Е.Н. Смирнов.
 
"100 встреч с тигром".

Спасем амурских тигров!

Легко сказать. Но как сделать? Кто это может сделать?
Лично я убежден, что это под силу только тем, кто живет рядом с тиграми. Только им. А, значит, жители таежных поселков в ответе за судьбу полосатых хищников.
К Вам я и обращаюсь. Глубокоуважаемые мною охотники, лесники и лесорубы, пасечники и заядлые рыболовы, учителя, врачи, пекари и продавцы, школьники и домохозяйки! Все, кто сроднился с тайгой и с рекой, с морем и с полем! Прошу Вас набраться терпения и прочесть этот далеко не блестящий, но выношенный долгими раздумьями у костров и у керосиновой лампы трактат о тигре, о полосатом, могучем хищнике, который никого не оставляет равнодушным.
Медведи, бурый и гималайский, рыси и росомахи, огромные секачи и рогачи, стройные косули, пятнистые олени и горалы - да мало ли всякого зверя в тайге, кого можно встретить, сфотографировать, полюбоваться или убить!? Есть среди них и очень редкие, например, мифические красные волки или росомаха на юге, а горалы - на севере. Но только судьба тигра вызвала такую бурю писем, совещаний, дискуссий и даже межправительственных актов-контрактов и соглашений.
Я  и сам не понимаю, чем это вызвано. Почему тигры, а не леопарды, количество которых в природе не превышает 30 особей? Наверное, потому, что амурский тигр - самая мощная и опасная для человека дикая кошка. Сколько трагедий, легенд, книжек связано с тигром, сколько стран и народов почитают этого хищника!
Давайте перелистаем основные сведения о тиграх.
 Распространение
Были времена, и не так давно, каких-то 100 лет назад, когда амурский тигр обитал от Кореи до Якутии и от Байкала до берегов Японского моря. Было и прошло. Сегодня на Корейском полуострове его нет, в Китае - не более 30 особей. Чтобы спасти их, китайцы построили тигриную ферму и разводят там тигров, как поросят. К одной кормящей самке подсовывают 2-3 выводка от других самок, которых убивают и делают из них "золотое" лекарство, чтобы на вырученные средства выкормить оставшихся зверей. Сейчас строят большую вольеру, где будут учить молодых тигров охоте на диких копытных, а потом небольшими группами выпускать в заповедники и в другие места, где тигры раньше обитали. Таков замысел. Задача это не простая, но вполне реальная. А пока в Китае, несмотря на смертную казнь за незаконное убийство тигра, число хищников продолжает уменьшаться.
Как обстоят дела с тиграми у нас в России?
В начале нашего века тигр был многочислен. Только убитых ежегодно насчитывали 50-80 особей (с 1900 по 1914). Естественно численность тигра стала падать и с 1915 г. он практически исчез на побережье Японского моря, сохранившись лишь в глухой тайге. Мясо, кости, шкура и даже усы хищника высоко ценились в китайской медицине и в 20-30-х годах стоимость добытого тигра достигала 800 -1000 руб., в то время как корову можно было приобрести за 40-80 руб.(Кучеренко,1973).
Как изучать тигра? Изучать жизнь тигра очень сложно. Попробуйте, дорогой читатель, перевоплотиться хоть ненадолго в зоолога, которому поручили заняться "проблемой   тигра". Итак, вы зоолог и составляете программу исследований. Что же делать? Весь бесснежный период (а в наших условиях это7-8 месяцев в году) в тайге не только тигра, но и следы его встретить не просто. Редкие следы, поскребы на грязном кусочке тропы, на песчаной косе возле реки или моря... и все.Зимой, конечно же, можно читать по "белой книге", она многое расскажет, но еще больше задаст загадок. Белая тропа хоть и раскрытая книга, но на развороте помещены сплошные ребусы. Почему тигр пошел по этой тропе, а не по той? Почему здесь так долго стоял, что высматривал? Сколько времени пролежал? И кто это: самец, самка, малыш? Твой знакомый, след которого ты уже отмечал в этих местах, или другой зверь?Некоторые опытные таежники, не один десяток лет осваивавшие таежную науку, довольно часто по следу тигра могут сказать, что это старый самец, что ему восемь лет, ходит он там-то, "отмечается" в таких-то местах и еще многое другое, но проверить эти сведения порой просто невозможно (поди узнай, восемь ему лет или десять).По размеру отпечатка лап, как по размеру обуви, тигров можно разбить на три группы: "молодежь", не старше полутора лет, ширина "пятки" (подошвенной мозоли) 5-8 сантиметров; взрослые самцы, ширина пятки 11-13 сантиметров (больше мы не встречали); все остальные тигры, с пяткой от 8 до 11 сантиметров, большую часть которых составляют взрослые самки и молодые особи, по всем параметрам не уступающие матери, но не готовые вести самостоятельный образ жизни, а тем более обзаводиться собственной семьей.Интересно заметить, что многие охотники отличают самку от самца по струе мочи, полагая, что у самца она направлена вперед по ходу движения зверя, а самка приседает (как у собак). Однако у тигров дело обстоит не совсем так. Достаточно понаблюдать, как метит территорию домашний кот: он подходит к столбу, углу забора, поворачивается к нему задом, поднимает "столбиком" хвост - и вот уже струйка мочи нанесена. Точно также поступают и кошка, и тигры. Мы неоднократно наблюдали "мочевые точки" на камнях, выступах скал, на наклоненных деревьях, где и самцы и самки тигров регулярно отмечались (специально сходили с тропы, чтобы "зарегистрироваться") на высоте 30-50 сантиметров от земли. Однако отличить по мочевым меткам самца от самки совсем непросто.Ходить по следам тигра тоже не сахар, ну, день-два еще туда-сюда, а если неделями, месяцами? А ежели через день-два выясняется, что уже не вы идете по тигриному следу, а он вас тропит? А тигр поступает так очень часто, почуяв навязчивого наблюдателя.И, наконец, самое главное - каждый тигр занимает огромный индивидуальный участок. Это его и только его территория, другие сородичи здесь прав не имеют. У самок, как правило, участки поменьше, чем у самцов, поскольку самцы посещают участки нескольких самок.Во всем этом еще много неясного, спорного, в чем и предстоит разобраться вам, занятому "проблемой тигра"Так что, дорогой читатель, беретесь вы за изучение этого загадочного зверя? Нет? Ну и правильно. Лучше дождаться учебника или популярной книжки, где все загадки будут с ответами.

Тигроведы

Лев Георгиевич Капланов

Если заглянуть немного назад, то, действительно, добровольцев изучения образа жизни полосатого хищника не было. Находились охотники убивать тигра, были бригады звероловов - тигрятников, но никто не взялся за серьезное исследование. Первым ученым, бесстрашно пустившимся по тигриной тропе, стал Лев Георгиевич Капланов. Он родился и вырос в Москве. С детства полюбил животных, а в кружке юных биологов зоопарка эта любовь закрепилась на всю жизнь. Капланов был прирожденным таежником-следопытом и, по словам известного зоолога А.Формозова: "В изучении таких животных, как лоси, олени, тигры, требующем от натуралиста исключительного напряжения сил, уменья и настойчивости, он нашел свое истинное призвание и, можно без преувеличения сказать, едва ли имел себе равных". В 1936 году Капланов уже сложившимся ученым приехал работать в Сихотэ-Алинский заповедник и всю свою дальнейшую жизнь отдал делу изучения и охраны животных Уссурийского края.За короткий промежуток времени Л.Капланов собрал огромный материал по млекопитающим Сихотэ-Алиня, который лишь частично опубликован после его трагической смерти (он был убит браконьерами в 1943 году) в книге "Тигр, изюбрь, лось" в 1948 году.В своих дневниках и статьях Л.Капланов первым рассказал об угрожающем положении с популяцией тигров на Дальнем Востоке, первым поднял вопрос в центральной печати о необходимости принятия неотложных мер по его спасению, первым предложил и проверил методику полевых исследований. Он писал, что во время первых экспедиций В.Арсеньева с1902 по 1910 год тигры встречались по обоим склонам горний страны в Южном, Среднем и Северном Сихотэ-Алине, по крайней мере до реки Самарги в приморской части и даже севернее.До 1914-1916 годов тигры встречались по восточным склонам в районе современной территории Сихотэ-Алинского заповедника до самого моря... Последний тигр, по его данным, в Тернее был убит в 1915 году. "С 1916 года тигры, как постоянные обитатели, совершенно исчезли на приморской стороне. Они лишь забредали в самые верховья речек, впадающих в Японское море, с западных склонов, где тигры сохранились до настоящего времени".Анализируя собранные за 1936-1941 годы материалы по тигру, Капланов приходит к выводу, что "общее поголовье тигров в указанной части Уссурийского края (заповедник и сопредельные территории - около 30 000 квадратных километров) - 12-14 особей...", причем тигры появились на восточных склонах, где они отсутствовали 20-25 лет и, по мнению Капланова,  это произошло благодаря заповедному режиму.

Валентин Дмитриевич Шамыкин

После Великой Отечественной войны коллега Капланова зоолог В.Шамыкин свел все имеющиеся в заповеднике материалы по млекопитающим в большой труд "Млекопитающие Сихотэ-Алинского государственного заповедника", который до настоящего времени является настольной книгой сотрудников заповедника. От работ Л.Капланова, В.Шамыкина, К.Абрамова, Г.Бромлея начинали все современные териологи заповедника.
В своем отчете В.Шамыкин писал: "К 1944 году популяция тигра Среднего Сихотэ-Алиня образовала мощный очаг расселения. С 1940 года самки тигра к этому времени выходили минимум по одному выводку, которые расселяясь по территории, во многих местах вышли за пределы заповедника. В течение лета 1944 года наблюдались массовые переходы зверей из Маньчжурии... В связи с этим в течение зимы 1944-45 годов отмечается учащение случаев встреч тигра охотниками, местными жителями, охраной заповедника... С этого времени учащаются и случаи добычи тигров".
Исключительно интересно пишет В.Шамыкин и о тех случаях, когда тигр встречает человека в своих охотничьих угодьях,  следует за ним и "выпроваживает". Складывается такое впечатление, будто тигр скрадывает исследователя... "Объектами подобных "охот" тигра неоднократно случалось быть мне лично и другим зоологам заповедника. Во время своих путешествий в зимний период 1944-45 года по реке Колумбе я находился под "наблюдением" тигра в течение четырех дней. Днем он следовал по пятам за мною, местами по лыжнице, местами параллельно моему ходу. Ночью же отлеживался неподалеку от моего бивака. Это повторялось изо дня в день. Пока я распутывал (по следам) его вчерашнее поведение, он в это время следовал за мною, что обнаружилось при обратном ходе к биваку. Таким образом, тигр не выпускал меня из круга своего внимания до тех пор, пока я не вышел за пределы его охотничьего района. Такое длительное преследование можно объяснить двояко: или это был голодный зверь, пытавшийся промыслить себе пропитание, или же это была окотившаяся самка, которая своим неотвязным дозором охраняла подступы к логову.
Подобные слежки отмечаются и летом. Как пример приведу случай, испытанный мною. Летом 1946 года, следуя через Сихотэ-Алинь в Тернейский отдел заповедника, я проходил через левую сеть притоков. Переход совпал с периодом массового развития кровососущих насекомых, поэтому зверь из этих мест откочевал в предгорья Сихотэ-Алиня и в гари, так что я остался единственным "представителем фауны", могущим удовлетворить голод крупного хищника. Намереваясь заночевать в одной из избушек, я замедлил и вынужден был следовать в совершенной темноте. Километрах в двух, не доходя до избушки, я обнаружил среди шороха и похрустывания веток, издаваемых мною, время от времени повторяющиеся шорохи и треск в стороне от меня. Эти посторонние звуки временами приближались ко мне, временами прекращались или уходили в сторону. Судя по силе треска сучьев и по шороху,  это был какой-то крупный зверь. Он следовал в стороне, параллельно моему ходу, временами приближаясь на расстояние 50 метров, а иногда и ближе... Такое поведение свойственно только тигру, ибо другие звери, установив присутствие человека, стараются немедленно уйти в сторону. Таким образом, распознав в сопровождавшем меня звере тигра,  я решил отпугнуть его от себя выстрелом из дробового ружья, зверь тяжело шарахнулся в сторону и на некоторое время покинул меня. Но это продолжалось недолго. Минут через десять он вновь привязался ко мне, и я опять был вынужден отогнать его выстрелом в воздух. Так повторялось несколько раз, пока зверь не отстал. Окончательно признав в "попутчике" тигра, я мобилизовал все свое внимание и осторожность, прислушиваясь к малейшему шороху и похрустыванию веток. И все же, несмотря на это, был застигнут им врасплох. Опередив меня, тигр залег на моем пути, и, подпустив на 5-6 метров к себе. прыгнул в мою сторону, но, по-видимому, из опасения сделал обычный, "тактический" промах... Изрядно перетрусив, я открыл ружейную канонаду. После чего немедленно развел костер и решил прекратить путь, не достигнув избушки каких-нибудь 800 метров. Несмотря на поднятый мною шум, огонь костра, тигр еще долго не покидал моего бивака. Он несколько раз обошел его, не смущаясь повторных выстрелов. Только после того, как я успел сварить себе ужин и вскипятить чай, тигр, наконец, оставил меня в покое. Напоследок он несколько раз рявкнул голосом, несколько напоминающим лязг топора при ударе в мерзлое дерево. Картина нападения стала особенно ясна утром... У старой валежины остался отпечаток лежки - примятая зелень. На илистой почве четко отпечатались следы, отображающие момент скрадывания и резкий прыжок, пересекающий мне путь. По моему мнению, это была та же окотившаяся самка и проходила она неподалеку от логова.
Характерно отметить, что при обычных слежках тигр ведет себя чрезвычайно осторожно и даже трусливо. Он почти никогда не обнаруживает себя и лишь в редких случаях обнаглевший зверь допускает попытки наброситься на человека, но делает это всегда очень трусливо, обычно промахивается в сторону, так что охотник успевает привести себя в боевую готовность или, во всяком случае, сделать несколько холостых выстрелов и отпугнуть зверя.
Все известные мне случаи добычи тигра в последнее время являются результатом выслеживания им охотника или его собак. Причем, присутствие его вблизи себя обнаруживает не охотник, а его собака, к которым тигр питает какую-то особенную ограниченную неприязнь.
Случаев гибели человека от нападения тигра за последнее время не отмечалось, но факты нападения или назойливых преследований имеют место:
- в конце зимы 1945 года в низовьях Та-Кемы смертельно раненый тигр набросился на тернейского охотника Колесника, подмял его под себя, но большого вреда не причинил, так как тут же сдох;
- в конце декабря 1945 года краснофлотец М.Куклин, охотясь на лесного зверя, в сумерках был настигнут тигром, который неоднократно пытался его скрасть. Из-за наступившей темноты Куклин опасался стрелять по зверю и отпугивал его холостыми выстрелами. Тигр покинул охотника только тогда, когда на выстрелы подошли товарищи.
Все известные случаи подобных слежек и попыток нападения тигров всегда заканчивались без особых трагедий".
Начиная с 40-х годов число тигров стало очень медленно, но неуклонно увеличиваться. Вначале 70-х годов их количество в Приморском крае перевалило за 100 (С.Кучеренко,1970; А.Юдаков, И.Николаев, 1972).

