* Глава восьмая

ДЛИНА СУТОЧНОГО ХОДА И РИТМ СУТОЧНОЙ АКТИВНОСТИ

Еще недавно было принято считать, что амурский тигр регулярно совершает огромные переходы. Источником этого представления послужили, по-видимому, высказывания Н. А. Байкова (1925) о том, что в поисках добычи тигры могут преодолевать за сутки расстояние до 80 и даже 100 км. Оценка суточного хода этих зверей, основанная на материале зимних троплений, была впервые дана Л. Г. Каплановым (1948): 20≈50 км. Однако наблюдения Л. Г. Капланова относились к периоду, когда популяция была крайне разреженной. С тех пор положение сильно изменилось: ныне плотность населения тигров во многих районах, включая наш стационарный участок, приблизилась к естественной, отвечающей экологической емкости угодий.

Хотя за последние годы новые материалы по экологии амурского тигра накапливались довольно быстро, до сих пор ощущается явный недостаток данных, позволяющих подойти к определению длины суточного хода животных на методически строгой основе. Показатель, характеризующий перемещения животных за сутки, представляет интерес в различных аспектах. Без этого показателя невозможен анализ суточного ритма активности тигров; в то же время длина суточного хода позволяет судить об особенностях использования тиграми территории, об энергетических затратах зверей на поиски и добывание пищи. Наконец, знание длины суточного хода играет существенную роль при учете тигров.

Определить при троплении длину хода тигра за сутки далеко не просто. Если приравнивать суточный ход к расстоянию между двумя длительными лежками, можно допустить существенные ошибки. Смена фаз активности на протяжении суток происходит у тигров неоднократно, причем эта ритмика не укладывается в какую-либо простую, неизменно повторяющуюся схему. Для соблюдения максимальной объективности мы сочли необходимым исходить в оценке суточного хода из точно зафиксированных расстояний, пройденных животными за определенное время (Юдаков, Николаев, 1979). Таких точных определений в общей совокупности материала сравнительно немного. Они основаны на прямых встречах животных, на появлении их следов где-либо в надежно установленные часы, на ⌠привязке■ наблюдений к началу и концу снегопадов или ко времени образования наста, оттепелям. Лишь в качестве дополнения к этим данным привлекаются материалы длительных троплений, при которых ⌠суточные■ отрезки пути выделялись с большей или меньшей степенью вероятности.

Тигры-самцы

1. 17 января 1971 г. свежий след был встречен на дороге, проходящей по долине кл. Петрова. В 11 ч след был ⌠обрезан■≈ заключен в круг маршрутом наблюдателя. Позднее при троплении удалось установить, что в это время зверь находился на горном отроге между двумя небольшими распадками. От проходящего человека его отделяли несколько сот метров. Затем тигр переместился к устью кл. Тигрового, где появился не ранее 17 ч≈следы его перекрывали след прошедшего в это время человека. Путь протяженностью 6 км (из них 2 км по дороге) тигр преодолел не менее чем за 6 ч. На этом отрезке была отмечена одна неудачная охота и три непродолжительные лежки.

2. 31 января 1972 г. в 19 ч на дороге по долине кл. Богданова были встречены следы зверя, шедшего навстречу наблюдателю и отступившего при его приближении. Отсюда тигр переместился на склоны правобережья кл. Большого, где была найдена его длительная лежка на кабаньем ⌠гайне■. В середине ночи с 1 на 2 февраля начался снегопад, продолжавшийся до полудня 2 февраля. Все это время он провел на лежке, поскольку его выходной след, вытропленный позднее, был совсем не припорошен снегом. От места встречи до лежки тигр преодолел расстояние 17 км. На этот переход и длительный отдых в сумме было затрачено почти двое суток (без 5≈7 ч). Кроме указанной, на пути тигра были найдены еще две длительные лежки, из которых одна явно относилась к темному времени суток. Отмечены также 24 непродолжительные лежки. Тигр дважды охотился на изюбрей и один раз на кабана; все охоты были неудачными.

