счет развития Ledum hypoleucum; 3) мощного развития ярусов мхов, при усилении роли Sphagnum Girgensohnii.

Третье описание приведем для ассоциаций горных лиственничников с моховым покровом пологих склонов вблизи дна тальвега узких горных ключей, долины которых открыты на север.

24/Х 1933 г.

Географическое положение: р. Белимбэ, кл. Октябрьский.

Топографическое положение: пологий и средней крутизны северный склон, постепенно переходящий в долинку ключика (приток кл. Октябрьского), открытую северным ветрам.

Микрорельеф: попадаются бугры от затянутых мхом глыб камней.

Древесный полог двухъярусен, состав:
 
8 лиственница, 1 ель аянская + кедр
6 пихта, 2 ель, 1 кедр, лиственница
ср. высота≈ 24/14 м; ср. диам. 40/20 см; возраст 240/160(240) лет; полнота 0,5; сомкнутость крон (0,6/0,3) 0,7; бонитет IV.

Возобновление: подрост обильный, здоровый, местами образуются трудно проходимые заросли. Доминирует пихта, реже попадаются кедр и ель, совершенно отсутствует лиственница.

Подлесок: сомкнутость ≈0,4; сор.3: Rhododendron mucronulatum; sp.-gr.: Alnus fruticosa; sol.: Acer ukurunduense, Sorbus sambucifolia.

Ярус трав и полукустарников покрывает всю поверхность ценоза; сор. 2: Ledum hypoleucum, Cornus canadensis; cop. -gr.: Calamagrostis Langsdorffii; sp.: Majanthemum bifolium, Vaccinium vitis idaea, Carex sp. и др.

Наземный моховой покров развит плохо (0,5), хотя отмершие стебли мхов покрывают почти всю поверхность почвы слоем до 5≈8 см. Отмечены Hylocomium proliferum, Pleurozium Schreberi, Ptilium crista castrensis, подушки Sphagnum Girgensohnii.

Вверх по долине ценоз постепенно переходит в мшистый кедрово-еловый лес.

Горные лиственничники с лишайниками, по склонам южных экспозиций
(Горные лишайниковые лиственничники ≈ Lariceta lichenosa)

Встречаются значительно реже предыдущих горных лиственничников и преимущественно в ближайших к морю частях района (пояса дубняков и кедровников). Особенно хорошо они развиты в басс. р. Сисягоу (приток р. Санхобэ). Приурочены к крутым (более 20°) склонам Ю, ЮВ и ЮЗ экспозиций, очень редко встречаются, однако, и на северных. Поверхность yчacткoв, занятых ими, представляет сплошные крупно-каменистые россыпи, совершенно лишенные сомкнутого почвенного покрова. Особенности этой группы ассоциаций определяются, помимо косвенного влияния суровых северных ветров, также сильной солнечной инсоляцией, кладущей, на растительность отпечаток ксерофитности.

Со стороны состава и строения характеризуются:

1) низкополнотностью (0,4≈0,3) и низкой производительностью (V бонитет) древостоя, представленного почти одной лиственницей (редкая примесь дуба и березы);

2) в редком подлеске чаще один Rhododendron mucronulatum;

3) отсутствием сомкнутого яруса трав и полукустарников;

4) почти полным отсутствием мхов (только под камнями и у оснований стволов) при обилии лишайников, представленных разнообразными видами, причем преобладают листоватые и корковые формы.

Как и предыдущая группа ассоциаций, довольно разнообразна по характеру слагающих ее ассоциаций, отличаясь степенью развития и составом нижних ярусов, особенно лишайникового покрова. Приведем одно описание.

7/VIII 1933 г.

Географическое положение: басс. р. Санхобэ, вершина р. Сисягоу.

Топографическое положение: крутой юго-зап. склон, у вершины сопки.

Микрорельеф: сплошная россыпь.

Древесный полог: лиственница с единичной примесью Betula manshurica и Betula Ermani; ср. высота 12м, ср.диам. 20 см, возраст около 200 лет; полнота 0,3; бонитет Va.

