БЮЛЛЕТЕНЬ МОСКОВСКОГО ОБЩЕСТВА ИСПЫТАТЕЛЕЙ ПРИРОДЫ. ОТДЕЛЕНИЕ БИОЛОГИИ. 1993. Т.98, ВЫПУСК 3 


ТИГР и ЧЕЛОВЕК в конфликтных ситуациях

И. Г. Николаев, В. Г. Юдин

За полувековой период, который отделяет нас от первых полевых исследований по амурскому тигру, выполненных Л. Г. Каплановым (1948), положение с этим зверем сильно изменилось. Наряду с многократным увеличением численности этого хищника произошли изменения и в его поведении. Постоянные контакты тигра с человеком или следами его деятельности привели к частичной утрате им страха перед человеком, что привело к учащению разного рода конфликтных ситуаций. О последних написано довольно много ( Матюшкин, 1973; Животченко, 1976; Смирнов, 1984; и др. ). В настоящей работе на материале по Приморскому краю за более чем двадцатилетний отрезок времени ( 1970-1992 гг. ) дается характеристика тех конкретных особей тигров, которые становились участниками подобных конфликтов, погибали в них или по другим причинам, а также анализируются факты нападений тигров на людей. Во всех случаях, когда это было возможно, обстоятельства гибели тигров ( 74 ) подробно изучали; туши тигров, погибших по различным причинам (всего 61), обследовали и измеряли.

Среди погибших тигров наибольшее количество ( 29, или 39,2 % ) составляют убитые в населенных пунктах и вблизи них (табл. 1-3 ). Все они за редким исключением нападали на домашних животных. Жертвами браконьерских отстрелов стали 24 ( 32,4 % ) тигра. Остальные ( 21, или 28,4 % ) были найдены погибшими при обстоятельствах, не связанных с присутствием людей. Эти данные далеко не отражают фактическую гибель тигров за рассматриваемый период: только взрослых зверей в крае ежегодно отстреливается 10-15, в иные годы до 30 особей, большей частью незаконно.

Среди обследованных нами тигров было 55 ( 74,3 % ) взрослых особей и 19 тигрят с молочной зубной системой. Среди взрослых зверей самцов гибнет вдвое больше, чем самок, - 37 ( 67,3 % ) против 18 (32,7 % ). При этом надо учесть, что в популяции амурского тигра закономерно численное преобладание самок. Тигрицы более скрытны и осторожны, отчего и конфликтные ситуации с человеком у них возникают реже, в населенных пунктах самок гибнет в 2,5-3 раза меньше, чем самцов. У погибших тигрят соотношение полов примерно равновесное. Анализируя физическое состояние погибших взрослых самцов, можно отметить лишь незначительное преобладание зверей без травм или иных отклонений от нормы над имеющими какие-либо уродства или травмы. Среди погибших самок внешне здоровые звери составляют около 75%.

Общепринято мнение, что чаще всего заходят в населенные пункты и нападают на домашних животных молодые расселяющиеся особи ( 2-3-летние ), а также старые или физически неполноценные звери. В нашем материале такой закономерности не выявлено: на домашних животных нападают почти с одинаковой частотой как молодые тигры ( в возрасте от 2 до 4 лет ), так и взрослые ( от 5 лет и старше ). Заметим только, что среди таких тигров средний возраст самок несколько выше. Также нет различий по количеству заходов в населенные пункты и нападений на домашних животных между внешне здоровыми тиграми и особями истощенными или имеющими различные травмы. И только в бедственные для этих зверей зимы ( недостаток корма, многоснежье ), какими были, например, зимы 1984/85 и 1985/86 гг., заходят в поселки и гибнут преимущественно физически неполноценные особи.

Среди тигров, отстрелянных браконьерами, отмечено двукратное преобладание самцов над самками и почти полное отсутствие травмированных или ослабленных зверей. Помимо этого, их средний возраст почти на два года превышает таковой у тигров, погибших в конфликтных ситуациях.

Павших тигров из числа обследованных нами было восемь-пять самцов и три самки. Обстоятельства их гибели различны: три тигра погибли от ран, полученных в схватках с медведем, тигром и кабаном, два пали от болезней и по одному от отравления и истощения. Причина гибели одного зверя не установлена.