Анатолий Григорьевич Юдаков, Игорь Георгиевич Николаев

В конце шестидесятых годов нашлись сильные духом и телом служители науки, которые взялись сказать то самое новое, научно достоверное слово о царе зверей, - Толя Юдаков и Игорь Николаев.
Оба невысокого роста и коренастые, оба отчаянно смелые и выносливые и оба тихие и скромные. Они, как близнецы-братья - оба из далекой таежной Стойбы, приютившейся на берегу дикой и своенравной красавицы Селемджи, оба заядлые охотники с детства и даже оба спортсмены-разрядники по гимнастике, лыжам и стрельбе. У них и друзья детства были общие, потому что они не просто росли в одном поселке, но и в одной школе, за одной партой учились до десятого класса. Они и через много лет после того, так вышли из детства, в лаборатории зоологии позвоночных Биолого-почвенного института сидели за соседними столами, как бы одним голосом говорили, одними ушами слушали и одними глазами смотрели (смотри статью С. Кучеренко "Последний маршрут Юдакова" в журнале "Охота и охотничье хозяйство", 1976, ╧8).
Ребятами пройдено по тигриным следам около 2000 километров, собран огромный материал о жизни тигра, но снова... трагическая гибель одного из них прерывает эти важные исследования. Итогом этих исследований стала их книга "Экология амурского тигра", вышедшая в издательстве "Наука" в 1987 году.
Под руководством этих исследователей в 70-х годах по краю был проведен всеобщий учет полосатых хищников, который показал, что количество их возросло до 130 -134 особей.
К концу 80-х годов численность амурских тигров на юге Дальнего Востока выросла до 300-350 особей. А в 1992 г. только на таможне было конфисковано более 50 тигриных шкур. Перестройку, рыночную экономику и шоковую терапию тигры постигали "на собственной шкуре". Два года в тайге царил беспредел: убивали всех, кто летает, ползает и бегает. Кабарожья струя, медвежья желчь, панты и рога, пушнина и шкуры рекой потекли за рубеж. Охранять было некому: старые системы разрушены, новые не созданы. К настоящему моменту спрос на сырье упал, восстанавливаются структуры контроля и охраны, но численность животных намного сократилась.

Виктор Юдин, п.Гайворон, под Спасском."Пока маленький, можно и поиграть..."
 

Учеты тигров в заповеднике

Учет тигра - дело непростое, организация его на всей территории Приморского края, на юге Хабаровской и Амурской областей занимает много времени и требует больших материальных затрат. Значительно проще организовать учет на любой ограниченной стационарной площади, например на одной из охраняемых территорий.
Вот уже более 20 лет проводятся ежегодные учеты тигров в Лазовском и Сихотэ-Алинском заповедниках, результаты которых показывают, что численность этой кошки в заповедниках стабилизировалась в пределах 15-20 взрослых зверей (количество тигрят варьирует от 2 до 14) в Сихотэ-Алинском и 8-18 особей - в Лазовском, причем практически все тигры регулярно выходят за границы заповедников.
Ежегодные учеты тигра на охраняемых территориях позволяют судить о многолетних и кратковременных изменениях в численности, размещении и поведении этих хищников, а их результаты могут служить индикатором, сигналом возможных неожиданных или нежелательных изменений во всей популяции тигра на юге Дальнего Востока.
В нашем, Сихотэ-Алинском заповеднике планомерные и широкие учетные работы начались в 1971 году. Проложено 14 маршрутов по основным бассейнам рек и ключей общей протяженностью около 500 километров. 28 сотрудников одновременно уходят в тайгу по белой тропе с тем, чтобы пересчитать ее обитателей. Вот как это обычно происходит.
Еще задолго до назначенного срока всем нам известно, что предстоит учет диких животных по зимней тропе. Все исподволь готовятся к нему, зная, что маршрут будет сложным и трудным физически.
Строго говоря, учет тигра ведется в заповеднике постоянно, круглый год, а не только одним зимним маршрутом. К тигру отношение особое...
Все работники и посетители заповедника, независимо от ранга и возраста, обязательно обращают внимание, фиксируют встреченные следы этой огромной кошки. Их мудрено не заметить даже на голой земле, если вдруг твои глаза спотыкаются" об отпечаток лапы размером с чайное блюдце. И тогда появится в полевом дневнике запись: "Попутный след тигра, размер следа 14,5х16, пятка 12 сантиметров, шаг 70 сантиметров". Дата и место встречи. Это тоже учет, пусть и случайный, на отдельном отрезке.
  Летом, кроме факта присутствия зверя, пусть и определенно конкретного, встреченный след дает мало информации. Летний след тигра - это всего лишь два-три отпечатка лапы, определяющие ее размер, направление движения зверя и свежесть следа. Откуда пришел? Куда ушел? Что видел? "Книга тайги" захлопнута, и лишь выпавший из нее листок указывает на то, что написан он тигром. Хочется заглянуть на другую страничку, но...
К зимнему учету по белой тропе начинают готовиться заранее и серьезно. Распределены маршруты учета, определены составы групп, и, наконец, последний инструктаж...
Учетом охвачена большая часть территории заповедника, учетчики выходят в один день. И, надевая лыжи, еще в серой мгле утренних сумерек ты знаешь, что в эти минуты становятся на лыжи все те, с кем ты еще вчера обсуждал, спорил, слушая инструктаж в управлении заповедника. Сейчас есть ты, напарник, рюкзак за плечами, полевой дневник под рукой и маршрут с "твоими" тиграми. В том, что следы тебе встретятся, что чистые пока страницы дневника будут заполнены к концу маршрута, ты не сомневаешься. И сознание этого радует и заставляет нетерпеливо поглядывать на напарника. Но он размеренно-неторопливо еще раз перевязывает крепления лыж, тщательно сворачивает и сует в карман случайный обрывок веревочки - пригодится, и ты сам после этого мысленно и собственным взглядом проверяешь, в очередной раз делаешь смотр взятым вещам. Основная забота - не забыл ли чего, что необходимо или невзначай пригодится. И невольно тянешься к другому обрывку тесемки, который ты накануне, не глядя, отбросил в сторону как никчемный. Пригодится.
- Ну, все?
- Двинули!
И вот легли под лыжи первые метры снежной целины, в глазах рябит от переливов разноцветья снежных блесток. Деревья словно обсыпаны инеем, а чаща кустарника одета сказочным бисером. На первых километрах маршрута пока еще не только свежи, но и в избытке силы, невольно замечаешь детали окружившей тебя тайги. Снова в очередной раз поражаешься ее неправдоподобной, сказочной красоте. Спустя какое-то время вдруг замечаешь, что воротник куртки и шапка оделись подстать тайге искрящимся в утреннем солнце убором инея, рюкзак стал чувствоваться на плечах. И именно в этот момент ты слышишь торжествующий голос напарника.
- Вот он!
И еще издали видишь глубокую борозду следа с рыхлыми краями развороченного снега. Остановка. Рюкзак с плеч, дневник в руки. На первой странице уже есть запись состояния погоды, дата, маршрут и первые встреченные следы: кабан, косуля, изюбрь, несколько белок и колонков. И вот, наконец, след того, которого ты ждал с особым нетерпением и даже с каким-то внутренним трепетом.
Прежде всего промеры следа, длина, ширина, размер пятки, шаг. Свежесть. Направление движения тигра четко различимо на глубоком свежем снегу. Теперь надо по следам тигра попытаться прочесть, откуда пришел, совершал переход или охотился, может, преследовал кого? И мы идем по его следу, но в обратном направлении, в пятку. И пусть ты совершенно уверен, что тигр очень чуток и осторожен, и все же где-то в тайниках сознания теплится надежда: ...а вдруг?
И хотя путь этот пройден нами не раз и все детали маршрута известны заранее, тем не менее стараешься проникнуть взглядом за каждый очередной поворот тропы.
Сегодня у нас один из самых коротких переходов, хотя и довольно трудный. Сказывается первый день и переполненные неулегшиеся рюкзаки. Поэтому десять километров маршрута мы принимаем за своеобразную репетицию предстоящего пути.
Вечером, уже в избушке, сверяем записи в полевых дневниках: количество следов белки, колонка, зайцев - беляка и маньчжурского. на льду реки норки и выдры, из копытных - кабана, изюбря и косули. Мало следов. Напарник успокаивает:
- Ничего, дальше веселее будет. Здесь березняк да редкий лиственничник, а вот начнутся кедрачи..
Я и сам знаю, что наиболее живая картина таежной жизни откроется в кедрачах, но все же остается ощущение чего-то упущенного, просмотренного тобой, какое-то чувство обманутости в том, что не встретил чуда. Все эти размышления аккуратно ложатся на страницы дневника вместе с твердым намерением сравнить по возвращении домой с результатами предыдущих походов
Утром после завтрака быстрые сборы - и мы снова на тропе. Чем порадует нас предстоящий день? Какое чудо нам приготовил? Неожиданности начались прямо сразу за порогом избушки. Едва мы вышли за первый поворот тропы, буквально наткнулись на свежий тигриный след. Тигр вышел с одного из притоков реки и спускался вниз по тропе, а не по льду реки. Здесь лед изобилует пустотами и промоинами, и поэтому тигр предпочел твердь тропы обманчивой глади льда. Почуяв близость человеческого жилья, он долго стоял у поворота тропы, даже лежал на снегу, затем свернул на лед и избушку обошел рекой. Пересек наш вчерашний след и ушел в сторону правобережного хребта.
Каково же было наше удивление, когда у самого подножья хребта мы обнаружили еще три тигриных следа разной свежести. Размеры отпечатков близки: 16х13, 15х12, 14х12 сантиметров. Разница, скорее всего, объясняется неодинаковой свежестью следов: более ранние подтаяли сильнее. Строенные следы вызвали впечатление тигриной тропы. Во всяком случае, здесь проходит постоянный маршрут, и тигр наверняка еще не однажды пройдет по нему. Обмениваемся мнениями о постоянстве маршрутов тигра и приходим к единодушному выводу о том, что ответы на все вопросы получим в управлении заповедника, когда там соберутся все участники учета и кто-нибудь наверняка зарегистрирует следы и "нашего" тигра. На то и учет, чтобы создать цельную картину передвижения и мест обитания каждого тигра в пределах заповедника. У нас лишь штрих, кусочек мозаики, которая дополняет общую картину.
Еще несколько километров маршрута не приносят ничего необычного: многочисленные следы белки, с которыми по количеству спорят следы изюбря. Но вот тропа пересекает очередной распадок и небольшой ключик, который глухо рокочет подо льдом. Прямо по льду ключа, вразброс, протянулись отпечатки следов крупного бурого медведя, затем след вышел на тропу и повел по ней.
- Вот и хорошо, теперь идти легче будет, он нам тропу промнет. И след свежий, почти не затвердевший. Хорошо бы до избушки дошел.
Идти стало действительно легче,  мы ускорили темп и поэтому чуть не проскочили выход на тропу следа тигра. Еще один тигр, и на этот раз попутный. Идет по свежему следу медведя! Сочетание этих следов всегда обещает что-то интересное. Случай улыбается нам и обещает реальную возможность встретиться с чудом! Это обещание превратилось в уверенность, когда, миновав очередной поворот тропы, мы подняли большой комок свойлоченной медвежьей шерсти, а через некоторое время - еще два таких же. Внимательно осмотрели, чуть ли не обнюхали снег на тропе - ничего даже напоминающего драку следы не указывали. Обычная борозда - следы двух огромных хищников - ровно тянулись среди кедров, повторяя все извивы тропы. Я невольно поймал себя на том, что к повороту тропы подхожу торопливо и в то же время настороженно, еще издалека прислушиваясь к ровному шуму ветра в кронах кедра. Если ухо уловит даже отдаленный рык или рев, то это не удивит, скорее, обрадует исполнением ожидания: "Наконец-то!" Но тропа разматывает свои повороты, а борозда следов тянется по глубокому снегу. Вот и резкий поворот тропы со склона хребта, вдоль которого мы шли, в пойму реки, к недалекой уже избушке. Нам нужно сворачивать и спускаться вниз вместе с тропой, а следы двух хозяев тайги уходят по склону к вершине соседнего распадка. Короткий перекур и столь же короткое совещание: "В избушку или за ними?"
Разумеется, за ними!
Налегке, без рюкзаков мы молча двинулись сквозь подрост и мелкий кустарник. Километра полтора гонки - ничего нового, кроме еще двух комков медвежьей шерсти. Почему тигр упорно идет по медвежьему следу, а медведь не чувствует преследования и, уж во всяком случае, не удирает? Эти вопросы не дают покоя и рождают новые варианты решений, и кажется, что единственно верное решение состоит в том, чтобы тропить, тропить и тропить эту пару. Предлагаю напарнику этот вариант и тут же отклоняю его. Хорошо бы, но... уже вечереет, а нам еще предстоит путь до избушки.
К избушке подходим уже при звездах. В темноте продолбил прорубь во льду, пока напарник разжигал печь и керосиновую лампу. После ужина обычный просмотр и сверка записей в полевых дневниках, и сон наваливается, как медведь. Утром разогрели на печке завтрак, привели помещение избушки в привычный порядок и двинулись тропой к подножию перевала через Сихотэ-Алинь. Подъем начал заметно ощущаться задолго до подножья хребта, еще в то время, когда тропа петляла вдоль русла ключа, сбегавшего со склона перевала. Не случайно этот перевал В. Арсеньев назвал перевалом Терпения.
- Интересно, почему мне ни разу не довелось видеть следов тигра на перевале? А ты видел когда-нибудь?
Оказалось, что и напарнику следы тигра на перевале не попадались, хотя проходил он здесь не один раз за десять лет.
- Это уже результат. Отсутствие следов говорит о...
- Подожди, не торопись с выводами. А вдруг вот как раз сегодня и встретим.
Нет, не встретили. Следы двух волков, одной росомахи, удачную охоту трех харз на кабаргу четко запечатлел снег еще на восточных склонах перевала. Те полускрытые ямки следов, которые мы поначалу готовы были принять за тигриные, при тщательном осмотре оказались старым следом медведя. Не увидели мы желанного следа и в ельниках западного макросклона Сихотэ-Алиня.
-А что ему здесь делать? Кабаргу ловить?
-Ну хорошо, пусть следы не постоянного обитания, а переходы из бассейна в бассейн?
-Не повезло нам на находку перехода.
-Не повезло.
Ну что ж, нам осталось пройти меньше того, что уже пройдено, рюкзаки стали значительно легче, мы втянулись в маршрут, и утром напарник впервые заговорил о доме... При мысли о возвращении несколько потускнело ожидание чуда", равнодушней стал взгляд вокруг...
А посмотреть было на что. Здесь, на западной стороне хребта. тайга неузнаваемо переменилась. Долины развернулись, забелели чистыми скатертями заснеженных марей, тропа вместо кедров обходила огромные, сплошь в белых покрывалах снега, словно задремавшие под ними елей. Участки ветровальных, вывороченных с корнем елей под снегом напоминали сказочные бастионы, замки снежной королевы или обиталище лешего. Река, сбегающая с западных склонов, в этом месте еще и сильно захламлена валежником, поэтому мы старались равнодушно смотреть на отдельные участки чистого без завалов льда и утешали себя тем, что после слияния этого притока с основной рекой мы пойдем по льду, как по асфальту.
Но сойти на лед нам пришлось раньше: на заснеженном льду с берега мы увидели след тигра... Он тоже спускался вниз, терпеливо обходил все завалы, и было это несколько дней назад. Во многих местах след был залит замерзшей наледью, по лункам его отпечатков уже набегали норка и соболь. Заяц-беляк рассмешил нас тем, что долго бежал, довольно аккуратно ступая в лунки тигриного следа в том же направлении.
-Прогонит ведь тигра-то...!
Тигр целеустремленно шел льдом реки к ее устью. Именно там заканчивался наш предпоследний дневной переход. Впрочем, он оказался и частично ночным. Тропой было бы быстрее, но тигр этого не понимал или не знал л заставил нас совершать акробатические трюки при переходах через заломы, и в избушку мы пришли опять по звездам.
Последний день по воле случая оказался наиболее интересным. Начали этот переход мы легко и быстро, двигаясь по тонкому слою снега на льду. Уже привычно отметили вчерашний след тигра и. не ожидая от него ничего нового, шли вдоль него рядом и громко делились впечатлениями об увиденном. Очередной поворот реки... и мы, словно споткнулись, остановились и завертели головами, великое множество тигриных следов... еще "горячие".
-Сколько же их?
-Это мы их спугнули. Своим разговором. И мы разбрелись по льду широкого плеса, согнувшись и внимательно глядя под ноги.
-Один. Два. Три. Три тигренка с тигрицей. Наверное, той самой, следом которой мы шли вчера. А вот тут... Иди-ка сюда!
У подножья крутой сопки в зарослях скрытого под снегом вейника место дневки тигриной семьи. Даже не дневки, а долгой стоянки, "базы" Снега нет, вытоптан и протаян, рядом белеет ободранной корой ствол ясеня. По плесу четко видны места лежек тигрят, кувырки, свалки. Местами ярко желтеют клочки тигриной шерсти.
-Смотри, сколько шерсти! На помазок для бритья хватит. Вот оно - чудо' Вот когда нам улыбнулся Господин Случай! А мы шли по реке и во весь голос рассуждали, размечтались о доме, орем на всю тайгу, даже тигры разбежались...
-Ну что ж, пойдем тропить?
-Давай "в пятку". Узнаем сначала, откуда они пришли, а уж затем, куда ушли.
Однако детально ответить на эти вопросы оказалось невозможно: у подножья сопки они провели не один день и наледи успели залить все старые следы на реке.
Вечером нас ждала машина, а через три часа мы были дома, в мире радио, электричества и чистых простыней...
Вот из таких полевых дневников, написанных, как правило, более лаконичным языком, складывается общее впечатление о зимнем состоянии животных в тайге. Одновременность выхода участников учета дает возможность по размерам, свежести и направлению следов определить примерное количество и в определенной степени половой и возрастной состав популяции тигров, распределение их по территории на этот промежуток времени Привлекая к обработке все имеющиеся по тигру карточки с описанием деталей встречи со следами жизнедеятельности этой кошки за весь год, анализируя их, научные сотрудники дают в итоге в ежегодной книге "Летописи природы" обзор состояния популяции тигра на территории заповедника и на сопредельных участках.
При внимательном просмотре книги "Летописи природы" с 1935 года, довольно отчетливо вырисовывается полувековая, напряженная, полная и обнадеживающих, и трагических событий история восстановления тигриных "поселений" в заповеднике. Грубо ее можно разбить на три периода.
1935-1951 годы - период организации и становления заповедника, прерванный войной. Площадь заповедника - 1 800 000 гектаров. Эта обширная территория, охраняемая от любого человеческого воздействия, помогла выстоять последним 30-40 тиграм на юге советского Дальнего Востока. И тигры не только выжили, но и заселили граничащие с заповедником территории. 1951-1965 годы - время тяжелых перестроек площади и границ заповедника. Первые десять лет площадь заповедника - всего 100 000 гектаров, на которых могут "уместиться" лишь 3-4 тигра... На остальной, бывшей заповедной территории началась усиленная эксплуатация природных ресурсов, в первую очередь вырубка лесов и соответственно резкое сокращение численности тигра. С 1963 по 1965 год тигры в заповеднике (уже на площади 310 000 гектаров) практически не обитали.
С 1966 года и по сегодняшний день - период освоения тигром заповедных и прилегающих к нему территорий. За эти годы число тигров в заповеднике выросло до 15-20 взрослых особей, количество тигрят ежегодно колеблется от 6 до 13.
Особенно заметен даже не рост количества тигров, а резкое увеличение следов их присутствия. В заповеднике стало много таких мест, где тигры регулярно ходят и отмечаются: тропы с поскребами, с деревьями-чесалками, почерневшими от почесываний и задиров кошек, медведей и кабанов, скальные обнажения с удобными нишами, где тигры устраивают свои логова и лежки.
Попадешь в такое тигриное место и на каждом шагу как бы ощущаешь, что тигр рядом, как будто вот сейчас за кустами, за деревом, за скалой увидишь эту величавую кошку...
Многие лесники и научные сотрудники уже не просто знают тигров в лицо, а изучили даже их маршруты и расписание, по которому они появляются возле кордона, избушки или на тропе.
Конечно, все это очень относительно, бывают и накладки, но факты, что на отрезке в три километра на тропе по ключу Серебряному почти в любое время года можно увидеть 10-12 поскребов тигра, что сплошь и рядом встречаются деревья с почерневшей корой от меток этого хищника, говорят об устойчивом характере пребывания тигра в лесах заповедника. Можно уверенно сказать, что сегодня тигр в заповеднике стал обычным фоновым видом, таким, как изюбрь, кабан, белка или соболь.