Возобновление редкое, но здоровое; преимущественно лиственница и редко береза.

Подлесок редкий, с преобладанием Rhododendron mucronulatum, sol.: Alnus fruticosa, Acer ukurunduense; un.: Pinus pumila.

Ярус трав и полукустарников почти отсутствует; sol.: Dryoptheris fragrans, Polypodium virginianum, Phegopteris Linnaeana, Selaginella sp. sp., Carex koreana, Festuca ovina, Calamagrostis Langsdorffii, Silene Olgae, Pedicularis manshurica, Sedum sp., Cotyledon malacophylla, Artemisia sp., Ledum hypoleucum (gr.), Vaccinium vitis idaea и др.

Наземный покров представлен одними лишайниками, покрывающими всю россыпь. Преобладают корковые и листоватые формы, редки кустистые (Cladonia sylvatica, С. rangiferina).

Довольно близка к лишайниковым горным лиственничникам следующая группа.

Горные лиственничники с дубом, по южным склонам
(Lariceta quercosa)

Приурочены также к южным крутым склонам, однако, в отличие от предыдущих, имеют более или менее связный почвенный покров.

Эти лиственничники характеризуются:

1) значительной примесью к древостою дуба и других лиственных;

2) довольно хорошо развитым подлеском;

3) слабо развитым ярусом трав, составленным из ряда характерных для дубняков растений;

4) довольно редким ярусом мхов и лишайников. Могут быть встречены во всех поясах растительности в пределах высотных границ дуба (до 800 м н. у. м.), но в поясе дубняков.

1/VI 1934 г.

Географическое положение: басс. р. Такемы, р. Секунжа, склоны г. Сухой.

Топографическое положение: крутой (более 30°) каменистый склон южной экспозиции на высоте около 650 м н. у. м.

Древесный полог двухъярусен; состав:
 
10 лиственница
8 дуб, 2 кедр, ед. береза белая, клен мелклистн.
ср. высота 16/8 м; ср. диаметр 30/20 см; возраст 200/100(200) лет; полнота 0,6; сомкнутость крон (0,4/0,4) 0,7; бонитет IV-V.

Возобновление: в подросте доминирует поросль дуба; кедр, клен и особенно лиственница редки. Самосев незаметен.

Подлесок покрывает кронами 0,4 площади; господствует (sp.)Tilia amurensis, из стадии подроста неспособная выйти в древесный ярус; так же част Rhododendron mucronulatum; sol.: Spiraea media.

Ярус трав и полукустарников редкий (0,3); sp.-gr.: Vaccinium vitis idaea, Carex lanceolata; sol.: Iris uniflora, Melampyrum sp., Plectranthus excisus, Festuca sp., какие-то злаки (листья), Ledum hypoleucum (gr.), Dryopteris fragrans.

Наземный покров редкий (0,3) и составлен мхами и лишайниками. Из первых отмечены: Hylocomium proliferum, Pleurozium Schreberi, Myuroclada concinna (особенно обычна), Dicranum sp.; из лишайников преобладают листоватые и корковые формы по камням.

Ценоз связан рядом переходов, с одной стороны, с кедровниками с примесью дуба (K.-Cembreta quercosa), а с другой≈с лишайниковыми горными лиственничниками.

Горные лиственничники с разнотравьем и брусникой, по пологим склонам
(Lariceta herboso-vacciniosa)

Наблюдались нами всего один раз в верховьях р. Сисягоу, вблизи вершины г. Коембэ (высота около 600 м н. у. м.). Своеобразный характер требует выделения их в особую группу ассоциаций.

8/VIII 1936 г.

Географическое положение: басс. р. Санхобэ, верх. р. Сисягоу. Топографическое положение: пологий (5≈7°) сев.-западный склон на водоразделе рек Сисягоу и Коембэ, вблизи вершины г. Коембэ.