Что касается тигрят, то большая их часть ( 63 % ) погибла от истощения после потери матери и в результате убийства тигрят тиграми-самцами ( табл. 3 ). До 1985 г. Нам не были известны случаи каннибализма, но за последние семь лет их выявлено три: жертвами самцов стали шесть тигрят. Гибнут тигрята как в возрасте до полугода, так и более старшие. Одно из недавних таких происшествий, обстоятельства которого были воспроизведены нами по следам, произошло 26 февраля 1988 г. в Партизанском р-не. Здесь тигром-самцом ( "пятка" 11 см ) был убит и съеден довольно крупный тигренок-самец ( "пятка" 9 см ). Схватка, происшедшая на дороге, была кратковременной, о чем можно судить по малому количеству следов борьбы. Окончательно тигренок был умерщвлен у дерева на обочине дороги. Смертельные раны ему были нанесены в область шеи, передней части туловища. Самец протащил жертву 27 м по дороге и здесь оставил. Затем переместил ее волоком еще на 240 м к противоположенному склону долины, под укрытие хвойных деревьеи, где начал есть. От тигренка остались голова, лапы, хвост, две лопатки, обгрызенные по краям, таз с головками от бедренных костей, обрывки шкуры, шерсть. Будучи потревоженным человеком, тигр перенес часть остатков, которые были затем обнаружены через сотню метров на крутом левобережном склоне. Связывать этот случай каннибализма с отсутствием корма нет оснований, так как численность копытных в местах обитания этого тигра была достаточно высокой.

Как и взрослые звери, тигрята ( главным образом в возрасте до года ) погибают в населенных пунктах, куда их приводит голод при потере матери, и в результате браконьерства. Нередко они попадают в капканы, расставленные охотниками на пушных зверей.

Зачастую конфликтные ситуации, в особенности нападения тигров, вызываются действиями человека. Показателем этого служит обнаружение в тушах обследованных нами тигров мелкокалиберных пуль, картечи и даже дроби. Раненые ( чаще покалеченные ) особи становятся потенциально опасными. К каким последствиям это может привести, разъяснялось неоднократно (Животченко, 1976; Матюшкин, 1985). Из обследованных нами взрослых тигров пять зверей имели давние ранения. В четырех случаях они были нанесены именно картечью или мелкокалиберной пулей. Для трех тигров эти ранения явились причиной серьезных увечий, осложнявших им охоту на копытных. В итоге из четырех тигров два были убиты при проявлении агрессии и попытках нападения на людей, один - после нападения на человека с последующим нанесением ему ран и один - как нападавший на домашних животных. Мало того, что покалеченные человеком тигры, как правило, становятся "скотниками", среди них вполне могут появиться потенциальные людоеды.

В ряде случаев конфликтов, связанных с нападением тигров на домашних животных, могло и не возникнуть, если бы последние были надежно защищены. Иногда же изгороди находятся в таком состоянии, что никакого препятствия для хищника не представляют и тигры свободно проникают на территории оленепарков, в загоны для скота. Подобное мы наблюдали , например, при осмотре заграждения из колючей проволоки на одном из складов, где для охраны объекта использовались сторожевые собаки. Тигр, привлеченный ими, трижды за вечер проникал на территорию склада через дыры, имевшиеся в заграждении, пока не убил одну из собак и не был убит сам. Ни освещение территории, ни отпугивающая стрельба в данном случае на тигра почти не действовали. Совершенно свободно тигры проникали и на свиноферму Александровского совхоза Спасского р-на (январь 1986 г. ), где изгородь не представляла препятствий даже для выхода за ее пределы свиней. В результате было задавлено полтора десятка свиней, убит тигр, травмирован человек, ранивший тигра.

Особо следует остановиться на нападениях тигров на человека. За рассматриваемый период нами было проанализировано восемь таких конфликтов, в которых пострадало пять человек. В шести инцидентах агрессивное поведение тигров было спровоцировано людьми ( на самом деле такие поведения случаются чаще ), в двух случаях нападения можно было считать не спровоцированными. Характеризуя нападавших зверей по полу, возрасту и физическому состоянию, можно отметить следующее: тигры ( пять самцов и три самки ), за исключением двух, были старше пяти лет. Тигров с тяжелыми травмами - пять, у двух зверей травмы были несущественными и только у одного какие-либо патологические изменения обнаружены не были.