3. Ясная погода и оттепели, наблюдавшиеся за время перемещения тигра-самца 7, 8 и 9 марта 1972 г., позволили точно зафиксировать два его суточных хода. Поднявшись с лежки после полудня 7 марта, тигр прошел по влажному снегу (рис. 10), т. е. до окончания дневной оттепели, 6 км, еще через 3 км снова долго лежал. В 8 км от этой последней лежки была отмечена следующая дневочная лежка, где зверь находился 8 марта. Отсюда тигр поднялся также после полудня. Путь, пройденный им за сутки, составил 17 км. На этом расстоянии отмечено, помимо длительных, 25 кратковременных лежек.

Ход за следующие сутки≈до дневочной лежки 9 марта≈ был определен по тем же признакам и составил 18 км (из них 13 км было пройдено по дороге). На этом пути, вблизи дороги, тигр убил изюбря. Около добычи≈длительная ночная лежка. Однако труп изюбря остался почти нетронутым. Кратковременных лежек на указанном отрезке было 19.

4. У этого же тигра-самца был прослежен путь общим протяжением 144 км (17 из них по дорогам). Это расстояние, включающее два суточных хода, описанных выше, было пройдено за 19 суток. Начало отрезка определено с точностью до суток. Тигр-самец пересек долину кл. Большого несколько ранее тигрицы, прошедшей в этом месте утром 29 февраля. Более чем через полмесяца≈18 марта, после полудня, его спугнули наблюдатели, непрерывно шедшие по следу. На 144 километра пути тигром были убиты молодой кабан (съеден полностью) и два изюбря (один из них съеден приблизительно на 3/4, второй почти не тронут). Кроме того, совместно с тигрицей самец поедал убитого ею кабана; он кормился также на остатках своей старой добычи (изюбря) месячной давности. Найдено 20 длительных и 224 кратковременные лежки. Из семи длительных лежек, время пребывания на которых установлено точно, шесть были дневными (три у жертв) и одна, также у добычи, ночная.

5. 24 ноября 1972 г. тигр, поднявшись с дневочной лежки, на которой он находился во время снегопада, прошел 4 км по лесовозной дороге и вышел на следы человека, проходившего здесь в 18 ч того же дня. Место выхода на след человека и принято за начало точно зафиксированного отрезка. Тигр появился на дороге вскоре после человека, так как к 23 ч, когда снегопад прекратился, он прошел по дороге уже 6 км, оставив семь кратковременных лежек. Следуя по той же дороге, он через 10 км (от начала отрезка) долго лежал в стороне от дорожного полотна. Неподалеку отсюда (6 км) находилась избушка, мимо которой зверь прошел в 6≈8 ч утра 25 ноября. В избушке в это время находились наблюдатели. За 700 м до зимовья тигр сошел с дороги к реке, где позднее была найдена его длительная лежка≈зверь пытался скрадывать изюбря, но неудачно. Далее тигр прошел еще 1,5 км и свернул с дороги на склон.

В 18 ч 30 мин 25 ноября, следуя по дороге уже в обратном направлении, тигр покинул ее, потревоженный подъезжающей к зимовью машиной. Вскоре же снова вышел на дорогу и двинулся по ней дальше. Маневры тигра были обнаружены, когда машина выехала от зимовья и догнала его; мы видели с дороги промелькнувшего зверя. Суточный ход с 18 ч 24 ноября до 18 ч 45 мин 25 ноября составил 23,7 км (по дороге 21,3 км). Этот путь распадается на несколько отрезков. С 24 (после


Рис. 10. След тигра ⌠Хозяина■ по влажному снегу

18 ч) и до 25 ноября (6≈8 ч), т. е. ночью, тигр прошел 16 км по дороге. Здесь у него было две длительных (одна из них во время охоты под утро) и 13 кратковременных лежек, две неудачные охоты на изюбря. С 6≈8 ч 25 ноября до 18 ч 45 мин того же дня тигр прошел 7,7 км, из которых 5,3 км составил его путь по дороге в темное время суток. Остальные 2,4 км он прошел днем. На дневном переходе отмечено 3 длительных и 17 кратковременных лежек.