Древесный полог одноярусен; состав: 10 лиственница, ед. береза каменная, б. манчжурская, дуб; ср. высота 20 м, ср. диам. 30 см, возраст около 120 лет; полнота 0,6; сомкнутость крон 0,8; бонитет IV. Стволы лиственницы ≈ стройные, хорошо очищенные от сучьев, здоровые.

Возобновление: подрост отсутствует, в редком самосеве лиственница и береза манчжурская.

Подлесок сомкнутостью 0,3; sp.: Rhododendron mucronulatum; sol.: Alnus fruticosa, Lonicera edulis, L. Maximoviczii.

Ярус трав покрывает всю поверхность, двухъярусен. I ярус, высотой до 50 см, сор. 1: Calamagrostis Langsdorffii, Ledum decumbens; sp.: Pteridium aquilinum, Polygonum luxurians; sol.: Clintonia udensis, Convallaria majalis, Dianthus superbus, Angelica Maximoviczii, Polemonium coeruleum, Geranium sp., Adenopora sublata, Artemisia sp. и др.; II ярус, высотой 10≈20 см, soc.: Vaccinium vitis idaea; sp.: Cornus canadensis; sol.: Dryopteris phegopteris, Majanthemum bifolium и др.

Наземный моховой покров разорванный ≈ различной величины пятна Hylocomium proliferum, Pleurozium Schreberi, Dicranum sp., Polytrichum sp. и др. Эпифитных лишайников и мхов почти нет.

Ценоз незаметно переходил, с одной стороны, в сходный по строению нижних ярусов дубняк, а с другой ≈ в крупно-каменистую россыпь с единичной лиственницей по ней.

Каково происхождение горных лиственничников? Представляют ли они коренные или производные ассоциации? Из просмотра всех приведенных описаний и характеристик групп ассоциаций можно заключить, что все горные лиственничники являются производными ассоциациями, развившимися на месте ценозов других формаций, и должны в дальнейшем перейти в них. Возникли они как результат лесных пожаров, обнаживших материнскую горную породу и создавших, таким образом, голые крупно-каменистые россыпи.

Время образования россыпей в результате лесных пожаров и возникновения большей части горных лиственничников, видимо, должно определяться минимум 2≈3 столетиями, так как возраст стволов лиственницы в них определяется этими и даже большими цифрами. Процесс проникновения других хвойных пород и вытеснения ими лиственницы шел и идет крайне медленно, вследствие неблагоприятных условий среды в горных лиственничниках, что и дает основание рассматривать их как длительно-временные или даже относительно-устойчиво-производные группировки.

Однако, неизбежность вытеснения лиственницы другими хвойными породами, главным образом, пихтой и елью, не требует доказательств и определяется хотя бы отсутствием большей частью в составе возобновления в их ценозах лиственницы, обилием подроста других пород и незначительностью участков, занятых горными лиственничниками, всегда окруженными другими формациями.

Конечно, не все ассоциации горных лиственничников района возникли одновременно, и не для всех них одинаковы условия возникновения и характер процесса развития. Повидимому, в то время как горные лиственничники северных экспозиций возникли на месте ельников, кедрово-еловых лесов или психромезофильных и мезофильных кедровников, горные лиственничники южных склонов связаны с ксеромезофильными кедровниками и дубняками. Далее, вероятно, три последних группы горных лиственничников моложе по времени возникновения горных мшистых лиственничников, а в лице последних мы, видимо, наблюдаем последние стадии существования горных лиственничников перед вытеснением их ассоциациями других хвойных пород.

Последнее положение, однако, не в полной мере приложимо к горным лиственничникам, расположенным в пределах пояса дубняков и отчасти кедровников среди обширных гарей последнего времени. Здесь, ввиду отсутствия больших массивов хвойных пород ≈ конкурентов лиственницы и неблагонадежности их возобновления, горным лиственничникам обеспечено бесконечно-долгое существование, и смена лиственницы на кедр или темнохвойные породы мало вероятна.