Встречи с тигром

Случайные встречи
Тигр - таежный хищник. По всей вероятности, в 90 случаях из 100 тигр начинает свой день с вопроса: " Что же поесть?" Пожалуй, другим хищникам решить это легче, поскольку медведь, например, хоть и хищник, но всеядный, он любит и орехи, и желуди, и ягоды, и муравьев, и корневища многих трав. Волка "ноги кормят", надо пробежать десять километров за оленем - пробежит. А тигр бегать долго не любит и не может, быстро устает. Добычу свою берет скрадыванием, хитростью, прекрасным знанием местности. По мнению некоторых зоологов, лишь одна-две из десяти затеянных им охот оканчивается успешно.
Поэтому тигр, как, пожалуй, никто из других крупных хищников, тщательно "устраивает" свой охотничий участок. У него своя система "транспортных коммуникаций"', где он знает каждый камень и каждый кустик. Есть у тигра излюбленный участок - "центральная база", где он проводи! большую часть времени. У самки есть укромный уголок - "роддом", где малыши проводят первые месяцы жизни. Чаще всего тигр пользуется постоянными тропами, которые проложены им по наиболее удобным маршрутам, на которых расположена целая сеть временных и постоянных убежищ, выбранных так, чтобы и от ветра, и от дождя была защита, и обзор был широким, и к солнышку удобно повернуто...
Весь свой участок, простирающийся на десятки километров, он регулярно обходит и подновляет метки: мочевые точки, поскребы, задиры на деревьях. Великолепное знание местности позволяет тигру быть хозяином положения в большинстве повседневных ситуаций, именно поэтому приближение человека, как правило, он слышит и видит первым. И первым принимает соответствующие меры предосторожности.
И все-таки бывают случаи, когда встреча его с человеком неожиданна для него. Может быть, он первым увидел человека, но отступать уже поздно, потому что через пару секунд они смотрят друг другу в глаза...

Июнь 1959. Шандуй. "Пошли мы места посмотреть. Идем - идем, смотрим - лежит лосенок на поляне, задранный, теплый еще... Задавлен явно тигром. Она нас учуяла и ушла, а потом смотрим - на поляну вышла. Метрах в 20-30 от нас. Видать даже глаза и усы. Смотрит на нас, мы - на нее. Ружья ни у кого нет. Не так-то быстро повернулась и пошла от нас. И мяса жалко, и нападать на человека не привыкла" (И.Самаркин).
О том, что тигры довольно спокойно отдают, оставляют свою жертву, нам неоднократно рассказывали охотники и лесники. Подобные случаи описаны у С.Кучеренко (1973) и у В.Животченко (1976), причем Кучеренко справедливо отмечает, что медведи в подобных ситуациях, как правило, ведут себя агрессивно.
Давайте перелистаем несколько дневников работников заповедника...

03.03.1973. Ключ Сахалинский. "Под высоченным отстоем, над которым кружилось с десяток воронов, у самого ключа увидели тигра. Он только-только свернул с ключа на берег в сторону отстоя и, увидев нас, замер. Между нами было не более 40 метров. Тигр стоял спокойно, глядя на нас. Когда мы стали поспешно отступать в глубь тайги задом, тигр развернулся на 180 градусов и в два прыжка скрылся в чаще (В.Соловьев, А.Черданцев).
31.10.1973.57-й километр. "Видел тигру. Так бы не увидел, если бы не рявкнула. Шапка соответственно поднялась вверх, зато оставшиеся до дома десять километров пролетел, как на крыльях" (И.Иванов).
10.02.1979. Река Курума. "Впереди шел Полещук, я за ним метрах в десяти. Полещук вышел на лед и вдруг увидел трех тигров, которые шли навстречу. Он испугался и стал пятиться назад. В этот момент подошел я. Тигры, заметив нас, метнулись на правый берег реки. Впереди тигрица, за ней, как бы нехотя, тигрята. Размеры следов: 13х11, пятка 8 сантиметров, тигрята - 10х9, пятка 6 сантиметров" (В.Щербонос).
28.06.1979. Благодатное.  "На дорогу вышел тигр в десяти метрах от меня и смотрел вверх по дороге вслед уходящему рабочему, который шел впереди меня метрах в ста. Потом тигр резко повернулся в мою сторону и лег на дорогу... Я выстрелил из карабина вверх, тигр спрыгнул с дороги и пошел шагом в сторону Озерного ключа. Зверь высотой 70-80 сантиметров, длина хвоста метра полтора. Цвет грязно-желтый, под цвет глины на дороге" (Н. Бурмистров).

Но, пожалуй, самыми замечательными из случайных встреч были следующие.

