По следу полосатого людоеда

Е. Смирнов, ведущий научный сотрудник Сихотэ-Алинского биосферного заповедника.

Таких событий в Уссурийской тайге не было давно

Тема о тигре-людоеде, растерзавшем в урочище Верхотуровка двух охотников, продолжает будоражить умы. Всем хочется знать подробности таежной драмы. На днях из тайги вернулся сотрудник заповедника Евгений Смирнов, побывавший на месте событий. Вот что он рассказал.

Трагедия произошла в среднем течении р. Максимовки: тигр задавил и съел охотника А. Куликова. Нашли ружье, патронташ, клочки одежды, череп, и часть ноги в сапоге... Свидетелем могла быть только его собака, которую геологи видели ( после трагедии ), удирающей от большого, худого тигра с ненормальной передней правой лапой. Собака осталась живой, хозяин погиб. Он уже с неделю жил в своих охотничьих угодьях, готовил дрова, ставил капканы. Как развивались события? Никто не расскажет. Но, судя по наблюдению геологов, тигр был травмирован. Когда? Кем? Ответа нет. Знакомые Куликова вспоминают: уходя на охоту, он твердо обещал вернуться с тигриной шкурой. "Зря он так", - сочувственно говорят товарищи...

О случившийся трагедии знали уже все и давно. Но где взять деньги на вертолет, чтобы забраться в эту глухомань? Деньги на смерть человека, даже если он погиб от тигра, бюджетом не предусмотрены (санитарные рейсы предусмотрены, а смертельный исход - нет?). Только благодаря случайно оказавшимся в заповеднике японцам, нашлись "лишние" деньги. А час полета на МИ-8 стоил 4,3 млн. рублей. 10 ноября прилетел вертолет. Эксперты, специалисты, охотники, чиновники и японские киношники проследили по чернотропу все, что могли, забрали останки, чтобы похоронить человека, отсняли кусочек фильма и разъехались.

А через 2 дня тигр задавил в этом же месте второго охотника - В. Забровского. Вечером, в сумерках, безоружного, поскольку тот пошел за ружьем, спрятанным в дупле, в 40 метрах от избушки. Напарник, оставшийся в избушке, ничем помочь не мог. Собака лаяла, конь храпел, напарник стрелял, чуя, но не ведая о трагедии. Ночь не спал, а утром - на коня и в поселок.

Приехали люди, нашли останки второго, задавленного тигром охотника, осмотрели по чернотропу место трагедии, забрали останки ( наполовину съеденного ) человека и уехали в поселок хоронить...

И опять какая-то безысходность, беззащитность. Хотя бы был снег, тогда бы можно и прочитать, и выследить. Не в слепую, как при чернотропе.

После этого охотники не рисковали посещать этот участок, хотя в прошлом сезоне здесь жили два охотника и пять тигров, со слов А. Сальникова, и друг другу не мешали. Не было у охотников и тигров ни страха, ни сомнений. Следы тигриные отмечались ежедневно, случались визуальные встречи. А в некоторых избушках бесследно исчезали охотничьи собаки, до девяти за сезон. И никакой паники, - рядовые ситуации. Нормальные мужики по Максимовке и тигры были нормальные, людей не трогали. Даже после людоедства, когда тигр задавил рядом с поселком рабочую лошадь, максимовци не обозлились, а сначала выяснили, что это за тигр. Оказалась самка с тигренком, и они ее не тронули. А тут ситуация явно не вписывается... Струхнули охотники? По-моему, нет. По чернотропу за раненым тигром, тем паче людоедом, никто не отважится идти. Скорее он тебя, чем ты его. Ну, а после снега стали ждать ответственных людей. Тех, кто отвечает за занесенных в почетную Красную Книгу Международного Союза охраны природы. А по российскому закону отвечает за них Комитет по охране природы. Раньше отвечало Управление охотничьего хозяйства, сегодня - Комитет.

Максимовцы уже все жданки съели, но все-таки 4 декабря дождались: прибыли два "ликвидатора" ( как их быстро окрестили ) из краевого комитета и автор этих строк на машине ГАЗ-66 с теплой будкой. Дорога от Амгу до Максимовки - сожгли бак бензина на этих полстах километрах. Утешением была теплая ванна в Сайоне.

Утром пятого декабря в сопровождении главы поселка В. Епифанова и единственного представителя (а сколько их в Тернее?) МВД А.Сальникова мы выехали на место трагедии в Верхотуровку.