Высокогорные лиственничники вблизи верхней границы леса
(Lariceta altomontana)

Развиты в районе слабо и встречаются преимущественно в его северной части. А. И. Куренцов (38) констатировал их присутствие на перевале из системы р. Иман в верховья р. Туньши, а нами они наблюдались на г. Лысой (1100 м н.у. м.), г. Сухой (около 1100 м) и в верховьях р. Белимбэ. Судя по сообщениям охотников, они хорошо развиты также в верховьях р. Такемы. Южнее пункта, указанного А. И. Куренцовым, в нашем районе они не встречаются и, например, на хр. Поднебесном и на гг. Марс и Снежная их нет.

Располагаются ценозы высокогорных лиственничников у верхней границы леса, входя в состав растительности пояса высокогорных пихтово-еловых и каменно-березовых лесов; для поселения выбирают крутые и пологие, сильно каменистые склоны, открытые суровым зимним северным ветрам. Они характеризуются:

1) почти абсолютным господством лиственницы в древостое, низкой полнотой и производительностью не выше V бонитета;

2) преобладанием в составе растений нижних ярусов высокогорных видов, вроде Pinus pumila, Bergenia pacifica и др.

В составе высокогорных лиственничников нами выделены две группы ассоциаций, хотя число их этим не исчерпывается.

Высокогорные лиственничники с подлеском из кедрового стланца
(Lariceta pumilae-pinosa)

Наиболее типичная группа ассоциаций для высокогорного пояса лесов всех горных хребтов Дальнего Востока. Для северного Сихотэ-Алиня ее ассоциации описаны В. М. Савичем (54) под названием лиственничного высокогорного леса с подлеском из кедрового стланника и Б. А. Ивашкевичем (22) для области ⌠лесов охотского комплекса■ под названием ⌠подгольцового листвяка с кедровым стланником■. Для хр. Дуссе-Алинь она описана Б. Б. Сочава (60) под названием ⌠горного лиственничка с подлеском из кедрового стланца ≈ Montano-laricetum pinosum pumilae■. Нами подобный лиственничник наблюдался лишь один раз на г. Лысой (водораздел pp. Белимбэ и Туньши), и А. И. Куренцовым в верховьях р. Туньши.

2/Х 1935 г.

Географическое положение: р. Туньша, окрестности Шандуйских горных озер, вершина г. Лысой.

Топографическое положение: пологий склон у вершины горы на границе с поясом кедрового стланника.

Микрорельеф: сплошная крупно-каменистая россыпь.

Рис. 17. Высокогорный лиственничник с кедровым стланцем (Laricetum pumilae-pinosum) у вершины г. Лысой.
(Фото автора)

Древесный полог одноярусный; состав: 10 лиственница + отдельные стволы ели аянской и пихты; высота 10 м, диаметр 20 см, возраст 120 (160) лет, полнота 0,4, сомкнутость крон 0,6, бонитет V. Стволы изогнутые с искривленными, частью флагообразными кронами.

Возобновление: подрост редкий и угнетенный, одна лиственница.

Подлесок: сомкнутостью 0,8; soc.: Pinus pumila (высота до 1,5 м); сор.1: Alnus fruticosa (высота до 3 м); sp.: Rhododendron dahuricum; sol: Juniperus sibirica.

Ярус трав и полукустарников сомкнутостью до 0,7, высотой 10≈ 40 см; сор. 3: Vaccinium vitis idaea; cop. 1-gr.: Ledum decumbens, Bergenia pacifica; sp.: Calamagrostis Langsdorffii, Carex sp.

Наземный моховой покров покрывает едва 0,4 площади, будучи угнетен ярусом подлеска и трав. Составлен как мхами (Pleurozium Schreberi, Rhytidium rugosum), так и лишайниками (Cladonia rangiferina, C. silvatica, Cetraria sp. и др.). На ветвях лиственницы довольно много Usnea sp.

Ценоз протягивается узкой полосой (100≈200 м) между мшистым высокогорным ельником и зарослями кедрового стланца.