6. Очередной суточный ход тигра-самца был прослежен, начиная от конца только что описанного отрезка. Этот путь завершается встречей тигра с наблюдателем на дороге в 19 ч 30 мин 26 декабря. В начале данного отрезка тигр, потревоженный движущейся машиной, долго лежал, отойдя от дороги на 70 м, затем вернулся на нее. Пройдя далее 8 км, он сошел с дороги и проследовал 6 км по склону и долиной реки. Затем вновь появился на дороге, шел по ней 11 км. После этого свернул в лес и через 13 км дневного перехода преодолел горный отрог, разделяющий долины основной реки и ее притока. Так он вышел на другую дорогу≈ по долине притока. Здесь через 3 км пути в 19 ч 30 мин тигр встретился с человеком. При этом было точно установлено, что на дорогу зверь вышел в темное время суток. Всего за сутки на этот раз тигр покрыл расстояние 41 км. Это максимальный результат во всей совокупности нашего материала. Ночью тигр прошел 22 км по дороге и 6 км вне ее. На этом пути отмечено 29 кратковременных лежек и одна длительная. Дневной переход составил 13 км; здесь найдено 31 кратковременная и 3 длительных лежки. Отмечена одна неудачная охота на изюбря, которого тигр преследовал около 2 км.

7. 15 декабря 1972 г. свежий след тигра был встречен на дороге по долине ключа. Свернув с дороги, зверь вскоре убил и почти полностью съел кабана-сеголетка. Вернувшись на дорогу, прошел по ней 7 км. Затем перевалил через горный отрог, похожий на мыс, в долину реки и направился по ней вверх. У подножья склона была найдена дневочная лежка. Двигаясь дальше по долине, тигр натолкнулся на следы человека, шедшего вдоль берега реки. Время выхода на следы человека могло быть установлено с точностью до нескольких часов. Было ясно, что зверь прошел здесь уже 16 декабря. Таким образом, переход тигра за сутки составил 17 км (три из них по дороге). Кроме дневочной, на этом отрезке отмечено еще две длительные лежки, одна из которых у добычи. Кратковременных лежек найдено 38.

8. Только что описанный отрезок можно принять за начало длительного перехода, занявшего у тигра приблизительно 13 суток. Конец отрезка ≈ длительная лежка на горном отроге, относящаяся к 28 декабря. Всего за 13 суток тигром пройдено 115 км (40 по дороге). На этом расстоянии добыча (кабаны-сеголетки) была встречена четыре раза. Все пойманные поросята полностью съедены. Отмечены три неудачные охоты на изюбрей и одна - на кабана. Длительных лежек было 18, из них 4 у добычи. Все

(пять) длительные лежки, которые удалось отнести к определенному времени суток, были дневочными. Кратковременных лежек найдено 285.

Тигрицы

9. В ночь с 9 на 10 марта 1971 г. во время снегопада тигрица сошла с дороги, проложенной по долине ключа, и через 1,8 км пути убила собаку. Ясная погода, пришедшая 11 марта на смену снегопаду, позволила установить, что в этот день зверь оставался у добычи. Рано утром 12 марта следы тигрицы снова были отмечены на дороге; 11 марта их там не было. Таким образом, тигрица прожила у добычи не менее 1,5 суток; собака была съедена полностью. Перед тем как снова выйти на дорогу, зверь пошел по замкнутой петлевидной траектории вблизи добычи. Видимо, это было вечером 11 марта. Длина петлевидного хода около 4 км. Всего же от схода с дороги (перед нападением на собаку) и до возвращения на нее тигрица прошла 7,5 км. Этот переход относится к временному интервалу не менее 1,5 и не более 2 суток. Кроме длительной лежки около убитой собаки, на пути тигрицы отмечено 16 кратковременных лежек.

10. 22 января 1972 г. в долине кл. Большого был обнаружен свежий след тигрицы, перешедшей на правобережье ключа. В 14 ч здесь проходил человек, но следа не было; в 16 ч он уже появился. Таким образом, тигрица пересекла этот участок между 14 и 16 ч.

