* Глава седьмая

ВЗАИМОРАСПОЛОЖЕНИЕ УЧАСТКОВ ОБИТАНИЯ РАЗНЫХ ОСОБЕЙ

Материалы, характеризующие территориальное размещение особей относительно друг друга, целесообразно сначала рассмотреть для индивидуально различавшихся самцов и самок отдельно, последовательно сопоставляя данные по каждому сезону. Лишь опираясь на результаты такого анализа, можно перейти к следующему этапу≈выявлению основных черт пространственной структуры популяции в целом.

Тигры-самцы

З и м а 1970/71 г. В этот сезон наблюдения по следам вели за одним самцом ≈ ⌠Хозяином■, переходы которого были прослежены на небольшой территории в среднем течении р. Горной к северу вплоть до верховий Малого Ключа бассейна р. Ореховка (см. рис. 6). Вероятно, этого же зверя тропили на участке: кл. Широкий бассейна р. Малиновка≈распадки ключей Евсеева и Казачкова бассейна р. Горная. Данных о взаимодействии между разными тиграми-самцами в первую зиму работы на стационаре получено не было.

З и м а 1971/72 г. Перемещения ⌠Хозяина■, выявленные длительными троплениями, охватывали большое пространство≈от распадков ключей левобережья р. Горная до горных отрогов правобережья р. Ореховка в ее верховьях (см. рис. 6). Почти на всей указанной территории контактов ⌠Хозяина■ с другими самцами не отмечали. След крупного тигра, возможно самца-соседа, был встречен 13 марта по кл. Петрова (Юрта) и 16 марта в верховьях кл. Правый Игристый. Именно здесь лежат крайние южные точки переходов ⌠Хозяина■, поэтому можно предположить, что в данном случае имело место пограничное взаимодействие особей. Тигр-сосед, выйдя с юга на левобережные склоны кл. Петрова, встретил здесь след ⌠Хозяина■, прошел по склону замкнутым петлевидным ходом и удалился в южном направлении.

З и м а 1972/73 г. По данным, собранным в этот сезон, ⌠Хозяин■ держался преимущественно на территории, заключенной между долиной кл. Правый Игристый в его среднем течении и бассейном кл. Быстрого, левого притока р. Ореховка, также в среднем течении (см. рис. 6). Через значительную часть указанной площади неоднократно пролегали маршруты другого самца≈⌠Ленивого■ (см. рис. 7). Пространство, где их пути пересекались или совмещались, определяется приблизительно следующими рубежами: долина кл. Большого и его притоков в нижнем течении≈распадки ключей правобережья р. Горная от Медвежьего до Каменного; на север оба тигра-самца доходили до среднего течения Малого Ключа.

Особенно тесно их маршруты переплетались у слияния кл. Большого и р. Горной, т. е. в пределах ⌠ядра■ участка обитания ⌠Хозяина■. На отдельных отрезках своего пути ⌠Ленивый■ двигался вслед за ⌠Хозяином■ по его тропе: именно так он прошел от верховий Малого Ключа до долины р. Горная≈ свыше 20 км, из которых вне ранее проложенного следа лишь 0,8 км. За период времени, охарактеризованный троплениями, прямых встреч между этими особями не было. В одном месте ⌠Ленивый■ прошел по следам ⌠Хозяина■ туда и обратно (т. е. сделал сдвойку), как бы изучая след своего предшественника; неподалеку отсюда он использовал для длительного отдыха лежки ⌠Хозяина■.

По имеющимся данным, ту часть участка ⌠Хозяина■, которая охватывала бассейны ключей Большого и Быстрого левобережья р. Ореховка, ⌠Ленивый■ не посещал. Вместе с тем в южном направлении его переходы на десятки километров простирались дальше переходов ⌠Хозяина■: он курсировал не только по долине р. Малиновка, но и по бассейнам ее левых притоков≈ р. Комсомолка и кл. Валун.

Кроме двух упомянутых самцов, на площади, находившейся под наблюдением, отмечены следы еще одного крупного тигра, которого назвали ⌠Могучим■ (см. рис. 7). Он посещал места, лежавшие в непосредственной близости от крайних южных пунктов перемещений ⌠Хозяина■: бассейны ключей Звучный и Петрова. Участок обитания этого зверя охватывал главным образом верхнюю часть бассейна р. Малиновка; прямых контактов ⌠Хозяина■ и ⌠Могучего■ не наблюдали, их маршруты в эту зиму не пересекались.