29.05.1977. Ясный. "Исключительным этот весенний день стал благодаря одной из тех радостных встреч, которые происходят лишь раз в жизни и запоминаются поэтому на всю жизнь. В этот день я впервые за 12 лет работы в заповеднике увидел тигра в природе. Произошло это давно желанное событие совершенно неожиданно и необычно.
В конце дня я вышел из кордона и направился по делу на соседнюю пасеку. Дело было довольно срочное, и поэтому я быстрым шагом шел по тропе вдоль берега реки, почти не обращая внимания на окружение, к тому же эта тропа, как и все окрестности кордона, была мне знакома до мелочей. Я знал, что, поднявшись на пригорок, выйду на редину в дубняке, и по ней можно будет идти быстрее. Вот и редина, поросшая дубняком и молодыми стройными кедрушками. Поворот тропы, еще поворот, изгиб ее... Тропа огибает огромный полусгнивший ствол березы, у комля которой словно зеленый невысокий шатер, растет густая кедрушка. Я  с ходу перешагнул валежину и остановился, как вкопанный, словно наткнувшись на что-то... Прямо передо мной, в 2-3 метрах, тоже внезапно остановился... тигр!
Он тоже не ожидал встречи, поэтому мы оба замерли на полушаге, с расставленными, как при ходьбе, ногами, словно привязанные взглядами друг к другу - глаза в глаза... Тигр, не опуская и не отводя взгляда, медленно опустился на брюхо. Лег, подтянул под себя лапу. Голова была у самых ног, даже казалось, что она лежит на лапах, но он слегка и плавно поводит головой вверх, вниз, словно старается получше рассмотреть меня...
Первое, самое первое впечатление от встречи довольно и без моего "сопровождающего" пройти непросто. Непроизвольно взглянул наверх: близко ли нижние сучья? И остановился за стволом. Тигр сделал очередной переход и тоже остановился. Выставил свою огромную, несколько пригнутую к земле голову из-за комля. "Вижу! Вижу я тебя, уходи!" - своему голосу я изо всех сил старался придать как можно больше спокойствия и властности. Очень боялся обнаружить свой страх (вот когда он появился), который, я в этом уверен, станет понятен и зверю. После окрика тигр плавно, как будто под его ногами лед вместо земли, перешел за другое дерево.
"Вижу! Вижу я тебя! Иди ты..."- и на этот раз я указал ему точный адрес, куда идти... Не менее десятка кругов сделал он вокруг меня и все одинаково осторожно, от дерева к дереву, после регулярных моих понуканий. Но вот, кажется, что-то изменялось в его поведении: он уходит. Во всяком случае я вижу, как удаляется его спина.
"Наконец-то. Давно бы так... Но что же это? Не ушел он никуда, вон он лежит около куста рододендрона". На мой голос не реагирует, не встает и не уходит. "А куда же мне?"
Но едва я отвел взгляд от зверя, как тут же потерял его из виду. "Вон там он лежал... И сейчас продолжает лежать там же!" Эта способность оставаться незамеченным на открытом месте настолько поразила меня, что заглушила на некоторое время даже страх перед лежащим недалеко от меня тигром. Решил еще раз отвести от него взгляд - та же картина: достаточно на мгновение отвести взгляд от зверя, и уже приходится с напряжением, как на детской загадочной картинке, отыскивать его на слежавшихся желтых листьях. "Насколько сливается! Достаточно просто лечь под куст... Но что это? Он уже не под кустом, а впереди его..." И тут только я заметил, что у неподвижно лежащего тигра шкура на лопатках переливается осторожными волнами... "Он ползет!!!" Вот в этот момент в меня хлынул страх... До этого во мне преобладало чувство уверенности в том, что все обойдется благополучно, и я буду гордиться, рассказывая о встрече с тигром один на один в тайге. Эта уверенность подкреплялась всем моим предыдущим опытом таежных походов и встреч практически со всеми обитателями приморской тайги, рассказами коллег-таежников. Но этот тигр, который ползет в мою сторону, ломал мои устоявшиеся понятия об отношении зверя к человеку...
Отбросив всякую медлительность и плавность движений, я, судорожно хватаясь за ствол, полез к вершине: лишь бы скорее, лишь бы успеть добраться до первых сучьев! Ухватился за сук, подтянулся и встал на него коленями. Затем посмотрел вниз - слава богу, достаточно неопределенное. Мои ноги отреагировали скорее сознания, но в гамме чувств страха не было. Удивление, недоверие собственным глазам - а тигр ли это?! Надо же! После вихря мыслей в сознании все настойчивее давало знать о себе благоразумие. Я, не отводя взгляда от узких, словно спросонья прищуренных глаз зверя, осторожно нашарил рукой ствол дерева на краю тропы. И так же осторожно, стараясь не делать резких движений, отошел за него, потом еще за одно и остановился. Медленно оттянул рукав энцефалитки и быстро взглянул на часы: четыре минуты восьмого. "Обойду его стороной и вернусь на кордон",- решил я. Соблюдая ту же неторопливость движений, отошел еще за одно дерево, другое... И тогда тигр встал и, словно копируя или пародируя мои движения, также медленно сделал несколько шагов по тропе, затем свернул с нее в мою сторону, зашел за дерево и остановился. Любопытная и характернейшая черта поведения зверя: он остановился, а точнее говоря, спрятался за стволом дуба и лишь голову выставил из-за ствола (он еще много ходил вокруг меня в тот час и ни разу не остановился на открытом месте).
Некоторое время мы смотрели один на другого из-за стволов, затем я, решив все же обойти зверя, начал медленно переходить от дерева к дереву. Тигр так же двинулся параллельно... "Что ему от меня нужно?"
Редина кончается. Дальше, я это отлично знал и не оглядываясь, начиналась непролазная чаща переплетений орешника, жасмина и густого подроста, в котором высоко... Я  удобно устроился в тройной развилке, почувствовав опору для рук и своего духа.
А тигр уже под моим деревом. Лежит и не сводит с меня взгляда... И прогнать нечем. И почему я на этот раз ружье не взял? И от кордона отошел всего ничего... А там люди, лесники с карабинами. И я во все горло, во всю силу, на которую был способен, закричал в сторону кордона:"3а-ра-пин! Зарапин!"
Тигр от моего крика как-то вздрогнул и слегка повернул голову туда, куда я кричал, - к кордону.
"Зарапин! Тигра! За-ра-пин!"
После, этим же вечером Зарапин говорил мне, что слышал мои крики, но даже мысли не допускал, что они относятся к нему и что это вопли о помощи. "Рыбаки под вечер выходного дня надрываются", - подумал он и спокойно стал ужинать.
Кричал я долго, пока не убедился, что бесполезно. "Меня не слышат из-за шума реки", - подумал я. - Что же я имею?" В карманах сигареты, спички, записная книжка, на поясе - нож. И все. А под деревом тигр... Чиркнул спичку и кинул ее вниз. Спичка погасла, не долетев до земли. Вторая тоже. Тогда я вырвал из блокнота двойной лист, смял его, поджег и кинул вниз, стараясь, чтобы он упал на тигра. Огненный комок прочертил дугу в воздухе и упал в метре от него. Я, чуть свесившись, смотрю, как горит бумага, на равнодушного к ней тигра. Вот уже от бумаги затлели и загорелись листья, прозрачный огонек пополз по сухой траве во все стороны. Тигр встал, медленным шагом отошел от огня на 10-12 метров и снова лег. А огонь уже набирает силу, над ним выросла струя дыма и потянулась вверх, к вершинам деревьев. Налетевший порыв ветра сломал струю и отнес в сторону тигра. И тогда он снова встал и ушел, скрылся в чаще кустарника.
А огонь весело набирает силу, все быстрее и шире расползается в стороны... "Здесь еще редина, лес чистый, а рядом кустарник, чаща... Ушел или не ушел тигр? Внизу горит, вокруг тайга заповедная..." Эти мысли с лихорадочностью пламени метались в сознании. Пожар лесной пострашнее тигра... И я съехал по стволу вниз и стал лихорадочно топтать ногами пламя. Потопал еще для верности по дымящимся листьям и быстро, от дерева к дереву, стал продвигаться к реке. Вышел на тропу, оглянулся во все четыре стороны и мгновенно съехал вниз к реке. Даже не поднимая голенища у болотных сапог, перебрел на противоположный берег и оглянулся.
Сейчас, вспоминая это, я нахожу открывшуюся мне картину наиболее красивой из всего, что я видел за последние 40 минут: на высоком береговом обрыве неподвижно застыл... тигр!
Эта картина и сейчас у меня перед глазами (вот так бы всегда с ним встречаться!), а в тот момент я торопился избавиться от нее и поскорее доскочить до кордона. Не замечая подводных камней, на которых скользил и спотыкался, я прямо по воде зашлепал вдоль берега. Выйти на береговой откос я не решился, чтобы не терять из вида надоевшего мне тигра. Он исчез в кустах, а через некоторое время появился на берегу снова, но уже впереди меня.
А кордон уже виден сквозь деревья.
"Зарапин! Генка! За-ра-пин!"
Зарапин в тапочках вышел на крыльцо, видит меня в речке и удивленно спрашивает:
-Кто вы такой? Что нужно?
Не узнал. Не узнал напарника, с которым проработал не один год, прошел не одну сотню километров по таежным тропам и расстался лишь час назад...
-Тащи карабин! Тигра вон!
Зарапин метнулся в дверь, тут же выскочил, на ходу загоняя патроны в магазин. Выстрел! Еще один! Ушел. Окончательно ушел.
Через некоторое время, переодетый в сухое, я пил чай и рассказывал не менее меня возбужденным ребятам о том, как я впервые встретился с тигром.
На следующее утро мы втроем пошли на место происшествия. С великой осторожностью и всем наличным арсеналом шли мы по тропе, тщательно рассматривая следы. Вот и место первой встречи с тигром. На прошлогодней листве четко заметен след лежки, а на расстоянии чуть меньшем трех широких шагов Зарапина, четкая борозда от моего затормозившего каблука. Вот черное пятно сгоревшей подстилки под деревом, а вот и следы охранявшего меня тигра. Их много. Самый короткий радиус - девять, а самый большой - одиннадцать метров от дерева" (В.Соломатин).
08.05.1982.Усть-Шандуй. "Часов в восемь вечера мы вдруг вспомнили, что надо принести с дороги трубы для печи в избушке. Толик пошел в болотных сапогах через речку напрямую, а я, в кедах, через мост. Если напрямую, до труб метров 400. Когда я уже подходил к Толику, который стоял на дороге и ждал меня, сзади послышался какой-то шум. Будто камень упал. Рядом в двух шагах шумит река, да и слух у меня не ахти, но оглядываюсь и вижу... в трех шагах сзади меня тигр! Спрыгнул с прилавка на тропу, повернулся на 90 градусов в мою сторону, передние лапы полусогнуты, как перед прыжком... Не рычит, не скалится. Это уж потом я все вспомнил, а в первое мгновение просто остолбенел! Может, 2-3 секунды мы смотрели-то в глаза друг друга, а затем я, ни о чем не раздумывая, почему-то растопырил руки, как будто ловить и душить его собрался, и заорал благим матом (матом - точно, а вот почему благим?):
- Ты что, сдурел? А ну брысь отсюда! Чтобы и духа твоего тут не было! Двадцать лет я тебя не видел и чтоб еще столько же не видал!
Примерно так. И все это злым, громким, во всю мощь своих легких криком. Расшумелся, как на базаре. Смотрю, тигр оскалил пасть, верхняя губа с усами как-то вверх и в сторону скособочилась, легонько - тихо рыкнул и сделал прыжок - снова на прилавок, чуть вперед ко мне и влево. И потрусил от меня легкими плавными прыжками.
У меня, слава богу, словесная лихорадка прошла и сердце вроде на место встало. Я почему-то тоже выскочил на прилавок, на ходу сунул руку в карман, вытащил перочинный нож и потрусил вслед за тигром, выискивая его глазами. Он стоял метрах в тридцати, задом ко мне, но повернул голову в мою сторону. Вдруг я вспомнил, что неподалеку Толик, и стал его звать. Когда он подбежал (Кто? Изюбрь?), тигр переходил ключ. Только тогда, в спокойной обстановке, мы разглядели, что тигр крупный, тусклого рыже-серого оттенка, с черными, но не яркими полосами. А на голове, похоже, более яркие. На другом берегу ручья тигр снова оглянулся на нас, вышел на дорогу, что в пяти метрах, постоял немного, глядя в нашу сторону, и подался шагом в сопку.
Как тигр оказался сзади меня? Я не мог пропустить его, если бы он лежал рядом с тропой:
кустов тут мало, а трава еще не поднялась. Видимо, он слышал, что по берегу кто-то идет и решил узнать, кто. Побежал, спрыгнул на тропу и... тоже, наверное, остолбенел, увидев вместо оленя чучело с растопыренными руками и оравшее, словно его режут, да еще и не выбирая выражений.
А я после этого случая несколько дней судорожно оглядывался на каждый шорох" (Е. Смирнов).
17.02.1984-Бухта Голубичная. "В 10 часов утра в окно избушки я увидел движущуюся точку. Через зрительную трубу разглядел, что это тигр. Схватив фотоаппарат, я стал подкрадываться к нему вдоль берега моря, укрывшись за террасой. Подкравшись на 85 метров, я выглянул и увидел тигриную семью. Тигрица и два тигренка лежали на солнцепеке. Один тигренок лежал ко мне мордой, два других - спиной. Я сделал два снимка и тигренок, заметив меня, прыжками помчался в сопку. Я сделал еще один снимок. Два других тигра повернули морды в мою сторону, но заметили меня не сразу. Потом тигрица встала и неторопливым шагом пошла в мою сторону. Пришлось поскорее сматывать удочки" (И.Петухов).
18.02.1984. Там же. "Возвращаясь в 10.45 с маршрута по высокому берегу моря, я неожиданно увидел под собой на берегу моря тигренка, метрах в 25. Тигренок смотрел на меня, не выражая страха. Сообразив, что это скорее всего вчерашняя семейка, я моментально заскочил на первую же лиственницу, а у моря их высота 1-2 метра... Тут же раздалось мощное рычание, и из-за бугра выскочила тигрица. Обошла дерево и села метрах в 5. Я  зажег фальшвейер. Она отскочила метров на 20 вверх. В это же время один тигренок проскочил возле дерева к матери, второй же поскользнулся и скатился к морю. Пока он там возился, фальшвейер догорел и тигрица опять пошла в мою сторону. Я зажег второй фальшвейер. Тигрица отскочила и тут пролетел другой тигренок. Семья дружно скрылась в кустах, а я еще долго сидел на дереве, перекуривая. Потом спустился к морю, осмотрел останки изюбря и поплелся к избушке" (И.Петухов).
11.10.1984. Абрек. "Я собирала желуди в Вольерном распадке. Услышала шорох и увидела тигра среди лещины, примерно в 25 метрах. Он стоял и смотрел на меня, потом лег. Поза напоминала скрадывание. Я продолжала собирать желуди, двигаясь в его сторону. Мы оба наблюдали друг за другом. Когда я приблизилась на расстояние 15 метров, тигр поднялся и шагом пошел влево вверх по склону. Пометил ствол дуба и также медленно скрылся в кустах" (О.Заумыслова).
15.12.1985.Терней, ПМК. "На перевале в Ивановский закончили пилить дрова и в сумерках собирали вещи. Я послал сына за канистрой. В 30 метрах ниже машины по склону он вдруг закричал и побежал. Сбоку в 20 метрах от машины за ним бросился тигр. Мы с напарником заорали. Тигр остановился и лег. Я угодил ему поленом в бок. Он отскочил метров на 10 и снова лег, потом ходил с левой стороны машины, пока мы быстренько собирались с правой. В свете фар стал уходить, и мы с облегчением двинулись домой. (А. Астафьев).
Подобные случайные встречи происходят не по желанию человека или тигра (скорее, наоборот), а чаще всего по воле Господина Случая. Вне всякого сомнения, тигр раньше видит, слышит, чует человека и больше чем мы не желает встречи, а потому каждый факт такой случайности принимает обоюдную форму события необыкновенного.
Последствия таких встреч непредсказуемы, но факт остается фактом, что за последние десять лет в заповеднике зарегистрировано более ста совершенно неожиданных встреч человека с тигром, и во всех случаях с миром расходились. В некоторых ситуациях тигру оставалось два-три прыжка до безоружного человека...
 

Как кошка с собакой

Сколько легенд о кошке и собаке, сколько анекдотов, сказок, споров, но факт остается фактом: если двое живут, "как кошка с собакой", перемирия не жди. Точно такая ситуация у тигра с собакой. Ниже вы увидите много примеров, когда тигр, забыв о своей врожденной осторожности, о нежелании встречаться с человеком, а тем паче с человеком с ружьем, забыв обо всем на свете, сломя голову, лезет "на рожон", лишь бы задавить собачку. Ну что ему эта собака? Мясо? Да она ему, что для нас пельмень проглотить. Зачастую он и не ест ее. В чем же тогда дело?
"Тигры чрезвычайно лакомы до собак и предпочитают их всякой другой пище. Может быть, собачье мясо имеет для них особенный вкус, а может быть, в этом случае действует вековая вражда всей кошачьей породы к собачьей", - писал Пржевальский.
Сходного мнения придерживается и Кучеренко: "К собакам тигр питает какую-то слабость, предпочитая их любой другой добыче. Известны факты, когда тигр, учуяв собаку, бросал только что задавленного кабана и шел за ней к избушке, где жили охотники. Собачье мясо тигры едят с большим удовольствием. Удэгейцы говорят: "Тигр, сожрав собаку, два дня ходит, как пьяный - валяется, играет". Что ж, у каждого свои слабости".
Как-то мы решили посчитать, сколько же тигр съел собак у наших лесников, и выяснилось, что, что по самым скромным подсчетам, в течение последних пяти лет тигры ежегодно собирают дань по 3-5 собак и столько же на соседних пасеках и в охотничьих избушках. Не напасешься! А лесники, как правило, к тому же и охотники, и собака для них не просто "друг человека", но и добытчик.
Правда, есть одно оправдание тигру: по положению в заповеднике нельзя ходить с собакой, как исключение разрешается держать собак на кордонах на привязи.
Эта затянувшаяся взаимная ненависть тигра и собаки, по всей вероятности, имеет глубокие эволюционные корни, и вряд ли можно что-либо изменить. Да и нужно ли? У хороших хозяев тигры собак в заповеднике не трогают. В охотничьих угодьях - дело другого рода. Многие собаки даже следа тигриного боятся...
Ну а пока перелистаем дневниковые записи.

22.12.1975.Избушка Инокова. "Глубокой ночью к избушке подошел тигр на 17 метров. От избушки на него лаяли две собаки. Мы хорошо видели при лунном свете, как зверь с остановками приближался к ним. Тигр больших размеров, след 15х14, пятка 10 сантиметров. Скрылся в кустах после того, как мы его осветили фонариком сквозь оконное стекло" (В.Костоглод, Н.Перелыгин).
Пасечник Тернейского госпромхоза Ф.Новожилов рассказал, что в первых числах июля 1976 года в 11 вечера тигр схватил сидевшую на цепи собаку, порвал цепь и утащил в сторону дороги. После того, как выскочивший на шум пасечник осветил тигра светом карманного фонарика, тигр бросил труп собаки и ушел.
Этот тигр появился впервые около пасеки в 1973 году и утащил в том году двух собак, в 1974 - еще одну.
10.07.1977. Джигит. "Тяжелый был день и начался плохо: когда выехал из дома, вспомнил, что карабин забыл. "Ну, - говорю жене, - хорошего не жди!" И точно. Еду по Кононовке, вдруг конь захрапел... Смотрю, здоровый бурый медведь. "Ну, - думаю, - пропал! Кобыла сейчас понесет, и хана!" Но, слава богу, медведь быстро ушел сам. Не прошло и часа, кобыла встала как вкопанная, в кустах: "Уух-ух". "Ну, - думаю, - опять пропал!" Смотрю, кабан в лещиннике, метрах в шести, а дальше еще и еще - табун. Собака у меня была привязана за седло, залаяла. Кабаны ушли. Приехали в избушку на Куруме. Переночевал, утром сходил в маршрут, заполнил дневник, развел дымокур для коня и сижу, поджидаю студентов, которые должны были сегодня вернуться с маршрута. А собака какая-то вялая, грустная, смерть, наверное, свою чуяла. То на одной грядке полежит, то на другой. Я ее подозвал, погладил. Обычно после этого она делается веселой, носится, играет, а тут никакого внимания. Покормил, она чуть-чуть полакала и легла в коридоре избушки. Время уже к вечеру, темнело. Вдруг залаяла собака. "Ну, -думаю, - студенты идут. Иди встречай!" - кричу Шельме. Собака с лаем на поляну, и в эти секунды из-за избушки выскочил тигр, сильными прыжками догнал собаку. Я за карабин. Бах! Бах! Тигр успел схватить собаку и в кусты. Я вышел за угол избушки, откуда выскочил тигр, а там лежка на сене. "Вот, - думаю, - как это я раньше за угол не пошел".
Умная была собака, что говорил, все понимала и выполняла. Утром нашел только вырванные куски земли с травой и клок собачьей шерсти. Нигде ни кровиночки. Трава помята, кусты слегка сбиты. Так погибла моя любимая собака по кличке Шельма в возрасте трех лет" (Е.Медведев).
И уж совсем удивительные дела произошли в поселке Терней. В конце января 1981 года в поселке по вечерам стал попадаться на глаза тигр. Наблюдала его женщина в огороде, через день во дворе при свете прожектора увидел его мальчик, а еще через два дня на помойке возле дома его заметили. В эту же ночь тигр задрал собаку и устроился с ней под вишней в огороде. И началось: 27 января, 1 февраля, 4, 6, 11, 12, 20... в итоге за два месяца пропало более 25 собак, причем чаще всего тигр брал собак прямо с цепи, иногда даже с цепью уносил. Странно, что исчезали только кобели... Более 20 раз тигр попадался людям на глаза, как правило, в темноте, во время охоты за собаками. Охотился по краю поселка, магистральная его тропа проходила по склонам сопки в 200-300 метрах от автодороги и построек на протяжении 3-4 километров. Отмечали следы тигра на помойке нутриевой фермы, куда выбрасывались тушки дохлых нутрий, собак и кошек. Поедал он и останки коров и домашних свиней, выставленных охотниками возле волчьих капканов. Задавил волчицу, попавшуюся в капкан, но есть не стал.
В конце этой "эпопеи" тигр забрался в курятник и съел 10 кур, а на следующий день задавил на ферме поросенка. После этого он надолго исчез. К этому времени снег стаял в лесу, и жить тигру стало, по-видимому, легче. В июле тигр неожиданно вновь объявился в поселке, задрав собаку в той же конуре, что и в феврале. После этого встречи с тигром в поселке прекратились.
21.03.1989.Терней. "В 11 часов дня сын летел с криком из леса, за ним тигренок, на котором "висели" две собаки. Я схватил ружье и дважды выстрелил. Сын заскочил в калитку, а тигр продолжал бежать на меня. Пришлось огреть его жердиной. Тигренок, припадая на задние лапы, убежал в сопку, собаки за ним. Через неделю тигренка нашли дохлым с капканом на лапе. Возраст его примерно 6-7 месяцев" (В.Кузнецов).
12.08.1990.Терней. "Жена пошла выливать помои и нос к носу столкнулась с тигром. Помойное ведро в сторону тигра..., а мне пришлось стрелять. Тигр лениво ушел на вырубку и там лег. Крупный, упитанный зверь. Выстрелил еще раз. Лениво подался в лес" (В. Кузнецов).

Это лишь часть известных нам случаев нападения тигра на собак. Сложно разобраться во взаимоотношениях тигр √ собака - человек. Часто эти встречи кончаются смертельным исходом для собаки. И не каждый хозяин безоговорочно прощает тигру смерть своего четвероного друга. К тому же тигр убивает не только собак.


 

Охотник и тигр.