Не все броски тигра в направлении человека можно квалифицировать как нападение. Иногда они носят чисто демонстративный, предостерегающий характер. Подобное поведение тигра наблюдалось лесником Сихотэ-Алинского заповедника В. А. Ворониным ( устное сообщение ). Однако почти всегда такие броски оцениваются человеком как нападение, что и толкает его к применению оружия. В двух рассматриваемых ниже случаях, происшедших в тайге, наверняка возникали такие ситуации, при которых применение оружия было преждевременным. В двух других столкновения человека с тигром происходили в населенных пунктах при обстоятельствах, связанных с нападением хищников на домашних животных. Среди прочих одно из нападений было спровоцировано преследованием тигра, раненного в схватке с медведем, другое - бездумной стрельбой по зверю после его нападения на собаку. На последнем случае, как наиболее интересном с точки зрения поведения тигра следует остановиться более подробно.

Произошло это 7 апреля 1984 г. В окрестностях одной из застав в бухте Тазгоу (Спокойная) Партизанского р-на. Нападение было совершено в дневное время при следующих обстоятельствах. После неудачного броска на собаку, следовавшую вместе с пограничным нарядом из двух человек, тигр, как показалось пограничникам, бросился в их сторону. В ответ на это один из пограничников сделал по тигру семь одиночных выстрелов ( у них был один автомат и восемь патронов к нему ), после чего зверь, раненный в живот, скрылся. Собака же невредимой убежала на заставу. После выстрелов оба пограничника, взобравшись на низкорослый дуб и расположившись на высоте менее двух метров ( более высоких деревьев поблизости не было ), сообщили о случившемся по рации на заставу, откуда на место происшествия вышла тревожная группа. Вскоре, неожиданно появившись, тигр бросился к дереву, на котором укрылись люди. У дерева по тигру был сделан последний выстрел ( попадание в шею ), после которого зверь, бросившись, стащил за ногу одного из пограничников. Попытка другого ударить тигра автоматом не удалась, так как оружие было выбито зверем. До прибытия тревожной группы тигр, лежа на боку ( видимо, был парализован последним выстрелом ), держал в пасти руку лежавшего рядом пограничника, что длилось не менее десяти минут. При попытке второго пограничника приблизиться к тигру последний начинал грызть руку. По прибытии группы тигр был убит, а пострадавший пограничник с рваными ранами руки и ноги госпитализирован. При вскрытии туши было установлено, что тигр был ранен крупной картечью: одна находилась под шкурой на правом боку, вторая - в области скакательного сустава левой ноги. На месте ранения сустава образовался гнойник. Желудок был пустым.