Высокогорные лиственничники с покровом из бадана
(Lariceta bergeniosa)

Был встречен нами также всего один раз в верховьях р. Белимбэ на г. Конус (вблизи устья кл. Золотого) на высоте около 1000 м.

1/XI 1933 г.

Географическое положение указано выше.

Топографическое положение: крутой (35°) каменистый северный склон в верховьях ключа вблизи вершины горы (в пределах пояса высокогорных ельников), ⌠ветробой■.

Микрорельеф: крупно-каменистая россыпь, затянутая мхом.

Древесный полог одноярусный; состав: 10 лиственница, высота 8 м, диаметр 20 см, возраст 200 лет, полнота 0,5; бонитет Va.

Возобновление отсутствует.

Подлесок редкий (0,3); sp.: Rhododendron dahuricum, Alnus fruticosa.

Ярус трав и полукустарников покрывает всю поверхность ценоза; сор. 3: Bergenia pacifica; cop. 2: Ledum hypoleucum, Vaccinium vitis idaea (под багульником); sp.: Calamagrostis Langsdorffii.

Наземный моховой покров почти сплошной (0,8), его нет лишь в густых зарослях бадана; одни гипновые мхи: Hylocomium proliferum, Ptilium crista castrensis, Rhytidium rugosum, Dicranum sp. и др. и подушки Sphagnum Girgensohnii. Лишайников почти нет.

Ассоциации высокогорных лиственничников следует рассматривать как коренные.

Приморские лиственничники по песчаным валам морского берега
(Lariceta maritima)

Для нашего района являются также коренным классом лиственничников. В настоящее время в районе в относительно мало измененном виде их ценозы сохранились только в устье р. Санхобэ, на острове, образованном ею и протокой р. Беи (бухта Терней). Остатки же аналогичных лиственничников, но не тождественных, наблюдались нами вблизи устья р. Найны (южнее м. Белкина) и при устье р. Тахобэ. Все они расположены на песчаных морских валах, вытянутых вдоль моря. Валы несколько напоминают собой морские дюны, и каждый из них отмечает прошлое положение морского берега, отступавшего в результате, вероятно, заполнения мелководной бухты речными наносами. Ближе к черте морского прибоя мы наблюдаем 1≈2 песчаных вала, еще не заросших лиственницей, а занятых зарослями Rosa rugosa по их склонам и вершинам и солонцеватыми болотцами с Juncus Haenkei, Carex Gmelini, Heleocharis sp., Glaux maritima, Potentilla anserina и др. в понижениях.
 
Все наблюдавшиеся приморские лиственничники характеризовались:

1) оригинальной, чрезвычайно уродливой формой ствола лиственницы; стволы низкие (4≈7 м), коленчато-изогнутые, нередко раздваивающиеся и даже многоглавые, начиная с высоты 1,5≈2,0 м от почвы; некоторые стволы кустятся от самого основания (до 8 стволов из одного гнезда), создавая впечатление поросли; кроны≈зонтикообразные, изорванные, нередко флагообразные, начинаются с высоты 1,0≈1,5 м от земли, нижние ветви наиболее длинные и нередко стелятся по земле;

2) крайне низкой производительностью (не выше Va бонитета);

3) господством в составе нижних ярусов ксерофильных злаков (Festuca из цикла ovina, Koeleria ascoldensis) и лишайников, при обилии и растений морского берега.

Из литературы описания хоть сколько-нибудь похожих ассоциаций лиственницы нам неизвестны, хотя не исключена возможность, что аналогичные ассоциации могут быть обнаружены на побережье Японского и Охотского морей.

Пока в класс приморских лиственничников входит одна ассоциация, описание которой и приводим.

Приморский лиственничник с покровом из ксерофильных злаков
(Laricetum festucosum)

5/VIII 1933 г.

Географическое положение: бухта Терней, остров в устье р. Санхобэ.

Топографическое положение: вершина и склоны песчаного вала (шириной 40≈60 м, длиной 300≈400 м), вытянутого вдоль морского берега. Отделен слегка заболоченными понижениями (относительная глубина их около 2 м) от таких же валов как в сторону материка, так и моря.