Если на заповедной территории тигру гарантируются все условия для "райской" жизни и даже обеспечивается его личная безопасность от пули браконьера, то на эксплуатируемых землях его положение значительно менее надежно. В первом случае благополучие тигра зависит от него, во всяком случае присутствие человека здесь сведено к минимуму. В последнем "царь зверей" должен сосуществовать с "царем природы" - человеком. Чаще всего конфликтные ситуации возникают у тигра с охотниками. Как правило, наиболее производительные охотничьи угодья располагаются вдали от заселенных пунктов и являются наилучшими и для охоты тигра. И каким бы благородным и мужественным ни был охотник, близкое соседство тигра ему явно не по душе. Как только на охотничьей тропе появляются свежие следы тигра, у охотника начинается беспокойная жизнь. Чуткие собаки, надежные помощники охотника, постоянно подвергаются опасности. Некоторые из них, малоопытные, довольно скоро "исчезают", причем тигр подкарауливает их в самых неожиданных местах, а еще чаще нападает на привязанных возле охотничьей избушки. Другие собаки, имевшие опыт встреч с полосатым хищником, умеют уберечься, но охотятся они вполсилы, постоянно отвлекаясь, а то и попросту убегают в избушку. Моя собака, встретив свежие следы тигра, обычно настороженно сопровождала меня, не отходя далее, чем на десять метров, а если была напугана тигром вдали от меня, убегала прятаться в избушку. В такие дни я уходил охотиться подальше от тигриных следов, не рассчитывая на удачную охоту.
А если все-таки, несмотря на все меры предосторожности, тигр задавит вашего надежного четвероногого друга? Что делать? Однозначного ответа на этот вопрос дать нельзя, но знаю, что явное большинство охотников приходят в ярость... Это нормальная реакция. А вот дальше каждый действует по своему разумению: или продолжает охотиться без собаки, или идет за новой, или уходит совсем, или выжидает, когда уйдет тигр, или ищет встречи с тигром, чтобы отомстить и продолжать охоту в более спокойной обстановке.
Во всяком случае, охотник никогда не остается равнодушным к полосатому соседу. Даже если у охотника нет собаки, он все равно чувствует себя, мягко говоря, неспокойно, если где-то поблизости бродит этот зверь из Красной книги. А ежели тигр по неосторожности покажется на глаза охотнику, то... трудно предсказать итог этой нежелательной для обеих сторон встречи. Во всяком случае, некоторые не выдерживают и стреляют в тигра!
Если верить охотничьим рассказам, то ежегодно не один и не два тигра отстреливаются охотниками из-за "места под солнцем", из-за мести или просто в результате неожиданности встречи.
Удивляет, правда, тот факт, что исключительно редки случаи ответного нападения раненых тигров. Видимо, правы охотники, утверждая, что тигр очень "слаб" на рану, и чтобы убить медведя или кабана, нужно значительно больше мужества, выдержки и опыта.
Практически во всех пограничных с заповедником угодьях ведется планомерная промысловая охота, и все участки являются излюбленными местами обитания тигров, причем, как правило, тигров, привязанных к заповедной территории. Из заповедника, где у них расположена основная часть индивидуальных участков, они регулярно выходят за его пределы подновить свои именные метки по всему периметру собственных владений.
Таким образом, волей-неволей и заповедные тигры, вынужденно покидая охраняемую территорию, становятся самыми заурядными неохраняемыми хищниками, и государственная лесная охрана бессильна помочь им... Не удивительно, что плотность тигров в заповеднике всегда была и остается выше, чем на сопредельной территории.
Очевидно, что не один охотник не будет хвастаться своими победами над тиграми. Каждый знает о тех суровых мерах наказания, которые ждут поднявшего ружье на тигра, поэтому невозможно привести достоверные примеры с трагическим концом для величественной кошки.
И все-таки можно ли успешно охотиться по соседству с тигром? Конечно, можно. Важно уберечь собак, для которых необходима надежная конура (шалаш, землянка), откуда тигру не взять собаку. Опять же, ради спасения собаки охотиться желательно подальше от свежих следов тигра. Тигр боится выстрелов, редко держится поблизости от охотника и обычно через один-два дня (если идет интенсивная стрельба) уходит из этих мест. Частота его посещений охотничьих угодий зависит от множества причин. Фактор беспокойства - люди, собаки, выстрелы - один из главных. И все-таки ни одна охотничья собака не застрахована от нападения тигра...
Устранить конфликт между двумя охотниками - тигром и человеком - в настоящее время очень сложно, поскольку почти не остается непромышляемых участков тайги, куда бы мог хоть на время переселиться "владыка джунглей". Так он и бродит от одного охотничьего участка до другого в поисках тишины, пищи и надежного пристанища, но таких мест с каждым годом становится все меньше. Поэтому крайне важно молодых охотников серьезно учить экологическому мышлению, воспитывать грамотных хозяев таежных богатств, с тем, чтобы они стали надежными друзьями красивейшего и редчайшего зверя - амурского тигра.
А для тигров необходимы охраняемые территории большой площади и с достаточным количеством копытных животных. Только тогда можно избежать ненужных трагических встреч.   Основная   часть незаконно убитых хищников приходится на долю охотников-браконьеров. В других ситуациях встречи человека с тигром, как правило, происходят реже и без трагического исхода для обеих сторон.

Тигр и машины

В последние годы участились случаи встреч с тигром на автодорогах. Так, например, за 1977 -1982 годы только в картотеке заповедника зарегистрировано 53 подобных случая, причем совершенно очевидно, что значительная часть таких встреч, к сожалению, остается незафиксированной. Что же случилось, почему тигр стал свободно разгуливать по автодорогам? Причем не просто ⌠гулять■ и наблюдать зa проезжими, но зачастую пугать водителей и пассажиров своим нелепым преследованием транспорта. Вот как это происходит.
12.11.1977 . Пластун - Терней. ''Я из Пластуна ехал на мотоцикле "Урал", в коляске - жена, сзади - дочка. Около Дальнего перевала, где мост перед самым подъемом, жена кричит мне что-то, а я не пойму что. И рукой показывает. Оглянулся - а тигра сбоку вдоль отвала на махах несется за мотоциклом. А тут подъем как раз, и я скорость никак набрать не могу. Я "Уралу" до конца, все, что он может... Так и ехал до поселка на самой высокой скорости". (В. Соловиченко).
Октябрь, 1977. Терней-Таежное. "Мы в тот раз на охоту выезжали. Много нас в кузове набилось, да собаки еще, не повернешься. Смотрю, шофер тормозит, остановился. А впереди тигра стоит, на самой дороге, навстречу нам шла. Ее фарами осветили, а она стоит и хвостом дергает. Хвост-то у нее длинно вдоль земли опущен, а кончик маленько кверху. Вот она кончиком-то и дерг-дерг. А у нас собак полный кузов. Прыгнет, думаю, за собаками-то. Ружье у меня с собой было, да не заряжено. Пока доставал патроны да заряжал, шоферу надоело стоять, он и поехал дальше.
- А тигр так и остался стоять, не ушел?
- А что ему сделается! Он свою силу знает. Охраняют их опять же. Вот они и обнаглели вконец, даже с дороги не уходят.
- Ну, как вам тигр показался?
- Красивый, только тощий вроде. Спина длинная, а сам как доска. Красивый..."
Это описание старого охотника П.О. Роготовского, который всю свою жизнь провел в тайге. И за всю долгую и беспокойную жизнь впервые увидел тигра именно в этот раз.
02.10. 1977. Пластун-Терней.
"В семь часов утра на автобусе ехали пять человек. На перевале Дальнем на дороге увидели тигрицу и двух тигрят. У обочины под деревом. Автобус остановился в 15-20 метрах от них. Тигрица встала, тигрята остались лежать. Кто-то вышел из автобуса и стал бросать в них камнями. Тигрица рычала, но не бросалась и в основном была спокойна. Тигрята так и не встали. Потом мы уехали. (В.Притуляк, В.Зернов, Ю.Панусов).
20.06.1978.Березовый. "В конце дня перед моим мотоциклом выскочил из кустов тигр. Хорошо видел морду и грудь. Через полтора часа ехал обратно и, не доезжая 500-600 метров до указанного места, опять услышал сзади треск, и в этот момент увидел тигра, бегущего за нами на прыжках. Пробежал метров 30 и остановился. Высокий на ногах. Морда светлая с черным, спина и бока более темного цвета" (В.Елсуков).
07.08.1979.Ключ Колонковый. "Утром при заводке бульдозера услышал рык. Оглянувшись, увидел в отработанном отвале стоящего тигра. Отсиделся в бульдозере. Он порычал и, слава богу, ушел" (Г. Честных).
Как видите, иногда это не просто неожиданная и приятная встреча а, скорее, встреча из неприятных. Важно подчеркнуть, что из 30 встреч тигров на автодорогах за 1977-1979 годы 24 приходится на один и тот же отрезок Благодатное - Куналейка и, видимо, на одних и тех же зверей. Начиная с 28 июля 1977 года и по 26 апреля 1978 года, зарегистрировано 10 встреч с тигрицей и тигрятами, а далее до конца 1979 года еще 14 встреч, но в 13 случаях с одним тигром и лишь 10 сентября 1979 года вновь с семьей тигров. Безусловно, 24 встречи тигров на этой трассе - лишь часть, поскольку многие из них не доходят до нашей картотеки.
Поведение тигрицы, выражавшееся в "нападении" на автотранспорт, объясняется, видимо, присутствием маленьких тигрят и естественным желанием матери защитить их. В 1978 году, когда тигрята уже подросли, самка при встречах с машинами спокойно уходила с дороги в лес.
Возможно, сказалась и привычка этих зверей к шуму и виду транспорта, поскольку они уже давно и регулярно посещали трассу. Но вот почему она пришла сюда с детьми и так долго держалась на этом беспокойном участке, объяснить непросто. Верно, что эти места - ее исконные и законные, верно, что они богаты копытными: изюбрь, косуля, кабан. В районе заповедника и фактор беспокойства (если не считать дорогу) минимален, и убежища для тигра хорошие, но за границей заповедника, (а тигрица, судя по всему, выходит за нее), беспокоят тигра значительно чаще, поэтому большую часть своего времени она проводит в заповеднике и даже автодорогу с многочисленным транспортом, по всей вероятности, считает менее опасной, чем частое присутствие людей, хотя бы и безоружных, вне заповедника. Может быть, так, а может, и иные причины держали ее так долго возле трассы. В любом случае хочется ей от души посоветовать быть более осторожной и не так часто показываться людям на глаза... Волнуясь за эту семейку, мы всегда переживали, если долго о них не поступало сведений. Тигрица уже в течение нескольких лет находится под особым наблюдением. По всей вероятности, это она регулярно брала "дань" у лесника Н. Беляева в избушке на Куналейке: то собаку, то коня... Похоже, что она же ходит на маяк и в поселок Джигит, где несколько раз по вине тигра исчезали коровы, лошади и собаки.
Тигры не боятся автомобильных дорог и транспорта. Возможно, только в первые год-два, когда строится дорога, тигры более осторожно относятся к ней, а в дальнейшем, если по трассе нет других факторов беспокойства, кроме транспорта (- взрывы, выстрелы, пешеходы), тигры совершенно спокойно пользуются этой магистралью, проходя по ней до нескольких километров. Они не робеют ни перед ревущими МАЗами и КрАЗами, ни перед автобусами с шумной толпой людей. Поэтому можно утверждать, что автомобильные трассы сами по себе не представляют опасности для тигров, они к ним привыкают и не боятся, однако конфликтные ситуации человека с тигром могут возникать и не только по вине последних. Поэтому, конечно же, на всех охраняемых территориях чем меньше дорог, тем лучше и для тигров, и для всех прочих животных.
23.12.84. Терней-Пластун. "В 22 часа стояли на дороге, мотор заглушен. Луна. Посмотрел в окно - в 5 метрах на льду собака. Нет, тигр! Осветили фарами. Он голову отвернул, потом лег, голову на лапы положил. Морда - чудо! И смотрит на нас. Приоткрыли форточку - лаяли, орали, мяукали. Ноль внимания. Бросили ему полбулки хлеба. Встал, подошел, понюхал, вернулся на место и лег. Бросили кусок вареного мяса. Подошел, съел мясо и опять вернулся на место. Форточка полуприкрыта, боимся, хоть и сидим в МАЗе. Тигр крупный, хвостом туда - сюда. Шуба богатая с баками. Сразу видно, мужик. Опять кричали, лаяли, мяукали, светом играли. В общем, надоели мы ему. Он встал и отошел за бугорок, одна башка видна, потом лишь уши остались. Мы отъехали и снова остановились. Тигр пошел в обход машины, а мы сдаем параллельно. Все-таки дорогу он перешел, стоит в кустах в 10 метрах. Я вылез из машины, бросил камень через машину - тигр напрягся. Бросил второй - тигр подошел, понюхал и ушел..." (С.Масюта).
21.07.1992. Трасса Терней-Пластун. "В 11 часов ночи тигр в тумане переходил дорогу и "врезался" в мой мотоцикл с коляской. Я ехал с перевала со скоростью 50-60 км/час. Мотоцикл устоял, на колесе восьмерка, вилка, подножка, крыло смяты. Нога у меня болит. Дальше я ехал, естественно, без остановок и на предельной скорости" (Ю.Скосырев).

Тигр и домашний скот

С давних пор тигры не боялись нападать на сельскохозяйственных животных. В конце концов, никто из нас на должен удивляться тому, что тигры не прочь полакомиться говядиной. Вопрос в другом - как мы должны к этому отнестись? С полосатым хищником дело посложнее,  чем с волком. Область распространения ограничена югом Дальнего Востока, общее количество тигров в пределах всего лишь 300 особей, вид занесен в Красную книгу и СССР и Международного союза охраны природы (МСОП). Ущерб животноводству от тигров никак несравним с волчьими аппетитами. И все-таки на сегодняшний день тигры значительно чаще осваивают сельхозугодья и берут дань телятами, коровами и конями, чем в недалеком прошлом.
Если за десять лет, с 1967 по 1976 год, по нашим данным, в Тернейском районе было зарегистрировано лишь восемь убитых тиграми телят, то за последующие семь лет (1977-1982) - около десяти лошадей и около двух десятков коров и телят. Отдельные тигры привыкают "пасти" скот и регулярно "выбраковывают" телят, пока не принимаются какие-либо серьезные меры. Так обстояло дело и в бухте Русской, и в устье реки Таежной. Причем в последнем случае тигр даже провожал стадо 25 километров, когда его перегоняли в другое место.
Тигр "пасет" скот и летом и зимой. Так, зимой 1977/78 года тигры постоянно приходили на ферму возле поселка Терней и задрали несколько телят, "не постеснявшись" показаться людям на глаза.
Более серьезный случай произошел на ферме в поселке Усть-Соболевка. Осенью 1977 года там после продолжительного отсутствия стали отмечаться тигры. В октябре тигр отогнал от стада 14 телят, загнал их в лог и в течение недели задрал четырех. Потом нашли от них только "рожки да ножки". В начале декабря он напал на вольно пасущихся коней и некоторых сильно поцарапал. Больше других пострадала старая кобыла. А в конце декабря задавил лошадь охотника и приходил к ней несколько раз, пока не доел.
Эти "проделки" приписывают одинокому тигру, а вот все дальнейшие по всем сведениям принадлежат мамаше с тигренком. Первый раз появившись в поселке, они обошли лесопилку, зашли на ферму, попробовали прочность дверей и запоров в скотных дворах и ушли. А через некоторое время тигрица, перемахнув через загон, покалечила коня, поцарапав ему задние ноги. Испуганные кони вырвались на волю, и она угнала их в лес. Тигренок участия в охоте не принимал, оставшись лежать в 200 метрах от бани. В нескольких километрах от поселка она все-таки задавила кобылу и привела к ней тигренка, который хорошо "закусил" задней ногой лошади.
Возле поселка Терней, на левом берегу реки Серебрянки, ночью 17 июля 1982 года пастухи услышали рев коров в летнем загоне. Скотник в полной темноте обошел загон и увидел лежащего телка. Легонько толкнул его ногой, телок попытался подняться, но не смог. Пастух позвал своих товарищей, дорезали бычка, решив, что он заболел, ободрали и, успокоившись, пошли спать. Через час снова коровы замычали. Вышли из домика, смотрят - кто-то дерет другого телка. Подумали, рысь. Осветили фонариком - тигр. Быстренько соорудили из рваной телогрейки факел, вооружившись топорами, лопатами и вчетвером дружно с криками пошли отгонять тигра, который в это время волок телка к речке. Ни шум, ни крики, ни факел не испугали тигра, он доволок тушу (примерно 50 килограммов) до речки, а пастухи ни с чем вернулись. Утром выяснилось, что и первого теленка задрал полосатый хищник, но при виде человека, бесстрашно шагавшего в темноте, отступил и наблюдал за людьми с расстояния нескольких десятков метров.
А еще через сутки тоже ночью тигр задрал двух телят на другой стороне протоки. Их обнаружили пастухи поутру. Телка лежала нетронутой. Рваные раны на шее и на боках ясно указывали виновника. А в 200 метрах пастухи увидели самого хищника, пожиравшего другого небольшого теленка. Заметив людей на лошадях, он спокойно удалился...
Быть или не быть таким тиграм? Видимо, ответ в таких случаях однозначен - не быть! Это не просто неудобное соседство, и таких тигров необходимо "лишать поселковой прописки". Вот кто должен "лишать" - вопрос не простой. Стоит вспомнить опыт борьбы с опасными тиграми в Индии, которую и возглавляли, и проводили немногочисленные, но опытные профессионалы-охотники. Мы же практически оказались неподготовленными к такой "войне" с тиграми. Хорошо бы уже сегодня научиться иммобилизировать (усыплять) этих хищников, обосновавшихся в опасной близости от людей. Отстрелять, уничтожить зверя, конечно же, проще (хотя и здесь необходимо умение), чем перевезти его живым в новую "резиденцию". Вопрос этот значительно сложнее, чем кажется с первого взгляда, и чтобы решить его, желательно создать экспериментальную группу работников с целью разработки приемов иммобилизации, отлова и перевозки тигров.