Когда со стороны участка ⌠Хозяина■ в направлении р. Малиновка направился ⌠Ленивый■ и встретил в долине кл. Петрова ⌠Могучего■, между ними произошла схватка. Насколько можно судить по данным троплений, ⌠Ленивый■ не имел своей территории. Тем более примечательно, что драка его с ⌠Могучим■ произошла как раз в зоне соприкосновения участков последнего и ⌠Хозяина■. Видимо, столкновение двух самцов носило все же характер пограничного конфликта. Обнаружив на своем пути пришельца, ⌠Могучий■ сразу проявил по отношению к нему крайнюю агрессивность (надо учесть, что поблизости держалась тогда тигрица ⌠Миниатюрная■, с которой ⌠Могучий■ постоянно контактировал).

Встреча тигров произошла на горном склоне, на тропе кабанов. Около 70 м ⌠Могучий■ теснил ⌠Ленивого■ назад по тропе, по сторонам которой остались сплошные отпечатки туловищ и хвостов. Затем, вытолкав ⌠Ленивого■ на небольшой свободный от деревьев участок, ⌠Могучий■ сбил его с тропы. Здесь на расстоянии 20 м тянулась полоса сплошь сбитого окровавленного снега, на кустах остались клочья шерсти. Смертельно раненный ⌠Ленивый■ перевалился через сучковатую валежину, скрытую снегом, а одержавший верх ⌠Могучий■ развернулся и, подойдя к вершине этой валежины, направился обратно по своим следам.

⌠Ленивый■ долго лежал за валежиной, затем поднялся, вышел на тропу и двинулся по ней вслед за ⌠Могучим■, т. е. в том же направлении, что и до драки. Вся тропа на первых десятках метров была обильно полита кровью. Зверь очень часто ложился, оставляя пятна крови. От места схватки лежки следовали одна за другой через 30, 15, 20, 70, 150, 30 м. Последняя лежка была длительной и особенно сильно окровавленной. Отсюда тигр повернул влево и пошел по правому распадку кл. Петрова. Через 100 м на его пути снова появились кровавые лежки≈две подряд. Затем он пересек большой правый распадок кл. Петрова и на противоположной его стороне подошел к кедру, у основания которого находилось гайно кабанов. На этом гайне он и погиб (рис. 9), пройдя от места схватки около километра. Прожил он после драки 12 суток, что было установлено по отпечаткам еще двигавшегося хвоста на свежевыпавшем снегу. Вся наружная сторона передних лап погибшего тигра была в глубоких продольных ранах, нанесенных когтями. Позднее на мышцах передней части туловища были обнаружены большие кровоподтеки. Весил ⌠Ленивый■ 192 кг, возраст его был 9≈ 10 лет.
 


Рис. 9. Самец ⌠Ленивый■, погибший в схватке с другим тигром.
 

З и м а 1973/74 г. Для этого сезона имеются лишь эпизодические наблюдения. Следы ⌠Хозяина■ отмечены 22 ноября на отрогах между кл. Быстрым и его притоком Средним бассейна р. Ореховка.

* * *

Результаты трехлетних зимних наблюдений позволили с достаточной отчетливостью выявить регулярно используемую территорию лишь у одного самца ⌠Хозяина■. Чтобы уверенно судить о том, как соотносились с участком обитания этого тигра участки других самцов, живших по соседству, данные троплений недостаточны. Известен один из соседей, ⌠Могучий■, переходы которого пролегали главным образом по верхней части бассейна р. Малиновка. Но и у этого тигра участок не прилегал широко к территории ⌠Хозяина■. Сплошной и достаточно протяженной пограничной полосы между ними не было. Маршруты двух самцов тесно сближались лишь в одном месте на окраине системы переходов ⌠Хозяина■: это узкое междуречье ключей Игристого и Большого с их притоками≈ключами Звучный и Петрова. В длину полоса перекрытия участков не превышала десятка километров, в ширину 1≈2 км. Таким образом, территории двух индивидуально распознававшихся тигров-самцов оставались практически разобщенными.

Что же касается третьего самца ≈ ⌠Ленивого■, который широко перемещался по участкам и ⌠Хозяина■, и ⌠Могучего■, то этот зверь, как уже говорилось, не имел, видимо, устойчивых территориальных связей. Патологические изменения костей конечностей, обнаруженные у него после гибели, дают вероятное объяснение тому, почему ⌠Ленивый■ не смог занять и удержать за собой индивидуальный участок. Бродяжничество закономерно привело его к гибели в схватке с одним из территориальных самцов ≈ ⌠Могучим■.