Следы тигра обнаружили на следующий день. Примерно двухсуточной давности, на левом берегу Максимовки. Пришел сверху. Размер пятки 10,5-11 см. Судя по всему, это 2-3-летний неполовозрелый самец. Правая передняя лапа травмирована: если левые отпечатки продавливают снег на 20-25 см, то правые зачастую - только на 5-10. Перед валежинами тигр топчется, прежде чем перепрыгнуть. На лежках (а отдыхал он часто) следы крови с гноем в области локтевого сустава. Следов других тигров мы не видели.

После трагедии прошло более трех недель. Он или не он? Вопрос без ответа. Но если тигр ранен, значит опасен и его надо отстрелять. Тем более, ситуация явно конфликтная. И мы стали его тропить. След увел нас в верховья безымянного ключика и ушел на перевал в ключ Фугу. Ночевать сейчас в тайге и холодно, и опасно, и мы решили идти в избушку, а назавтра попробовать на машине проехать вверх по Фугу.

Через 5-6 километров дорога стала непроходимой для машины: много снега и завалов. Пошли пешком и через 1,5 километра наткнулись на следы "нашего" тигра. Он тропил охотника, снимавшего капканы 5 декабря. Как говориться: "вовремя смылся". Декабрьский день короток, время к вечеру, пора в избушку. Бензин на исходе, продукты тоже. Решаем на следующий день ехать в поселок на дозаправку.

С продуктами в поселке особых проблем нет: в единственном на два поселка магазине пусто, у коммерсантов ( а приторговывают полсела, надо же на что-то жить ) тоже не богато, но в доме у всех неленивых есть картошка, капуста, морковка, лучек-чесночек, и рыбка, и мясо. А вот с бензином - дело швах. Нам бы для работы бензина побольше или тягач, да и "Буран" бы помог. Но тягач сломался где-то на Теплом, а для "Буранов" нет бензина. В общем - северные проблемы.

Через день Голова нашел-таки немного бензина, но сам свалился от проблем ( кроме людоеда, тут еще Новый год, подарки, очередные похороны, кто-то подрался и т. д. ), усталости и крутой простуды. А мы, взяв другого охотника, опять поехали в верховья. Не удалось. Полетел задний мост. По таким дорогам можно сказать, что нам еще повезло: подумаешь там оторвали крышку от бензобака, потеряв при этом полбака бензина, ручка от дверки отлетела с корнем, не выдержал задний мост, несколько ушибов от мотания по будке...

Без заднего моста мы все-таки своим ходом вернулись в поселок и занялись ремонтом. Люди местные - сердечные и мастеровые - помогли и в этом деле. Лишь через 5 дней мы снова оказались в тайге. От Некрасовки и почти до Верхотуровки шел свежий след тигра с такой же пяткой, как "наш". На дороге трудно читать и мерить следы, они чуть видны, но на следующий день мы вытропили этот след достаточно далеко, он увел нас в Севастьяновку. Размашистый шаг, до 80 см никаких лежек и признаков травмы. Иногда кровит подошва, но это для тигров - дело обычное, особенно по насту.

Еще два дня поисков от Шевали до Фугу ничего нового не дали. "Наш" тигр остался в верховьях Фугу. Прошло уже 12 дней, как он ушел, пробиться на машине туда нельзя, ждать его здесь? Наши командировки, уже продленные до 20 декабря, закончились. Пора уезжать по домам.

Вернется ли тигр на Верхотуровку? Живой ли он? Может, рана затянется и он станет "нормальным" хищником? Вопросов и у нас, и у местных жителей, как и положено, великое множество. Дело мы не завершили, но на то достаточно веских причин. Договорились, что ежели кто-то где-то обнаружит след "людоеда", сообщит в Терней и во Владивосток. И кто-то приедет. Но откуда возьмутся деньги? И будет ли в Максимовке горючее? Опять великое множество вопросов.

Совершенно очевидно, что тигры, повадившиеся на домашних животных, а тем более людоеды, подлежат немедленному отстрелу, но в каждом конкретном случае почему-то этот закон не срабатывает. И это очень печально, поскольку тем самым губится сама идея сохранения популяции тигра. Беречь нужно здоровых нормальных хищников. Местные жители не просто огорчены, а совершенно справедливо обозлены бессилием властных структур.

А по всему поэтому в Комитете по охране природы обязаны реагировать на конфликтные ситуации не через три недели, а незамедлительно. И на это должны быть созданы специальные фонды: ведь это не только краснокнижные тигры, но и русские люди, попавшие в экстремальные условия, а в данном случае и со смертельным исходом. Думается, не всегда обязательно направлять специалистов за 1000 километров из Владивостока гнать машину в Максимовку, можно найти варианты и поближе, и дешевле, и, главное - оперативнее.

В заключение хочу выразить сердечную благодарность максимовцам, кто нам помог: братьям Епифановым, А. Сальникову, В. Козлову и всем охотникам за их сердечность, долгое терпение и за их таежную мудрость.