"Хоть и взрослый, но тоже может поиграть..."
 

Радиотрекинг

Мы познакомили Вас, дорогие читатели, с основными, наиболее типичными ситуациями, когда люди и тигры вступают в конфликт. Бывают и другие случаи, например, тигры и пограничники, тигры в черте города, тигры и оленесовхозы и т.д.
Надеюсь, вы согласитесь, что однозначно все эти проблемы решить невозможно. Каждое конкретное место и каждый конкретный случай требуют индивидуального подхода. Лучший вариант, - когда конфликт решается мирно, без крови для обеих сторон. И чем больше мы будем знать о жизни тигров, тем грамотнее мы сможем решать конфликты.
Зоологи и охотоведы, занимающиеся изучением биологии тигра, начиная со времен Капланова и до сего дня, применяли метод зимнего тропления хищников. Это трудный, но исключительно эффективный способ прочитать по снегу все действия тигра. За 50 с лишним лет собрано и опубликовано достаточно много информации о зимнем житье - бытье тигров. Но есть в этом методе одно серьезное "но"... Мы знаем зверя не в "лицо", а по "пятке". Мы уверены, что в каждом конкретном случае и через месяц, и через год тропили одну и ту же самку или самца, но гарантии дать не можем. А вдруг это уже другая самка (или самец) с таким же размером обуви?
И вот с 1992 года в Сихотэ-Алинском заповеднике начались совместные русско-американские исследования амурского тигра с помощью метода радиотрекинга. За 1992-94 годы мы отловили в петли и пометили радиоошейниками 11 тигров. После мечения зверя мы имеем возможность в течение 2,5 лет ежедневно вести их радиопоиск с земли и с воздуха, устанавливая их местонахождение с точностью до 200 метров. И зимой, и летом, ночью и днем с гарантией индивидуального распознавания (у каждого своя частота радиосигнала). На самолете мы летаем один раз в неделю, чтобы найти всех меченых хищников (а у нас еще и 12 медведей). А с земли мы ищем их и с автомобиля, и на пеших маршрутах, не теряя зверей по нескольку суток.
Эта методика позволила собрать материал о жизни тигров и в бесснежное время года и уточнить многие вопросы их биологии.
Вот только некоторые детали, на наш взгляд, заинтересующие и читателя.
11 февраля 1992 года мы поймали и пометили тигрицу 13-месячного возраста (окрестили Ольгой). Она находилась вместе с матерью, но последняя удачно миновала петли. В августе Ольга перешла на самостоятельный образ жизни, научившись охотиться за косулями. С января 1993 года следы матери перестали попадаться на участке. И Ольга стала полноправной хозяйкой материнского участка (более 600 кв. км). 4 апреля 1994 года мы поменяли ей ошейник. В конце июля Ольга родила дочку, которую через месяц мы случайно видели под камнем. Наблюдения продолжаются. Таким образом, в 17-18 месяцев она разошлась с матерью, а в 3,5 года сама стала мамой.
С января 1992 года на Благодатном мы неоднократно отмечали следы самки с тремя приблизительно трехмесячными тигрятами. В апреле на автотрассе машина задавила последнего тигренка из этого выводка (два погибли раньше по неизвестным причинам).
22 июня мы поймали и пометили эту самку (Лена), а в начале сентября она принесла четырех тигрят (то есть пришла в охоту через месяц после потери выводка). Узнали мы это 20ноября, когда Лену убили браконьеры. Тигрят пришлось отловить. Два при передержке сдохли, а двух подарили в зоопарк г. Омаха (США).
8 ноября 1992 года мы в один день поймали трех тигров: взрослую тигрицу (5-7 лет) - Марию Ивановну и двух тигрят 13-ти месяцев: Колю и Катю. К сожалению, через месяц у Кати отказал в работе радиопередатчик (по неизвестным причинам), но по следам на снегу и по радиосигналам Коли и матери мы точно знали, что семья держалась сообща до апреля. Распалась она в мае, во всяком случае Коля стал ходить "сам по себе". За 1,5 года он освоил территорию, превышающую площадь заповедника - более 4 000 кв. км и с начала 1995 года мы его сигнал не слышим. Или ушел далеко, или сели батарейки.
А Мария Ивановна в августе 1993 года принесла двух тигрят, т.е. через 4 месяца после распада семьи. 13 марта 1995 года мы поменяли ей ошейник. Похоже, в это время семья ее опять распалась. Как и в первом случае, тигрятам исполнилось в это время 18-19 месяцев. Наблюдения
продолжаются. Интересно отметить, что в возрасте 18-20 месяцев тигрята достигают размера матери, а "мальчики" обычно крупнее мамы.
Метод радиотрекинга позволяет вести направленный поиск меченых хищников в любое время, поэтому нам удалось зафиксировать временные интервалы между удачными охотами тигра.
Эта работа стала возможной благодаря не только тиграм и нашим усилиям, но, главное, - благодаря финансовой поддержке Хорнокерского института по изучению диких животных (США), во главе которого стоят доктор Хорнокер М. и профессор Квигли X.
Активное участие в осуществлении проекта принимали с американской стороны: Дейл Микуэл и Барт Шляер, а от России: И. Николаев, Н. Рыбин, А. Костыря и автор этих строк.
Трудились мы не в одиночку, а всей командой и в поте лица, и будем надеяться, что усилия наши не пропали даром. Во-первых, мы собрали интереснейшую информацию о жизни тигров, во-вторых, составили научно обоснованные рекомендации по сохранению популяции амурских тигров в расчете на их долговременное выживание.
И вот обращаемся к Вам, дорогие таежники, с надеждой, что и Вы каждый по своим силам поможете уссурийской тайге и ее обитателям в трудной и жесткой борьбе с расхитителями таежных богатств.

Размышления о тигре

Разные люди на белом свете┘

Чем же мы можем помочь этому редчайшему зверю, да и стоит ли ему помогать?
Позиция зоологов и тех, кто по-настоящему любит и ценит природу, ясна: тиграм надо помочь выжить!
Спросите себя, читатель, даже если вы не разу не были на Дальнем Востоке, а тигра видели только в зоопарке, приятно ли от сознания, что где-то в уссурийской тайге еще ходят-бродят полосатые могучие кошки? И стоит ли тратить средства, силы и время, чтобы эти хищники продолжали свой род на Земле не в зоопарках, а на свободе? Или в наш атомный и космический век не до каких-то там кошек, самим бы выжить?
Мы верим в бесконечную доброту человека, в его разум, мы полагаем, что на вопрос: "Быть или не быть тигру? "- ответ однозначен: "Быть!"
Мы стоим в передней шеренге тигриных "адвокатов", и позитивная реакция людей на нашу деятельность нам не безразлична. В своей повседневной работе, в командировках и в отпуске мы совершенно естественно делим людей на "наших"- сторонников великого дела охраны природы (в том числе и тигра), колеблющихся и на "не наших", которые считают, что развитие человеческого общества в обязательном порядке пройдет (уже проходит) стадию полнейшего уничтожения девственной природы, и борьба за ее сохранение подобна войне с ветряными мельницами.
Многие, к сожалению, считают: "От меня лично ничего не зависит. Есть кому думать и кому решать. Пусть они и думают, и решают. А у меня своих дел хватает. Подумаешь там, рыбки чуть-чуть поймал (запрещенной, конечно) или зверя какого завалил, или грибочков в заповеднике насобирал, или елочку к Новому году для ребенка срубил... Ерунда все это, мелочи. Вот заводы дымят - это да! А вода в реках какая? Вот где корни. А что я цветочков лесных принес или там консервную банку бросил - чушь какая-то: теперь уже и в лес не ходи и траву не топчи..."
Разные люди на белом свете... Но только от нас, от каждого из нас зависит судьба тигра. Скажете: "Нет! Я  горожанин, и в лес выезжаю раз в год. Ну при чем тут я и тигр?"
Однако...
Кто помог Л.Капланову, который первый забил тревогу о необходимости строжайшей охраны последних двух десятков тигров в Приморье? Ученые - коллеги Капланова, журналисты и общественное мнение, которое само по себе из воздуха не возникает. Его, как тесто, надо лепить. Что слепишь, то и получишь, но без него хорошего "пирога" не испечешь. Общественное мнение - это и  есть все мы и каждый из нас в отдельности.
Поселок, где находится управление заповедника, территория нашего заповедника - на "краю света", а ведь здесь ежегодно проезжают, проплывают, пролетают тысячи горожан. Рабочие и крестьяне, строители и бухгалтеры, начальники и домохозяйки. командировочные и отпускники - люди всех возрастов, национальностей и положений. Разные люди. И большинство увозят с собой самые сильные впечатления о красоте, о богатстве уссурийской тайги. И лишь немногие проникаются серьезной обеспокоенностью за судьбу этой красоты и богатства. Им не с чем сравнить, они здесь первый раз. И не их вина, что они не успели увидеть, понять, осознать трагическую судьбу тигра, да и других обитателей нашей тайги: горала и пятнистого оленя, белогрудого медведя и утки-мандаринки, что они не прониклись к обреченности самых производительных в мире кедровых лесов.
Но все эти приезжие люди имеют друзей, соседей и родственников, все они при случае делятся своими впечатлениями, и вот уже создается общественное мнение, вот уже дождевые капли сливаются в ручеек..
А мы пока поговорим с другим читателем - жителем уссурийской тайги, где сегодня живут или обитали ранее амурские тигры. К вам и отношение, и счет особые. От вас больше, чем от кого-либо, ждет и зависит популяция уссурийских полосатых хищников. Если вы не видели дикого тигра, то почти наверняка встречались со следами его жизнедеятельности, слышали рассказы очевидцев, лично знакомы с теми, кто работает в тайге и встречался с тигром. Вы несете эту информацию дальше, "на запад", и ваше отношение к этим хищникам зачастую ощущается тиграми "на собственной шкуре". Здесь уже нет той многочисленной прослойки колеблющихся людей, здесь живут только "наши" и "не наши".
Коренные дальневосточники и те, кто живут здесь более 3-5 лет, просто не мыслят себя без уссурийской тайги, а тайгу - без кедра, женьшеня, пятнистого оленя и тигра. Здесь при живом тигре и проблема живая: как ужиться человеку с тигром? Проблема исключительно серьезная со всех сторон: и с экологической, и с экономической, с психологической и моральной. Проблема делится на десятки мелких: тигр в поселке, тигр и охотник, тигр и фермер, тигр и автодороги, тигр и волк... О некоторых из них мы рассказали.
Со всеми этими задачами волей или неволей приходится сталкиваться всем жителям уссурийского края. И. поведение дальневосточника в те периоды, когда обсуждается вопрос о судьбе тигра, решает очень многое. Беседа с товарищем, обсуждение докладов или планов лесных работ, статья в газете, промысловая охота, сбор грибов или прогулка в лесу - все это и многое другое в итоге непосредственно сказывается на жизни обитателей тайги. Соберет человек весь урожай кедровых орехов, хватит кабанам корма или они уйдут в другие места - для тигра это не безразлично. Ходят люди в лес, часто или редко, шумят или нет - тигрица с малышами будет выбирать место поспокойнее. Пасут здесь телят, лают ли собаки, стреляют или валят лес - тиграм все это крайне важно. Продолжать можно до бесконечности, нужно просто понять, что любая наша деятельность находится в "поле зрения" полосатых хищников, и они всегда вынуждены активно реагировать на наше присутствие. Делают автодорогу, стоит брошенный бульдозер - тигр долго решает: "Подойти? Понюхать? Отметиться?" И были случаи - подходил, обойдя вокруг, не забывал отметиться и с "горькими думами" уходил дальше по знакомым с детства маршрутам.
В 1979 году в заповеднике ремонтировали мост, настлали свежих досок, аж блестят на солнце, а тигр, не задумываясь, уже через два дня прошел по свежеоструганным доскам и отпечатал свою лапу на песке, присыпанном в конце мостика. И мы благодарны ему за это, поскольку сумели показать свежий тигриный след иностранным ученым, не очень верящим, что тут водятся тигры. А на другом кордоне, где в течение месяца строился палаточный городок для тех же гостей и где все это время царил необычный для тайги шум, тигр перестал посещать свои излюбленные участки и пришел сюда лишь через две недели после наступления тишины.
На наш взгляд, тигр, как и любой другой зверь, не может не замечать следов человеческой деятельности (будь то дорога или лыжня, новая избушка или забытый рюкзак...) в своем собственном доме.