Утром 26 января (накануне следа не было) она перешла здесь в противоположном направлении неподалеку от ранее отмеченного следа. За 3,5 суток тигрица прошла около 29 км. В пределах этого отрезка были найдены остатки убитого ею кабана-сеголетка; тигрица съела приблизительно четвертую часть добычи. Помимо длительной лежки около жертвы, найдены еще одна длительная и 41 кратковременная (в различной степени обтаявшие) лежки.

11. 29 февраля 1972 г. тигрица пересекла дорогу в долине ключа Большого. Здесь она прошла рано утром; накануне вечером след отсутствовал. За 6,5 последующих суток зверь переместился на 56 км, оставив на этом расстоянии 5 длительных (из них 2 у жертвы) и 45 кратковременных лежек. Три длительные лежки (в том числе около жертвы) были явно дневными. Тигрица добыла кабана, который поедался ею совместно с тигром-самцом, и изюбря-сеголетка. Изюбрь был съеден ею почти полностью.

12. Этот отрезок троплений непосредственно продолжает предыдущий. Вечером 6 марта тигрица вышла на дорогу, проложенную по долине реки. О том, что перед этим она шла днем, можно было судить по характеру следов, которые четко отпечатывались на влажном снегу. Оттепель была в дневные часы, ночью подмораживало и снег покрывался ледяной коркой. На
этот раз мы тропили зверя, лишь незначительно отставая от него. По дороге тигрица прошла 8 км, причем проделала этот путь уже с наступлением темноты. Такой вывод подтверждается, в частности, отсутствием характерных сходов с дороги, отражающих реакции тигров на приближающийся транспорт. Ночью же движение машин-лесовозов в этом месте было очень редким. С дороги тигрица повернула на склон, где была найдена ее ночная лежка. С лежки зверь поднялся рано утром 7 марта. Выход в ранние утренние часы подтверждается тем, что дальнейший путь в 6 км вплоть до дневной лежки тигрица проделала по насту.

Дневную лежку она покинула в середине дня. Через 300 м снова легла на солнцепеке, каталась по снегу. От этого места зверь продолжал путь еще в дневную оттепель. Через 6 км пути по влажному снегу тигрица убила косулю. Добыча была съедена быстро и почти целиком. Отдыхал зверь на солнцепеке вблизи жертвы. Вечером тигрица двинулась дальше. Через 1,5 км пути от места удачной охоты зверь начал идти по насту.

Кроме отмеченных лежек, на пути от дневки до добычи было шесть непродолжительных лежек, две из них ≈ ⌠охотничьи■. После поедания добычи отмечена еще одна кратковременная лежка и неудачная охота на кабана. Всего за сутки тигрица прошла 22 км (из них девять по дороге) с тремя длительными (одна у добычи) и восемью кратковременными лежками. Если суммировать данный отрезок с предыдущим, то переход за 7,5 суток составит 78 км.

13. В ночь с 11 на 12 января 1973 г. по дороге в долине ключа прошел тигр-самец; рано утром 12 января на его след вышла тигрица. Миновав тропу самца, она направилась вверх по долине ключа. Через 7 км пути≈лежка. Пройдя еще 6 км, тигрица преодолела водораздел, после чего успешно охотилась≈убила кабана-сеголетка. Поблизости находилась ее дневная лежка. Добыча была съедена приблизительно на 1/3. В 17 ч 13 января остатки поросенка еще не успели промерзнуть. Тигрица ушла незадолго до появления наблюдателя. Путь в 13 км был проделан зверем за время лишь немногим более суток. На этом отрезке отмечены две неудачные попытки добыть кабана и изюбря и лишь одна кратковременная лежка.

14. В ночь с 24 по 25 февраля тигрица прошла по дороге в долине реки, затем перешла на противоположный берег. Спустя почти 10 суток, 6 марта в 12 ч 20 мин зверя спугнули около добычи ≈ взрослого кабана, съеденного приблизительно наполовину. У добычи тигрица жила долго. От остатков тигра до кабаньего ⌠гайна■, где тигрица отдыхала, тянулась нахоженная тропа. Всего за 9,5 суток тигрица переместилась на 39 км (из них лишь 1,5 км пройдено по дороге). Кроме взрослого кабана, ею за это время был убит и полностью съеден поросенок. Неудачных охот было пять (одна≈на косулю, по две≈на кабана и изюбря). В долине ключа она подходила к лежавшему на ⌠гайне■ погибшему от истощения кабану-сеголетку. Оттащила его немного в сторону, но есть не стала. Длительных лежек на пути было пять, из них две ≈ у добычи (одна относится к темному и одна ≈ к светлому времени суток). Кратковременных лежек найдено 39.