Тигрицы

З и м а 1970/71 г. Переходы ⌠Хозяйки■ с маленькими тигрятами были локализованы на очень ограниченной площади по ключам Большому и Малому. За время наблюдений она лишь один раз посетила правобережье р. Горная и пересекла водораздел между этой рекой и р. Ореховка (см. рис. 8). Другая из обнаруженных в пределах обследованной территории тигриц≈⌠Миниатюрная■ жила в эту зиму на левобережье р. Горная: ее следы тропили по кл. Игристому, притоку р. Горная (см. рис. 7). Никакого взаимодействия между ⌠Хозяйкой■ и ⌠Миниатюрной■ отмечено не было, по существу, они даже не были непосредственными соседями. Участки, где преимущественно держались эти особи, отчетливой общей границы не имели. По долине р. Горная, лежавшей между ними, ни та, ни другая тигрица не проходила.

З и м а 1971/72 г. Даже если не принимать во внимание эпизодический дальний заход ⌠Хозяйки■ на правобережье р. Ореховка (кл. Соболиха), можно считать, что участок ее обитания существенно расширился, сохранив прежнее ядро (см. рис. 8). Теперь ее перемещения захватывали почти все междуречье рек Ореховка и Горная вблизи слияния этих рек. Троплений тигрицы ⌠Миниатюрной■ в данном сезоне не было.

З и м а 1972/73 г. ⌠Хозяйка■ уже с новым выводком (один тигренок) держалась на очень маленькой площади между ключами Средний и Быстрый близ их слияния (см. рис. 8). Следы другой самки, за которой регулярные наблюдения не велись (⌠Неизвестной■), отметили 1≈2 ноября 1972 г. в верховьях кл. Стрельцова на правобережье р. Горная. Видимо, ее же след был обнаружен в конце зимы по кл. Колючий, притоку кл. Среднего. У этой тигрицы было два тигренка-первогодка. О территориальных отношениях ⌠Неизвестной■ и ⌠Хозяйки■ судить трудно, поскольку первая из них попала в поле зрения авторов лишь на короткое время. Так или иначе в данную зиму участки обитания двух тигриц были тесно сближенными и очень маленькими.

⌠Миниатюрная■ как и прежде, придерживалась преимущественно верхней части бассейна р. Малиновка (см. рис. 7). Видимо, у нее в этом году было два тигренка (выводок, привлекший внимание тигроловов, которые в конце декабря отловили тигрят в распадке одного из левых притоков р. Малиновка, почти наверняка принадлежал ⌠Миниатюрной■). Потеряв тигрят, она стала перемещаться широко: от левобережных притоков Малиновки до ключей Большой и Игристый бассейна Горной. В марте тропили ее переходы через высокие горные гряды, где она преодолевала участки резко расчлененного рельефа. И все же маршруты ⌠Миниатюрной■ оставались далеко в стороне от мест, где жили ⌠Хозяйка■ и поселившаяся в близком соседстве с ней ⌠Неизвестная■.

Таким образом, две самки, за которыми велись регулярные наблюдения, на протяжении трех зимних сезонов жили совершенно разобщенно. Остается неясным, были ли эти особи ⌠знакомы■ друг с другом, поскольку при троплениях ни одного случая соприкосновения их маршрутов отмечено не было. Оставаясь четко обособленными, их участки все же располагались по соседству. В отличие от ⌠Миниатюрной■ тигрица ⌠Неизвестная■ с тигрятами держалась какое-то время в непосредственной близости от места, где в ту же зиму жила ⌠Хозяйка■.

Судя по имеющимся данным, территориальные отношения тигриц складываются в общей схеме так же, как у самцов, однако самки в этом отношении пластичнее. Более гибкие формы разделения и использования территории, свойственные тигрицам, очевидно, стоят в прямой связи с динамичностью размеров их участков обитания в зависимости от наличия и возраста тигрят.

Взаиморасположение участков самцов и самок

З и м а 1970/71 г. Пути перемещений самца ⌠Хозяина■ и тигрицы ⌠Хозяйки■ налагались на пространстве от ключей Медвежьего и Колонкового бассейна р. Горная до верховий кл. Большого бассейна р. Ореховка. Этим путем тигрица с тигрятами пришли к остаткам добычи самца. На перемещения по общим с самцом маршрутам приходится 26% вытропленных в эту зиму переходов выводка. Вместе с тем на значительной части участка, осваивавшегося тигрицей, следы самца в данный сезон отмечены не были (отроги между ключами Большой и Малый близ их слияния).

