Спасет ли дальневосточная пчела американку?
Тучи пчел вьются под палящими лучами солнца Мексиканского залива, в то время как Гари Делатт снимает верх деревянного улья на карантинной станции острова Гран-Тер, штат Луизиана. Летним днем 1997 года так жарко, что насекомые, кажется, не испытывают страха, ползая по его рукам, пока он вытаскивает рамку за рамкой из улья.
Всего лишь два дня назад Гари ездил по неровным дорогам Приморского края. на российском Дальнем Востока. Вместе с двумя спутниками, он проехал в сумме почти половину длины экватора, чтобы собрать и привезти в Штаты маток российских пчел. Сейчас Гари запускает этих пчел в карантинные ульи на острове, который служит естественным барьером для "иностранцев", - первый шаг к тому, что ученые считают выходом из кризисной ситуации. Варроатоз за последние годы уничтожил существенную часть пчелиного населения Северной Америки.
"У меня большие надежды на русских пчел", - говорит Том Риндерер, директор  Лаборатории разведения и генетики пчел Департамента сельского хозяйства США в Батон-Руж, Луизиана. "Они показали высокую сопротивляемость клещу".
Варроа является интродуцированным азиатским паразитом, прибывшим в США в 1987 году, возможно, вместе с колонией нелегально импортированных европейских пчелиных маток. За короткие десять лет, этот клещ смертоносным ураганом прокатилась по Соединенным Штатам, почти полностью уничтожив всех диких пчел и каждый третий из примерно четырех миллионов имевшихся ульев. Уменьшение популяции пчел составляет серьезную угрозу для ферм, ввиду того что процесс опыления зависит от численности пчел напрямую.
Хотя мы редко об этом задумываемся, многие фрукты и овощи попадают к нам на стол как результат жизненого цикла западной пчелы, Apis mellifera. Кажды год пчелы опыляют сельскохозяйственные культуры общей стоимостью от 8 до 10 млрд. долларов, начиная от яблок и заканчивая свеклой или кабачками. Кроме пчел, опыляют также и осы, и шмели, однако лишь пчелы с их многотысячной армией работников и сложной системой общения позволяют фермерам выращивать более 90 садовых и полевых культур.
Кризис, вызванный нашествием варроа, стал опустошительным бедствием. Эти крошечные насекомые-паразиты пьют кровь бедных пчел, проникая в ульи и за два года заражая до 80 процентов живущих в нем пчел, что приводит к гибели всей колонии.
Пчеловоды страны пытаются бороться с клещом, применяя химикат флювалинат. Однако, его высокая стоимость и трудность использования таковы, что многие предпочли закрыть пасеки.
"Кажется, что опыление так же естественно, как солнце и дождь": - говорит пчеловод Ричард Ади из Южной Дакоты. "Только когда его нет, понимаешь, как оно важно".
Том Риндерер решил проверить гипотезу о том, что сопротивляемость паразитам выше в тех местах, где интродуцирование произошло раньше. Таким образом, сопротивляемость пчел, завезенных на Дальнй Восток украинскими переселенцами в 40-х годах девятнадцатого века, должна была быть укреплена более чем столетней борьбой генов самих пчел. Для того, чтобы проверить эту гипотезу, была организована экспедиция на российский Дальний Восток. Результат был ошеломляющим. Ездя по деревням и опрашивая пасечников, Риндерер выяснил, что многие пчеловоды не придавали варроатозу значения и практически с ним не боролись, и несмотря на это, их ульи процветали. Как впоследствии показали исследования, проведенные совместно с Дальневосточным Отделением Российской Академии Наук, заболеваемость дальневосточных пчел в ульях в худшем случае составляла 7 процентов.
Затем было получено разрешение на импорт 100 маток российских пчел в США. Спустя срок, нужный для карантина, маток расселили в колониях западной пчелы, и сейчас день за днем, месяц за месяцем, население ульев США восстанавливается.