* * *

На основе рассмотренных данных могут быть выведены средние показатели. Они несколько условны, так как суточный ход тигров заведомо различен в зависимости от того, совершает ли зверь переход по своему участку или задерживается в какой-то его части, охотится удачно или неудачно, ищет добычу или поедает добытое животное. Все же осредненный показатель отражает степень подвижности тигров, характеризует использование животными территории во времени. Средний суточный ход тигров-самцов составляет 9,6 км, максимальный ≈ 41 км. Последняя величина довольно резко уклоняется от остальных и относится к перемещениям тигра-самца (⌠Ленивого■) преимущественно по дорогам. Важно напомнить, что данный зверь, не имея своего постоянного участка, вел бродяжнический образ жизни. Минимальный суточный ход тигров указать трудно, так как при поедании добычи и отдыхе около нее он порой не превышает нескольких сот метров.

Для тигриц среднее значение перемещений за сутки ≈ 7 км, максимальный суточный переход≈ 22 км. Эти цифры относятся, как уже отмечено, к тигрицам без выводков. Столь же точных данных о суточных перемещениях выводков получить не удалось. Сам характер следов выводков (наброды тигрят, перемещения их, а также и тигрицы в различных направлениях на небольших участках) препятствует таким надежным определениям. Исходя из отдельных наблюдений, можно принимать, что самки с маленькими тигрятами перемещаются меньше, чем холостые тигрицы. Иллюстрацией этого положения могут служить также известные наблюдения Л. Г. Капланова (1948).

В целом полученные нами результаты заставляют пересмотреть традиционное представление об амурском тигре как о звере, которому свойственны сравнительно быстрые и чрезвычайно широкие перемещения по территории. Оседлые тигры, обеспеченные добычей, большие переходы совершают редко (Юдаков, Николаев, 1979). Основываясь на наблюдениях в Сихотэ-Алинском заповеднике, к близким выводам пришел Е. Н. Матюшкин (1977), по мнению которого ⌠при благоприятных кормовых условиях суточный ход тигров в норме вряд ли превышает 15≈ 20 км■ (с. 167).

Суточный ход зверей не может отождествляться с расстоянием между двумя длительными лежками. По нашим данным, для самцов максимальное расстояние между двумя такими лежками значительно меньше максимального суточного хода≈21 против 41 км. Подобные различия прослеживаются и у тигриц≈ 15 против 22 км. Хотя среднее количество длительных лежек на один суточный ход близко к единице, их число за сутки может достигать 5. О частой смене периодов активности и покоя свидетельствует количество кратковременных лежек. У самцов их отмечается в среднем 15, у самок ≈ 9 на 10 км пути. Эти непродолжительные лежки также могут быть в той или иной степени обтаявшими; разграничение их и длительных лежек во многих случаях условно.

Периоды длительного отдыха у амурского тигра не приурочены строго к определенному времени суток, хотя в общем животные предпочитают отдыхать днем. Из 55 длительных лежек, для которых с достаточной точностью удалось установить время суток, 42 (76%) были дневными. В этом отношении показательна уже сама приуроченность длительных лежек к южным склонам, к местам, хорошо прогреваемым солнцем. Приблизительно третья часть лежек, как дневных, так и ночных, оставлена хищниками у добычи.

Резюмируя изложенные материалы, амурского тигра можно охарактеризовать как животное, для которого типична многократная на протяжении суток смена фаз активности. При этом суточный ритм зверей весьма пластичен: отклонения от схемы ⌠дневной отдых≈ночные перемещения■ наблюдаются очень часто. Если справедливо, что амурские тигры могут за короткий срок совершать большие переходы, то столь же верно и другое - при оседлой жизни на определенном участке их передвижения в течение суток лежат в довольно узких пределах.