Нападения, не спровоцированные человеком, случаются крайне редко. Нам известно всего два таких достоверных случая, при которых пострадавшие остались живы ( на фактах людоедства мы остановимся отдельно ). Один из них произошел 23 января 1982 г. В 3 км от с. Ново-Гордеевка Анучинского р-на. Нападение было совершено на охотника, снимавшего днем капканы. Трагедия разыгралась на берегу небольшой речушки, в долину которой тигр вышел с близлежащего склона. Спустившись по долине около полукилометра обычным шагом, он вдруг перешел на мелкие, осторожные шаги (35-40 см). Вероятно отсюда, с расстояния 230 м, он среагировал, скорее всего, на металлический звук, исходящий от закрываемых и переносимых охотником капканов. Последующие 130 м тигр продвигался, чередуя то мелкий шаг с обычным, то обычный с рысью. В конце этого отрезка его путь пролегал по заброшенной дороге. Далее, резко изменив направление движения, он двинулся в сторону охотника, до которого оставалось 118 м. Преодолев треть этого расстояния обычным шагом, он перешел сначала на рысь ( шаг до 125 см ), затем сделал три прыжка, а перед броском на охотника 18 м вновь прошел обычным шагом. Бросок последовал с расстояния 27 м. через 15 м тигр вдруг резко изменил направление и сделал три прыжка в сторону от человека ( этот маневр был ответной реакцией зверя на человеческий крик ), однако тут же, круто развернувшись, продолжил нападение. На этот раз тигр среагировал на человека как на уходящую жертву ( в этот момент охотник взбирался от него на дерево, стоящее на противоположенном обрывистом берегу реки ). Преодолев оставшиеся до охотника 15 м за семь прыжков, зверь бросился к дереву и правой лапой сдернул его. От когтей левой лапы на стволе остались продольные, некоторые до 75 см в длину, царапины. Самые верхние из них достигали двухметровой высоты. Упавшего на правый бок человека тигр схватил за левое плечо. Не растерявшись, охотник нанес тигру удар ножом (другого оружия у него не было ), пришедшийся по груди и предплечью. Ранение оказалось слабым, так как удар получился скользящим и поверхностным. Но тем не менее тигр тут же оставил человека и крупным шагом направился от него прочь. Удалившись на 34 м, тигр рнувшись боком к охотнику. На этом месте на снегу осталось воронкообразное алое углубление от капающей из раны крови. Стронул тигра с места очередной крик охотника. Пройдя 12 м крупным шагом, зверь лег у основания кедра головой в направлении человека. На лежке осталось кровавое пятно, подобное предыдущему. Вероятно, увидев, что человек уходит (а он действительно в этот момент стал уходить), тигр бросился вдогонку: первые 30 м прыжками ( в среднем прыжки были по 3 м; заметим, что при первом нападении они были значительно короче - 2,2 м ), последующие 15 м - обычным шагом. Оставшееся расстояние ( 21 м ) до тропы, по которой только что прошел человек, тигр преодолел, чередуя прыжки с рысью. У тропы он остановился, постоял и, повернув обратно, возвратился к своей лежке. Но тут же вновь устремился вдогонку за человеком, однако уже другим путем. Пройдя около 70 м обычным шагом, а последующие 20 м рысью, он перед выходом на заброшенную дорогу вновь перешел на шаг. По дороге тигр сразу же двинулся рысью ( шаг до 120 см ), через 85 м перешел на шаг. Далее, не меняя больше аллюра, тигр продолжил преследование человека по его следу. Через 560 м, при пересечении тракторной дороги, пути человека и хищника разошлись. Тигр направился по тракторной дороге, а человек, продолжив путь прямо, через 400 м вышел на автомобильную трассу, где его и подобрала попутная машина. Тигр же, пройдя по тракторной дороге около 200 м, остановился, повалялся и, вернувшись своим следом на 60 м, двинулся к трассе параллельно пути человека. Продвигался к ней осторожно, часто останавливаясь и чередуя обычный шаг с мелким. Дорогу он пересек в 130 м от выхода на нее человека. Сделав вблизи дороги короткую петлю, тигр вновь вышел на ее полотно. Анализируя поведение тигра по следам и рассказу пострадавшего, можно заметить, что в действиях хищника при нападении на человека не чувствовалось уверенности. Свидетельство этому - его реакция на крик человека, характер прыжков при нападении, поведение при схватке с человеком и его преследовании. Думается, что завершающего момента при первом броске тигра на охотника могло и не последовать, если бы человек остался стоять на месте, а не стал бы искать спасения на дереве. Эти действия явно стимулировали нападение. В результате схватки, как отмечалось, человек остался жив, но получил серьезные ранения ( осколочный перелом ключицы, вывернутая из сустава рука, прокусы плечевого сустава и мышц руки ). Тигр же в последующие после нападения дни ( пока решалась в соответствующих инстанциях его судьба и было получено разрешение на отстрел ) не только держался вблизи населенных пунктов Ново-Гордеевка и Таежка, но и заходил в них, убив двух собак. При этом объектов охоты тигра в окрестном лесу было вполне достаточно, следы кабанов и косуль были здесь обычными: одного кабана ( поросенка ) ему удалось поймать и съесть. Тигр был отстрелян лишь на десятый день после нападения на охотника. Имевшееся на туше зверя ножевое ранение свидетельствовало об отстреле именно того тигра, который напал на человека. Зверь оказался самцом в возрасте 2,5-3 лет низкой упитанности. На ногах местами имелись плешины - следы заболевания дерматитом. Каких-либо других отклонений в его физическом состоянии обнаружено не было. Содержимое желудка ( приводится в порядке очередности поедания жертв ) было следующим: собака, поросенок ( дикий ), собака и котенок (домашний). Из случайно попавших предметов в желудок обнаружен кусок резинового шланга размером 3 см.

Второй случай не спровоцированного нападения произошел 28 апреля 1985 г. В бассейне р. Черухе ( Тесная ) Хасанского р-на, на участке одной из пограничных застав. Объектом нападения стал пограничный отряд, продвигавшийся ночью вне тропы среди тростника высотой ниже роста человека. Шедший впереди человек, обернувшись на шум, увидел в прыжке какого-то зверя, метнувшегося на него из темноты. Отклоняясь назад, он споткнулся и упал в яму, прикрываясь левой рукой. Зверь, пролетев в прыжке над человеком, тоже угодил в яму, только чуть дальше. Приземляясь, он наступил на грудь лежащего человека. Затем тигр стал разворачиваться в сторону людей, издав при этом ворчание. Шедший сзади пограничник, открыв стрельбу, убил зверя. В прыжке на человека тигр рассек ему когтем тыльную сторону кисти левой руки; по словам пограничника, только падение в яму спасло ему жизнь. Тигр оказался крупным самцом в возрасте 5,5-6 лет средней упитанности и с давней серьезной травмой - у него почти полностью отсутствовала лапа ( кисть ) передней правой ноги. Содержимое желудка - кости и мясо кабана ( поросенка ), а также куски его шкуры размером до 30 на 30 см.