З и м а 1971/72 г. Наблюдениями этого года было выявлено гораздо более тесное взаимодействие двух уже знакомых нам тигров. Маршруты ⌠Хозяина■ и ⌠Хозяйки■ пересекались или были общими на большей части площади, где жила последняя. Маршруты самца не заходили лишь в немногие из числа мест, посещавшихся тигрицей. Это долина Ореховки между ключами Хвойный и Большой, распадки кл. Семкина и реч. Подгорная на правобережье Ореховки. В целом маршруты самца покрывали не менее 70% площади, осваивавшейся тигрицей. Ядра участков обитания перекрывались у них еще теснее.

Более трети расстояния, пройденного при троплении ⌠Хозяйки■, падает на совместные ее переходы с самцом или на путь по его следам. У самца доля общих с самкой маршрутов меньше≈лишь 10%. Объясняется это тем, что за пределами мест, где их маршруты тесно переплетались, самец перемещался шире: к югу до ключей Игристый и Петрова левобережья Горной. Когда у ⌠Хозяйки■ проходила течка, она переместилась вместе с самцом на правобережье р. Ореховка, в бассейн кл. Соболиха. Здесь, на слабо выраженном отроге между двумя распадками, направленными в общей схеме с севера на юг, проходила их ⌠свадьба■. Весь этот отрог пересекали наброды и общие тропы двух тигров. На следах часто встречались поскребы, мочевые метки, двойные лежки. Рядом на склоне были найдены остатки кабана, убитого самкой, но поедавшегося обоими тиграми совместно. В общей сложности звери прожили на этом участке около 5 суток.

З и м а 1972/73 г. В этот сезон характер перемещений самца ⌠Хозяина■ изменился мало, а подвижность самки ⌠Хозяйки■, у которой появился тигренок, сократилась очень резко. Маленький участок, где обосновалась ⌠Хозяйка■, маршруты самца покрывали целиком. Простирались они и далее, до кл. Колючий, где в апреле 1973 г. мы встретили след другой тигрицы с выводком≈⌠Неизвестной■. Таким образом, в пределах участка ⌠Хозяина■ этой зимой жили две тигрицы.

Вытропленные отрезки следов ⌠Миниатюрной■ и ⌠Могучего■ позволяют предполагать, что участки этих особей тоже широко налагались друг на друга. Потерявшая в декабре тигрят ⌠Миниатюрная■ уже в январе, по-видимому, спаривалась с ⌠Могучим■.

З и м а 1973/74 г. В ноябре 1973 г. следы ⌠Хозяина■ и ⌠Хозяйки■ наблюдали там же, где они вместе держались предыдущей зимой ≈ на междуречье ключей Среднего и Быстрого близ их слияния.

* * *

Как явствует из рассмотренных материалов, участки обитания самцов и самок широко перекрываются. Это перекрытие выражается не только в привязанности к одной и той же территории. Между разнополыми особями поддерживаются постоянные контакты, они часто используют общие тропы, чем и определяется совмещение ⌠ядер■ их участков. Наряду с тропами, а также ⌠ключевыми пунктами■ на переходах здесь имеются укрытия, используемые в разное время самцом и тигрицей или выводком. Самка и молодые нередко кормятся на остатках добычи самца (бывает и наоборот). В отдельных случаях при прямых встречах тигра-самца с человеком поведение зверя явно носило характер защиты находившегося рядом выводка от возможного врага (наблюдения А. Г. Юдакова). Эти факты дают основания для вывода о том, что тиграм свойственны устойчивые семейные группы и семейная территориальность (Юдаков, 1974).

Костяк семейного участка образуют прежде всего маршруты самца; они служат своего рода опорной сетью для перемещений тигриц. Показательно, что нам неоднократно удавалось отыскивать следы тигриц по следам самцов. Места, где тигрицы держатся с выводками, а тем более участки, где они оставляют тигрят, временно покидая их, на протяжении одной зимы сменяются, однако не выходят за пределы системы перемещений самца. Территория, осваиваемая данным самцом, может захватывать участки обитания не одной, а двух тигриц (⌠Хозяин■ ≈ ⌠Хозяйка■ и ⌠Неизвестная■). Моногамные семьи или объединения самца с двумя (возможно, несколькими) самками, четко локализованные на определенной территории, по-видимому, и составляют основу пространственной структуры популяции амурского тигра.