Тигру нужно укромное местечко┘

Любое наше присутствие в тайге на тигрином участке фиксируется хищником, и почти во всех случаях ему это не по нраву. Это его участок, его обитель, его частные владения, и конечно, без присутствия человека ему здесь вольготнее и спокойнее.
Вот мы и подошли к вопросу об оптимальных вариантах сосуществования тигра и человека - он сам по себе, а мы подальше от него! Правильно? На наш взгляд, это лучший вариант. Если принять этот тезис, то для сохранения тигров необходимы резерваты, то есть территории, где их никто бы не беспокоил. Такими территориями могут служить заповедники и заказники. Есть они у нас в Приморье? Есть. Но, к сожалению, лишь в двух из них - в Лазовском и в нашем заповеднике тигры имеют более или менее "постоянную прописку", а в остальных резерватах они выступают в роли "транзитных пассажиров"
Объясняется это довольно просто: каждому живому существу необходим участок обитания - земляному червяку достаточно 0.2 квадратных метра, мышке надо в 100 раз большую жилплощадь, у кабарги участок уже несколько квадратных километров, а для тигра надо не менее 40 000 га. Причем это не роскошь и не санаторий, а суровая необходимость. Только на такой огромной площади тигр в состоянии прокормиться, воспитать потомство, прожить благополучно отпущенные ему годы. Нельзя рассчитывать, что на современной территории нашего заповедника в 350 000 гектара будет больше 10-15 взрослых тигров. А что такое 10-15 тигров, если учесть, что с каждым годом возрастает степень изоляции заповедных земель? Только за последние десять лет вокруг заповедника и через его территорию проложено около 200 километров автомобильных дорог. И там, где совсем недавно тигры в спокойной обстановке воспитывали свое потомство, сегодня непрерывным потоком идут автомобили, тайга гремит от приезжих добытчиков, а тигру пришлось свои "роддома" сдвинуть в глубь заповедника.
Много ли вы найдете дупел, нор, гайнушек возле поселка? Все дикие мамы одинаковы: они, когда наступает пора выводить потомство, очень стараются найти и занять самые тихие, самые малопосещаемые (не только людьми, но и животными) уголки. Поднять на ноги детенышей - выполнить главную задачу своей жизни. В этот период забот у нее полон рот, и главная,  - не показать никому своих чад. Именно по этой причине, чем меньше мы с вами бываем в это время в лесу, тем лучше для диких мам и их детей. Очень многие мамаши перетаскивают своих детенышей при первой же опасности, при первом же обнаружении возле гнезда следов присутствия посторонних, нежелательных существ, в том числе и человека. По этой причине мы ограничиваем доступ приезжих в заповедник.
Таких огромных территорий в Приморском крае немного и, главное, с каждым годом все меньше. Четыре существующих сухопутных заповедника и десяток заказников в Приморье по своей площади на сегодняшний день позволяют прокормить 30-40 тигров. Причем резерват от резервата находится за несколько сот километров и переход хищника из одного заповедника в другой практически маловероятен из-за большого количества дорог, поселков, хорошо развитых промышленных и сельскохозяйственных районов. Современные резерваты способны помочь выжить тигру, но завтра, при усиливающихся с каждым годом темпах производительных сил на юге Дальнего Востока, они окажутся малоэффективными для сохранения этого вида. Поэтому уже давно ученые и специалисты С. Кучеренко, Е. Матюшкин, В. Сысоев, И. Шишкин, Ф. Штильмарк предлагают значительно увеличить площадь ведущих тигриных резерватов - Лазовского и Сихотэ-Алинского заповедников.
Мы прекрасно понимаем, что сейчас, в эпоху интенсивного освоения и преобразования Дальнего Востока, заповедать какую-либо территорию совсем не просто, но мы не видим другого варианта гарантированного спасения тигра. Довести количество тигров там и там до 30 голов просто необходимо, значит, как минимум нужно удвоить-утроить площадь заповедников.
Два тигриных резервата - Лазовский и Сихотэ-Алинский даже при увеличении их площади в 2 раза - создадут только основу для решения проблемы спасения тигров, но необходимы и другие территории с регламентированным ведением хозяйства. Нужны так называемые экологические коридоры, по которым тигры из разных группировок могли бы общаться, не терять свой генофонд - фундамент выживания популяции. Необходимы достаточно большие по площади массивы лесов, где смогут жить и копытные, и хищники, пушные и прочие звери и птицы, где будут трудиться и отдыхать люди. Там можно и лес рубить, и рыбу ловить, и охотиться, но не бездумно и бесконтрольно, а с оглядкой, чтобы "и тигры были сыты, и овцы целы"
Охраняемая территория - это не обязательно заповедник. Их существует великое множество: национальные и природные парки, заказники самого разного уровня и профиля, памятники природы v. экологические маршруты, водоохранные, парковые и орехопромысловые зоны. Все они отличаются, прежде всего, режимом охраны. И только в заповедниках запрещается всякая хозяйственная деятельность.  А в других охраняемых территориях, в зависимости от целей организации, что-то разрешено, а что-то нет. Режим охраны устанавливает то ведомство, которому подчиняется данная территория.  И первое слово здесь принадлежит местным органам власти,
Меня всегда поражало, что в России до революции местные органы власти значительно бережливее относились к своим природные богатствам. Хватало у них ума, чтобы не рубить у себя под носом возле реки и в кедровом бору. Чтобы поймать рыбы ровно столько сколько нужно всем людям в деревне, и, в первую очередь, тем, кто стар, болен или не может поймать. Чтобы не грабили леса и водоемы заезжие хапуги. Всей деревней охраняли. В начале 50-х годов я мальчишкой еще захватил добрые времена, когда в деревнях почитались учителя и врачи, всем обществом им помогали, чтобы учитель и врач больше времени тратили на обучение и лечение. А что случилось сейчас? Почему, почему и еще тысячу раз почему нами правят, мягко говоря, не те и не туда, а мы, как бараны, ждем очередного заезжего вожака?
Я бы мог рассказать "почему", но у каждого из нас своя "кочка" зрения на этот счет. И спор бесконечен. Я думаю, что мы сами виноваты в том беспредельном грабеже и уничтожении природы, которое совершается в течение последних 25-30 лет. И этот беспредел можно остановить, только надо проснуться и заставить себя быть активным борцом за свои собственные принципы.

Браконьеры и мы

Звери, и  травоядные, и хищные, не боятся дорог и вырубок, гарей и поселков, звери гибнут от пули браконьера  и жадности хапуги.
Именно браконьеры и хапуги, кто стреляет из-под фар, под прикрытием ночи или снегопада, с машины или вертолета, кто палит на шум и шорох ветки, зимой и летом, в матку или телка, именно они являются для тигров врагом номер один. Именно они в начале века чуть-чуть не истребили тигров. Именно они уничтожают все живое и сейчас.
Где, скажите, остались орехопромысловые зоны или кедровые боры? Профукали. Промолчали. В лучшем случае в местной газете малость покричали. Кто их срубил? Да мы же и срубили, поверив обещаниям лесных монстров. Посмотрите на карту лесной растительности Приморского края, Анучинского, Чугуевского, Тернейского, Красноармейского, да почти любого района √ куда делся лес? Уплыл в Японию. А где богатые и довольные лесорубы, лесники, водители? Дом покосился, забор развалился и доску на гроб не найдешь.
А в газетах местные руководители сегодня опять призывают нас рубить лес во благо Человека! Ну, конечно, в Пластунском, Тернейском, Кемском да и в Амгинском участках рубить уже нечего. Там уже давно черт ногу сломит, а вот в Усть-Соболевке - хорошо! Еще лучше - в Самарге! И удэгейцы вроде бы уже созрели, согласны, что за новую школу надо платить. А чем платить? Только лесом. Все для Человека, все во имя Человека. И другого выхода нет.
Да не верьте вы им! Лапша. Недавняя история об этом говорит. Давно здесь люди живут. И лишь последние 25 лет лесопромышленники ведут первую скрипку. А раньше сельским хозяйством, морем кормились. И не хуже жили. Аж 40 тысяч населения было в Тернейском районе. И всем хватало и рыбы, и мяса, и досок. Думать надо, как переориентировать наше хозяйство, но варварские рубки давно пора забыть. Спросите у лесозаготовителей, сколько леса они восстановили? Ноль. Какие же они хозяева? Временщики они, истинные варвары: срубил - и ушел в другой кедрач.
Да, лес можно и нужно эксплуатировать, в том числе и рубить его. Но как рубить? Прежде всего хозяйство должно быть на века. Благо человека - это не только (и не столько) сегодняшний день. Это Дом, Семья, Поколения. Исходя из этого, нельзя рубить сук, на котором сидишь. Хозяйство должно иметь свою Территорию, свой Лес и хозяйствовать так, чтобы не оскудела эта Территория никогда. Распланируй свой Лес так, чтобы рубить было что и Завтра и послеЗавтра. Срубил - посади, убил - восстанови, поймал - вырасти и выпусти. Это не пустые слова. По этим законам уже давно живут в Эстонии и Финляндии, в Германии и в Швеции. Пагубность вахтового метода рубок давно поняли народы и правители всех стран, кроме нашей родной России.

В любое время тайга - наш Дом

Время сегодня для всей России и для нас, таежников в частности, - тяжелое. Время Перемен. Сломали все, что создавали 70 лет. И остались у разбитого корыта. Многие растерялись, а что же будет дальше? Кто и куда нас поведет? Политики и руководители меняются чуть ли не ежедневно. Люди бегут... От насилия и угроз, от несправедливости и безработицы, от разрухи и бардака... Но куда бы они не прибежали, везде их ждут те же проблемы: дом, работа, пропитание...
Не надо нам бежать из таежных поселков. Надо обустраивать свой Поселок, свой Дом, надо найти свою Работу. Деньги можно зарабатывать не только на валке леса, но и на лесовосстановлении. Не только на ловле рыбы, но и на ее разведении. Не только на отстреле диких животных, но и на их охране. В тайге, на реке и на море принцип должен быть, как на огороде: что посадил и вырастил, то и съел. Нельзя, чтобы один пахал и сеял, а другой съедал. А у нас сейчас так и в лесу, и на море, и в реке. Время Перемен дает нам шанс строить свою жизнь и свое хозяйство по собственному разумению, а не по указу свыше. Вот и давайте, таежники, размышлять. Я предлагаю подумать не только о рубке, отлове, отстреле, но и об охране. Можно ли от этого прокормиться?
Если взять за пример наш заповедник, то оказывается, что можно. Худо-бедно, но с гарантированным "куском хлеба". А есть ли польза от такой работы? Уверен, что есть. Все вокруг повырубали, а вот в заповеднике есть что посмотреть и показать. Плотность диких животных в заповеднике на порядок выше, чем в других. И звери постоянно подпитывают соседние территории. Поэтому охотники предпочитают охотничьи угодья рядом с заповедником.
И в наше смутное время деньги на охрану природы получить у иностранцев проще, чем на ее эксплуатацию. Почему у иностранцев, а не у российского правительства? Потому что сегодня у нашего правительства денег нет даже на зарплату. А уж про местную власть и говорить не приходится: привыкли за 70 лет сидеть на шее у государства и исполнять приказы свыше, как впрочем и все мы... Вот и приходится сегодня просить денег у иностранцев, пока не научимся делать их сами, не обворовывая при этом своих детей и внуков.
Заповедник существует уже 60 лет и разваливаться не собирается, в то время как большинство хозяйств, эксплуатирующих природные богатства, уже развалились или дышат на ладан. Без восстановления ресурсов они недолговечны.
Если брать с "высоты птичьего полета", глазами будущих поколений...,- то нам, работникам заповедника, не стыдно смотреть в глаза детям и внукам. Мы оставляем им наш труд и любовь в виде нетронутых лесов, чистых рек и ключей. Вот, правда, накоплений у нас никаких, и дома наши покосились, никто не разбогател, как, впрочем, и все остальные таежные жители.
Можно прожить и не грабя тайгу, не разбазаривая ее богатства направо и налево. Только не надо думать, что государство нас накормит, а власть что-то кому-то должна. Никто никому не должен. Только мы сами можем заставить себя работать и думать о завтрашнем дне. Пока еще не поздно. Тайга нас и оденет и накормит, если ее не обижать. Вырубим тайгу - пострадаем прежде всего мы с вами. Будет стоять уссурийская тайга - будут и реки чистые, и живности достаточно, будет у нас и работа, и здоровье, и душевная радость. Вырубим тайгу...- что будет с таежником? Пойдет-поедет искать себе другую тайгу. Не сможет таежник без тайги. Не сможет и тигр. Настоящих таежников, кто проводит в тайге и месяцы и годы, и всю свою жизнь, сотни тысяч.

К вам, дорогие таежники┘

Тигра спасут не ученые, не чиновники, и не мировая общественность, а местные жители, таежники, которые нередко и убивают полосатых кошек. Одни убивают, другие жалеют, третьи остерегаются... Но все живут "бок о бок" с тиграми. Все приспосабливаются, привыкают, и многим в тайге без тигра чего-то не хватает. Вот на таких таежников и вся надежда тигриного племени. ОН - главная фигура для тигра. Захочет - убьет, захочет √ помилует┘ Хочется верить, что помилует. Мой таежный учитель - Денис Евстафьевич Деревнин, профессиональный охотник и таежник, никогда не уступал тропу тигру, но и никогда не имел на него зла даже на охотничьей тропе. Он фанатично любил тайгу, знал ее отлично и отдавал все свои силы и знания для сохранения таежных богатств. Маленькая деталь: прорубая тропу, он всегда обходил кедрушки... И среди моих знакомых таежников патриотов уссурийской тайги явное большинство. Это не хапуги, не временщики, это хозяева тайги. Убить матку с теленком... Нет! Убивать черных, не вылинявших белок... Нет! Поймать, убить больше, чем съесть... Нет! С тайгой и с ее обитателями они сроднились. Они одной крови.
При всем самом глубоком уважении к лесникам, геологам, охотникам, топографам и другим лесным специалистам мы должны с горечью констатировать, что именно среди нас, таежников, до сих пор попадаются личности, поднимающие без нужды оружие на тигра. Не для самообороны, а по другим мотивам: из-за страха, по злобе (месть за собаку), в спешке ("ружье само выстрелило"), для хвастовства (не каждый убивал тигра), для острастки... Только за 1992 год в Тернейском районе погибло более 15 тигров, а виновников не нашли. Что тут говорить, тут понимать надо, осознать трагичность судьбы 200 тигров, отнестись к ним по-людски, с позиций более сильного и более умного...
Самым опасным для тигра остается человек с ружьем, других противников у него нет, разве что редкие стычки с медведем.
Если вы увидели тигра и у вас есть ружье - стреляйте. Но только не в него, а в воздух. Стреляйте, нет никакой беды и обиды, пусть тигр сойдет с тропы. Пусть он знает и всегда помнит, что человек сильнее его. Пусть он остается диким зверем и не подходит к человеку, избегает встреч с ним. Так будет лучше для обоих.
Но если вы стреляете в него - вы преступник! Тут только три варианта: или вы его убьете, или он вас, или тигр останется калекой и неизвестно, чем это кончится. Вполне возможно, что покалеченный зверь не сможет успешно охотиться на диких зверей и тогда будет вынужден или погибнуть, или перейти на питание более легкой добычей... Перечитайте еще раз все случаи визуальных встреч с тигром и убедитесь, что выстрелов тигры боятся и, как правило, после них уходят.
Если тигр ходит по вашему охотничьему участку, то не забывайте, что это и его охотничий участок, и у него прав на него не меньше, хотя у вас в кармане договор и акт на землю, а у него бумажек нет. Попробуйте понять его, ужиться с ним, на худой конец, отпугните его выстрелами. И если даже он захватит врасплох вашу собаку или пройдет по путику и проверит ваши капканы, все равно у вас нет морального права убить. Нет его вины в том, что границы ваших охотничьих участков совпадают. Нет его вины и в гибели вашего четвероногого друга: природа наградила его геном хищничества, геном ненависти к собакам.
А если разбираться основательно, то чаще всего в гибели собаки виноват хозяин, а не тигр. Доказательств тому у нас великое множество. Конечно, тигр берет собак и на тропе, во время охоты, и тут хозяин чаще всего бессилен помочь своему Амуру или Тайге, но в большинстве случаев собаки пропадают возле избушек, где ответственность полностью ложится на человека...
Обидно, конечно, что все эти нравоучения приходится читать из-за хищниконенавистников, которые полагают, что когда есть человек, не надо ни волков, ни тигров. Проблема хищников - одна из сложнейших, мы обсуждаем лишь один тезис этой проблемы: сохранение редчайшего вида хищников. Наши взаимоотношения с ним в каждом конкретном случае должны исходить именно из определения -  редчайший.
В последние годы в некоторых районах Приморского края: Лазовском, Ольгинском, Чугуевском и в некоторых других ситуация с амурским тигром изменилась. Он стал в тайге обычным фоновым видом, таким, как, скажем, изюбрь или медведи, но, естественно, по количеству их сравнивать нельзя. Если бы тигр не появлялся в поселках, на пастбищах, пасеках, было бы еще полбеды. Однако, даже в нашем северном Тернейском районе, где проходит северо-восточная граница ареала тигра, частота визуальных встреч человека с тигром, число конфликтных ситуаций значительно возросли, и в этих случаях традиционный подход к амурскому тигру только как редкому виду из "Красной книги" не охватывает всю сложность проблем. К тиграм, промышляющим возле поселков, наносящим ощутимый урон народному хозяйству, а тем более к людоедам должны быть выработаны иные меры.
Сложность в том, чтобы ни в том, ни в другом случае не перегнуть палку: нельзя оставлять безнаказанными опасных зверей, но и нельзя забывать, что общее поголовье амурских тигров исчисляется двумя-тремя сотнями.
Так что давайте вместе, сообща думать о том, чтобы судьба дальневосточного тигра не оказалась столь же плачевной, как его туранского собрата, последний из которых был убит в Таджикистане совсем недавно - в 1957 году.
Хочется выразить уверенность в том, что амурский тигр будет жить и размножаться не только в зоопарках мира, выступать на аренах цирка, но и свободно разгуливать по уссурийской тайге, нашей с Вами тайге, в нашем родном Доме. И мы сможем с гордостью рассказывать всем планетянам о своих встречах с этим красивейшим и опаснейшим хищником. И если ты приморец - патриот, ты не пойдешь на охоту за тигром, ты не станешь в него стрелять без нужды, из-за каких-то тысячи долларов, ты встанешь в ряды защитников тайги и ее обитателей.
 