Уссурийская тайга без тигра - не тайга.

Е. Смирнов, ведущий научный сотрудник Сихотэ-Алинского биосферного заповедника.

С ноября 1995 по февраль 1996 года в Приморском и Хабаровском краях был проведен учет амурских тигров. Учет был финансирован Проектом Природоохранной Политики и Технологии ( США ) с Всемирным Фондом Дикой Природы ( Германия ). В учете было задействовано 675 человек, которые осматривали места обитания тигра и записывали размеры следов и время их обнаружения.

Учет осуществлялся международными усилиями с участием: Е. Н. Матюшкина из Московского Государственного Университета, Дейла Микуэлла - от ЕРТ - Проекта краевых координаторов Д. Г. Пикунова из Тихоокеанского Института Географии и Ю. М. Дунишенко из ВНИИОЗа г. Хабаровска. Семь региональных координаторов помогли обучить команду учетчиков, проводящих тигриный учет на снегу. И. О. Суслов (Управление Охотхозяйства Приморского края) помог скоординировать работу с администрацией, одновременно проводя учет изюбря и кабана, являющихся основной кормовой базой тигров.

Используя информацию о более 3000 мест обнаружения следов тигров, был определен минимум хищников в 330 взрослых и полувзрослых особей и 85 тигрят. По максимуму численность тигров равна: 120 самцов, 144 самки, 107 - неопределенного пола и возраста и 104 тигренка. В общем итоге мы насчитали 415-475 тигров. Последний учет подобного типа, проведенный в 1985 году, согласно данным Д. Г. Пикунова определил численность популяции на территории приморья в 285-293 особей ( с Хабаровскими примерно 350 ). Однако учет таких скрытых и осторожных животных, как амурский тигр, достаточно проблематичен: серьезные несовпадения исходят от глубины снега концентрации кормовой базы, использованных методов. Учет такого размаха еще ни разу не предпринимался, и поэтому неудивительно, что больше особей было подсчитано в этом году, хотя реальная численность тигра последние 10-12 лет является относительно стабильной. По мнению зоологов своего пика популяция тигра достигла в конце восьмидесятых - начале девяностых годов, но сократилась в 1991-93 гг. из-за усиления браконьерства. В последние годы браконьеры несколько снизили свою активность.

Тайга Дальнего Востока России является последним оплотом амурского тигра, некогда распространенного на Корейском полуострове и в Северном Китае. Сегодня всего 10-12 особей осталось в Маньчжурии, в Северной Корее их численность неизвестна, в Южной Корее они вымерли еще в 1950-х годах. На сегодняшний день почти все оставшиеся тигры обитают в Приморском и Хабаровском краях Дальнего Востока России. Хотя размеры оставшихся мест обитания не маленькие - более 100000 кв. км, потребности амурского тигра в территории огромны: каждая самка нуждается в участке площадью 350-450 кв. км, самец - в 2-3 раза больше.

Новые мероприятия по спасению амурского тигра, инициированные правительственными постановлениями в 1995 году, призывают к оптимизации сети охраняемых территорий и усилию борьбы с браконьерством. Наиболее важным считается увеличение кормовой базы тигра, которая в настоящее время является недостаточной во многих местах его обитания. Администрации краев принимают меры по реорганизации охотничьих хозяйств с целью повышения продуктивности угодий и увеличению численности диких копытных. Усиливается и борьба с браконьерством. Новые международные программы поддержки призваны помочь местному населению найти устойчивые методы природопользования, повышающие уровень жизни, бережно использовать те ресурсы, от которых зависит жизнь населения. При этом важно сохранить среду своего обитания - уссурийскую тайгу, со всеми ее богатствами.

Тигроненавистники, а их немалое число, конечно же, узнав результаты учета, кинутся отстреливать "лишних" ( с тайной надеждой получить несколько тысяч зелененьких ) и писать во все инстанции, что жить рядом с тиграми опасно. Но пусть они знают, что самая высокая плотность тигров в Лазовском и Сихотэ-Алинском заповедниках и что там более чем за 60-летнюю историю ни один тигр не тронул человека. Если тигр здоров и ему хватает пищи, зачем ему обижать человека? Если тигр не здоров и нечего кушать, причина только одна - человек. Если тигр вышел к поселку и стал скотником или, не дай Бог, обидел человека, такой тигр должен быть уничтожен во имя спасения своих нормальных соплеменников.

Я не пытаюсь никого ни в чем переубедить, я лишь дал информацию о последнем учете амурских тигров и вслух повторил древнюю и общую мысль настоящих таежников: "Уссурийская тайга без тигров, что пища без соли. Только для диабетиков."