Микрорельф слегка бугристый; бугры овальной формы с большой осью, перпендикулярной линии морского берега.

Почва почти отсутствует, лишь у дернин злаков и на плоских участках микрорельефа (понижения между буграми) наблюдается скопление мелкозема.

Древесный полог представлен единичными стволами лиственницы (Larix maritima), разбросанными по всему участку при сомкнутости крон не более 0,4. Попадаются стволы березы манчжурской и дуба. Высота 6≈7 м, диаметр 16≈18 см, возраст 150 лет, полнота 0,3, бонитет Vб.

Возобновление: подрост редкий и чахлый. Чаще всего осина и береза, реже лиственница и дуб. Самосев также редкий ≈ лиственница, осина, дуб.

Подлесок: единичные экземпляры Rhododenron mucronulatum, Rosa rugosa и Lonicera edulis.

Ярус трав совершенно не сомкнут. По всей поверхности ценоза разбросаны отдельно экземпляры, группы и дернины растений; sp.: Festuca pseudosulcata; sp.-gr.: Koeleria ascoldensis, Rumex acetosa, Polygonatum humile; sol.: Agrostis Trinii, Juncus Haenkei, Dianthus chinensis, Cotyledon spinosa, Potentilla chinensis, Glaux maritima, Melampyrum setosum, Linaria japonica, Vaccinium vitis idaea, Galium verum, Artemisia laciniata; un.: Carex lanceolata, C. Gmelinii.

Мхи редки (один Polytrichum sp.); значительно чаще кустистые лишайники (Cladonia silvatica и некоторые другие), образующие заметные группы по вершинам бугров микрорельефа. Стволы и ветви лиственниц густо одеты лишайниками и мхами (Leucodon pendulus?).

На описываемой площади попадаются пни срубленных лиственниц и заметны следы выпаса скота. На ближайшем к морю песчаном валу располагается более молодой ценоз этой ассоциации, отличающийся большей сомкнутостью древостоя (0,8) и менее разнообразным травяным покровом с преобладанием (сор.1) Festuca pseudosulcata,≈в остальном они схожи. Наоборот, в сторону материка, на соседнем валу, еще более редкий и старый ценоз.

По направлению от описанного участка к берегу моря можно наблюдать все стадии возникновения указанной ассоциации. Не разбирая их подробно, дадим схему.

1. Отдельные экземпляры Lactuca repens, Mertensia maritima и аналогичных литторальных растений вблизи черты морского прибоя.
 

к

2. Заросли Rosa rugosa по вершинам валов, с Polygonatum humile, Lygusticum scoticum, Carex macrocephala и др.
 

к

3. Молодой высокополнотный Laricetum festucosum.
 

к

4. Старый редкостойный Laricetum festucosum (см. приведенное описание).
 

к

5. Редкий дубняк с единичными лиственницами. Эта группировка настолько видоизменена деятельностью человека (рубка), что ее первоначальный девственный облик не поддается восстановлению.

Хозяйственное значение формации лиственничных лесов в южной части Тернейского района крайне незначительно и сводится преимущественно к функциям водоохранного и почвозащитного характера. Сравнительно небольшие площади, занятые лиственничниками, их разбросанность и малая доступность исключают экономическую целесообразность крупных лесозаготовок лиственницы; вблизи поселков она изредка заготовляется на дрова местным населением.

Бедность лиственничников кормовыми растениями ведет к тому, что состав их зооценоза также крайне беден, и, кажется, лишь один сеноставец-пищуха (Ochotona hyperborea) выбирает своей излюбленной стацией в поясе ельников горные мшистые лиственничники. Лишь заболоченные лиственничники имеют некоторый охотничье-промысловый интерес, поскольку с массивами их могут быть связаны ⌠кислые солонцы■, привлекающие копытного зверя.

Мы рассмотрели формации хвойных пород района. Теперь перейдем к формациям, доминантами которых являются лиственные породы.