Диалог с таежником

- Скажи, Николаич, а зачем тратить силы, время и деньги на охрану крупных хищников вообще и тигра в частности?
- А, действительно, зачем? Если посчитать, сколько они съедают диких и домашних животных, сколько раз нападают на человека, сколько от них неудобств при работе в тайге..., то получается, как ни крути, что без них жить и спокойнее и сытнее. С этих позиций всем медведям, тиграм и леопардам место только в зоопарках, хотя и там их приходится кормить мясом. Думающие так люди совершенно правы, но... Есть другая категория населения, которая убеждена:
-что на Земле всем места хватит и хищникам тоже;
-что Человек, как Существо высшего порядка, обязан беречь все живое на планете;
-что мир тем прекраснее, чем больше в нем разнообразия;
-что уссурийская тайга без тигров, что баня без веника...
- Возможно ли сохранить тигров?
Примеров эффективной охраны тигров достаточно: и в Индии, и в Непале, и в России. Но не меньше примеров, когда тигров истребили полностью: исчезли тигры на о. Ява, в Иране, Пакистане, Афганистане, Вьетнаме, Корее. В Средней Азии бывшего СССР последний тигр (туранский подвид) был убит в 1957 году.
- Сколько амурских тигров сегодня?
В зоопарках мира более 1000, в дикой природе порядка 400 особей (Приморский и Хабаровский края и Маньчжурия). До 1990 года в России наблюдался медленный, но неуклонный рост численности полосатых кошек, а с 1991 года в связи с крахом "железного занавеса", развитием рыночных отношений и большим спросом на шкуры, кости и мясо тигра, их численность резко падает. В Китае, несмотря на смертельную казнь за убийство диких тигров, поголовье последних "держится на волоске'".
- Сколько должно быть тигров, чтобы исчезла угроза их исчезновения, и при этом не нарушался баланс в системе: копытные √ хищники - человек?
Все зависит от конкретной территории. На охраняемых территориях - (заповедники, заказники) - одна плотность, на освоенных - другая. На юге - больше, на севере - меньше и т.д. Но, учитывая вековой опыт, нормальной плотностью полосатых хищников можно считать 4-6 особей на 1000 кв. км. (1самецплюс 2-3 самки и 2-4 молодых). Совершенно очевидно при этом, что в густонаселенных промышленно - и сельскохозяйственно развитых районах, где, как правило, низкая плотность диких копытных, наличие хищников, мягко говоря, нежелательно.
-Что делать с тиграми, заходящими в таежные поселки и нападающими на домашних животных?
Такие особи должны изыматься из популяции, они опасны не только для людей и скотины, но и порочат самих тигров. Но делать это должны специалисты, а не милиционеры и охотоведы, не имеющие опыта отстрела, отлова и тропления тигров. Слишком много примеров с трагическим финалом. Возможно применение мер отпугивания тигра от поселка, разрабатываемого Г.П.Салькиной в Лазовском заповеднике, но в присутствии подготовленного специалиста.
- Какие меры должны быть приняты, чтобы спасти популяцию амурского тигра?
Их много. Если коротко, то в каждом районе Приморского и Хабаровского края должна быть разработана и принята комплексная программа по спасению уссурийской тайги. Тигры - копытные - тайга - это неразделимый узел проблем. Без рубок и без таежных пожаров не бывает, но не эти факторы определяют благополучие таежных обитателей. Основополагающим было и остается - незаконный отстрел животных. Поэтому, чтобы спасти тигра, есть два пути:
1. Увеличить, где это возможно, охраняемые территории.
2. Полностью заменить систему охотничьей и лесной инспекции, поставив эту службу на самую значимую для развития района, края ступеньку (и по оснащению, и по оплате, и по специалистам).
В конечном итоге перспективы развития и благополучия лесных районов юга Дальнего Востока зависят напрямую от рационального использования таежных ресурсов, и контроль за  этим должен вестись на высоком профессиональном уровне.
- Это утопия, Николаич, тайгу рубили, и будут рубить. Невозможно представить тайгу без пилы, топора и трелевочника.
- Почти все правильно. Рубили, и будут рубить. Но не так, как раньше. Надо загнать лесопромышленника "в угол": вот твой лес на все времена, здесь должны жить и твои дети, и твои внуки, больше ты не получишь ни одного клочка, как ни крути. Сиди и думай, как развивать хозяйство, чтобы безбедно прожили бы и ты, и твои потомки. Чтобы и дома, и сады, и улыбки до ушей... А я - лесоинспектор и охотинспектор - буду следить за соблюдением тобой Лесного законодательства и по мере надобности давать рекомендации для более эффективного и менее истощительного для Леса хозяйствования. У меня достаточно информации по технологии использования Лесных ресурсов во всех частях Земного шара.
- Ну, а браконьеры - неистребимое племя?
- Они были всегда, и есть повсюду. Здесь нужны не погоня и ночные бдения. Нужны федеральные законы, краевые и даже районные. Законы, позволяющие местным жителям почувствовать себя богатым Хозяином в собственном Лесу. Ведь что получается: человек здесь родился и вырос, полюбил и Лес, и свою профессию охотника, а тут приезжает молодой и зеленый и начинает командовать - это тебе участок, этот - тебе. Ты можешь поймать 20 соболей, а ты - 2. Лицензии на мясо? Нет. Обойдешься и так. И отдает их местным "генералам". И лучшие охотничьи участки - тоже им, а также отставным приезжим чинам. А через год-два приезжает другой "зеленый". И все по-новому. А сколько проблем со сдачей пушнины. И с приемными ценами. А почему в самых глухих поселках, где бок о бок живут и русские, и украинцы, и татары, и удэгейцы, живут поколениями, вместе охотятся и воспитывают детей, а льготы у них разные: одним можно поймать красной рыбы и убить лося, а другим нельзя? Почему приезжие "тузы" охотятся и рыбачат за те же деньги (а чаще всего вообще без денег)? Я бы сделал, как на Аляске: местные жители имеют право купить за небольшую сумму лицензию на промысел и мяса, и рыбы в таком количестве, какой им необходим для жизнеобеспечения. А всем заезжим - лишь для утоления жажды охоты и за большие деньги. Сделать так, чтобы не было нужды у аборигенов нарушать Закон. В новом федеральном Законе о животном мире этот принцип уже заложен. Теперь дело за субъектами федерации. Законодательство и его слуги должны стать защитниками интересов местного населения.
- И все равно я не хочу видеть следы тигров на своем охотничьем участке и при встрече с полосатым не ручаюсь за себя┘, могу и выстрелить┘
- Я  не собираюсь никого переубеждать. Опытные охотники имеют сложившийся стереотип поведения, и в большинстве своем они - не хапуги. Как правило, искренне любят тайгу и ведут себя в ней, как рачительные хозяева. Если бы еще они были уверены в том, что охотничий участок не отберут, что местное начальство - не жулики, что тайгу не вырубят и реки не обмелеют, что семья не будет голодать, что добытое им с потом и кровью в тайге он по Закону и не за бесценок продаст... - тогда он при встрече с полосатым разойдется мирно.
- Нет, Николаич, не верю я в эти "если бы"! Жизнь диктует, есть спрос - будет и предложение. По-моему, не только тигру, но и всей уссурийской тайге с ее обитателями в ближайшие 20-30 лет хана. Не веришь? Тогда съезди и посмотри на южные районы Приморья, облети на вертолете Средний Сихотэ-Алинь. Рубки, рубки, гари, гари... А люди, как жили в халупах, так и живут. А возле крупных городов и поселков посмотри на сотни тысяч дачных курятников. Все это не от хорошей жизни. Где стада изюбрей, косуль, кабанов, пятнистых оленей, где косяки симы, горбуши и гольцов, где рыбная Ханка и чистые реки? И все порушено за последние 50 лет. И все под лозунгом: "На благо Человека! По просьбе трудящихся...!" И сегодня я не вижу просвета в тоннеле. По-моему, стало еще хуже, чем было.
- Я полностью согласен. Все так. Вот только Просвет в туннеле я вижу. Просвет - в развитии демократии, в уничтожении диктатуры (партии, пролетариата и любой другой). Нас 70 лет отбирали по принципу: если ты не с нами, ты против нас. А жизнестойкость популяции определяется ее гетерогенностью. Чем более разнообразен мир, тем он устойчивее. И демократия во всех сферах жизни увеличивает шансы выживания каждого субъекта. Сегодня у нас очень трудное, переломное время. Почти весь народ на грани бедности и бессилия. Тут не до тигров. Но уж дом-то своп, свою колыбель, где вырос ты и твои предки, надо отстаивать или нет? Надо! И необходимо проснуться от партийной спячки, когда было ясно, куда идти жаловаться, но не зная на кого. Кто определял наши грандиозные планы по комсомольско-ударным стройкам и покорению тайги? Кто прокладывал курс на благо народа?
А сегодня есть шанс и простым смертным, таким, как ты и я, если и не встать у руля, то хотя бы принять участие в прокладке курса. Отсиживаться преступно. Порядок надо наводить не только по всей стране, но и в своем углу, на своем охотничьем участке. Есть такая возможность. Нет Законов, нет гарантий, нет средств, но возможность появилась. И грех ею не воспользоваться.
- Может, Николаич, ты и прав. Ты ученый человек. Но я прожил и видел больше тебя. И надежды на спасение уссурийской тайги со всеми ее обитателями, в том числе и таежных людей, у меня не осталось никакой. Ты посмотри, как мало осталось таежных поселков! Уже не тигра и не тайгу надо вносить в Красную книгу, а таежника... А те таежники, что еще сохранились, уже по неделям гоняются за изюбрем, красной рыбой или женьшенем и зачастую приходят с пустыми руками. А сколько было зверя, рыбы и ягоды каких-то 30 лет назад...! Я старый человек, свое прожил и был счастлив в тайге. Дети мои еще видели урожаи кедровой шишки, белку, соболя, табуны кабанов и косяки горбуши. А вот что будут делать внуки?
- А ты помнишь, в свое время мы писали, воевали, выступали в защиту кедровых лесов? Мало было побед, но они все-таки были, и был принят закон, запрещающий рубку кедра. И если сравнивать со странами Запада, где девственных лесов или не осталось совсем, или сохранились небольшими клочками, то у нас в уссурийской тайге еще есть и что рубить, и что сохранить и, прежде всего, в северных районах Приморья. Особое внимание нам надо обратить на спасение лесов в бассейнах рек Самарга и Бикин, где сохранились последние из удэге... Там еще много хороших охотников, истинных патриотов тайги. И в Красноармейском, и в Пожарском районах, и на реке Хор, и повсюду, где проживают таежники, нужно поднять людей на борьбу с браконьерством в Законе. Варварские рубки, распределение участков и лицензий по чинам и партийной принадлежности, визиты заезжих "генералов" - вся эта атрибутика прошлого должна быть выброшена на свалку. Люди, поколениями проживающие в тайге, - истинные хозяева своей Родины и без их согласия и участия НИКТО не должен указывать, что и сколько рубить, где делать дорогу, кого и сколько добывать. И не надо отделяться от России, не надо строить дальневосточную или тернейскую республику. Это будет национальной русской политикой - самим на местах делать свою жизнь сытой, творческой и красивой. Нынешнее Время Перемен это позволяет. Надо только проснуться российскому мужику и взяться за работу. И тайга будет шуметь, и ее обитатели прыгать и летать, и таежники будут в довольстве. Я  в это верю.

Проверь себя

Если ты не сомневаешься - плохи твои дела...

Сколько лет живут тигры?
В зоопарке могут прожить и 20. В цирке через 10-12 лет работать не хотят. В тайге... - и кто его знает... Из обследованных 55 павших и убитых старше 13 лет нет (Николаев, Юдин, 1993). Похоже, что 12 лет - это уже старость, уже проблемы со здоровьем и пропитанием.
Каков размер индивидуального участка?
Все зависит от пола, возраста, обилия кормов и даже от характера зверя. Есть самцы, которые живут с одной самкой, а другим и трех мало. По нашим данным площадь участка взрослых самок колеблется от 300 до 600 кв. км, а самец занимает 1-3 участка самок. Но, повторяю, в каждом конкретном случае это зависит от множества причин.
Метят ли тигры свои участки?
Да. Самцы делают это значительно чаще. Существует два основных метода мечения: мочой возле наклонных деревьев и поскребы на земле с мочой или экскрементами. Многие деревья служат постоянными пунктами запаховой информации долгие годы.
Когда у тигров гон?
Обычно это зимний сезон - декабрь-февраль, но свадьба может состояться в любое время года. После потери выводка или распада семьи самка через месяц-два приходит в охоту в любое время года. А еще через 3.5 месяца появляются тигрята.
Сколько бывает тигрят?
Чаще всего 2-3, реже 1 или 4, как исключение-5.
Сколько выживает тигрят?
По нашим подсчетам 50% тигрят до полуторагодовалого возраста погибают. Чем крупнее выводок, тем выше смертность тигрят.
Сколько времени тигрята ходят с матерью?
18-20 месяцев. В это время дочки почти с маму и по габариту, и по размеру "обуви", а самцы намного крупнее, их пятка обычно 10.5-11 см.
В каком возрасте тигрята становятся половозрелыми?
Самки приносят первый помет на 4-5-ый год. Видимо, в это время взрослеют и самцы.
Сколько тигр съедает за год?
Очень трудно подсчитать точно. И каждый тигр имеет свои особенности. Мы считаем, что в среднем через каждые 5-6 дней тигр убивает новую жертву. Итого за год - 60-70 копытных. Много это или мало? Смотря, кто и как считает. Охотник говорит, что много, поскольку тигр вроде бы ест не свою, а его, охотника, дичь. Зоолог считает, что это не много и не мало, а ровно столько, сколько нужно тигру и копытным, чтобы не нарушить естественный баланс. А от этого баланса и зависит площадь индивидуального участка хищника, его физическое состояние, процент удачных охот, эффективность воспроизводства и т.д.
Сколько весит тигр?
Взрослые самки обычно 110-130 кг, взрослые самцы 160-190, от года до 1.5 лет-70-100 кг.
Сколько тигров в Приморье?
Самый трудный вопрос. Каждый год по-разному. Учеты не проводили с 1990 года. Тогда было порядка 300-400. Но в 1993-94 годах очень много тигров убили браконьеры, сбывая шкуры, кости и мясо за границу за бешеные деньги. Сколько тигров сейчас? Точный ответ получим в 1996 году, когда проведем учет по всему ареалу амурского тигра.*
Чему не стоит доверять:
1. Никогда тигроловы не ловили двухлетних (и старше) тигрят, поскольку семья распадается раньше.
2. Не делает тигр прыжки на 8 метров и не прыгает через забор с конем "на плече".
Однако...
Тигры прекрасно умеют лазить по деревьям, но делают это неохотно и только в стрессовых ситуациях.
Поэтому...
Не стоит спасаться от тигра на дереве, особенно если он недалеко. Уже не одного человека тигр "снял" с дерева.

Не хочешь встречаться с тигром...
-громко пой песни;
-стучи палкой по жестянке (ведро, миска, кружка);
-стреляй по кустам;
-в общем, веди себя шумно и смело.
Если встретил тигра...
-в 10 метрах... можно зажигать фальшвейер, действует безотказно. Если расстояние 20 метров и больше, он может и не испугаться.
-если нет фальшвейера, а есть ружье, выстрели выше тигра и раз, и два, смотря по ситуации. Помни, что большинство покалеченных тиграми людей стреляли в него первыми. Раненый тигр - самый опасный зверь.
- если нет ни того, ни другого... - все зависит от ситуации, от тебя, от характера тигра и от Бога. Но не спасайся бегством. Кричи, стучи, веди себя шумно и постарайся отступить с достоинством.
Если тигр в поселке...
- сообщи охотоведу;
- не лезь на рожон.
Если тигр задавил корову или коня...
-узнай, как далеко паслась скотина;
если в черте поселка - виноват тигр, если далеко от поселка и без пастуха - виноват хозяин.
Опасные ситуации:
- раненый тигр;
- тигр на жертве;
- тигр охотится за собакой, летящей к хозяину;
- встреча лоб в лоб.

* Учет тигра 1996 года дал результат: около 400 особей

Все фото: Марк Морич (Mark Moritsh).  Опубликованы в National Geographic Magazine, Feb. 1997