Как пример вероятной ошибки тигра при выборе объекта нападения интересен следующий случай, происшедший 17 ноября 1982 г. В окрестностях с. Горный Хутор Черниговского р-на. Охотник, преследуя кабанов, проходил, согнувшись, через куртину орешника. Услышав шум справа, он выпрямился и увидел на расстоянии около 12 м летящего на него в прыжке тигра. Зверь также увидел человека и, опустившись на землю, резко затормозил всеми четырьмя лапами, сгрудив листву, пытаясь уйти вправо. Однако инерция была настолько велика, что он проехал в том же направлении еще 2,3 м, содрав листву до почвы и приблизившись к охотнику до 8 м. Момента замедления движения тигра оказалось достаточно, чтобы готовый к встрече с кабаном охотник успел выстрелить. После выстрела хищник скрылся, а охотник 4 ч просидел на дереве, пока не пришел его напарник. Ранение тигра оказалось смертельным ( пуля карабина "Лось", разбив левый нижний клык, прошла в грудную клетку ), после него зверь смог пробежать лишь 180 м по дугообразной траектории. Это была самка, имевшая двух тигрят, внешне совершенно здоровая; к гибели ее привела явная ошибка: человек был принят ею за кабана - как оказалось, они скрадывали одно и то же стадо кабанов.

Нам известно только два случая, когда нападение на человека было совершено именно как на обычную добычу. Один из них произошел 18 февраля 1976 г. недалеко от с. Лазо Лазовского р-на. Тигр убил тракториста, находившегося поблизости от своей машины, и съел часть трупа ( Животченко, 1976 ). Второй случай людоедства произошел совсем недавно, в середине февраля 1992 г. Нападению подвергся охотник на своем охотничьем участке, расположенном в бассейне р. Самарга недалеко от п. Унты Тернейского р-на. Трагедия разыгралась в дневное время, когда охотник, имея при себе дробовое ружье, шел по путику, закрывая капканы. Как было установлено по следам, тигр сначала долгое время шел сзади охотника, а затем, сделав петлю, залег на его пути. Зверь напал на охотника со спины, сделав всего три прыжка. Нападение было внезапным, и охотник ничего не успел предпринять с целью обороны. Труп человека был съеден почти полностью. Предположительно, нападение было совершено тигром, который ранее побывал в капкане и по которому стреляли. Накануне прямо у зимовья им была убита собака этого охотника. Отклонения от нормы в поведении тигра при непосредственных контактах с человеком и домашними животными в абсолютном большинстве случаев бывают вызваны либо более ранними ранениями зверя, либо несоответствующими обстановке действиями человека. Примечательно, что нападениям подвергаются обычно вооруженные люди. Наличие оружия дает человеку возможность и защищаться, и напасть, а неуверенная стрельба в быстротечной ситуации обычно ведет к ранению зверя и его последующему нападению.

В Приморском крае, начиная с 80-х годов, ежегодно происходили сотни прямых встреч человека с тигром и все они оканчивались благополучно, если люди не были вооружены. На основании этого можно с уверенностью утверждать, что в популяции амурского тигра людоедов нет. Приведенные нами два случая людоедства нельзя с полной уверенностью назвать не спровоцированными, так как остались невыясненными по "горячим" следам многие подробности, а желание обвинить в случившемся только тигра при виде растерзанного трупа человека слишком велико. При неожиданной встрече накоротке даже самое безобидное животное может напасть и нанести серьезные травмы.

В целом результаты проведенного анализа созвучны выводам, к которым пришел еще Л. Г. Капланов ( 1948 ). Мы вовсе не склонны идеализировать тигра, сильного и агрессивного хищника, однако не находим оправдания нетерпимому к нему отношению, к сожалению, довольно распространенному у местного населения. Ущерб от этого хищника домашним животным во многом предопределен антропогенным вмешательством в естественные экосистемы, нарушающим исторически сложившиеся трофические цепи.

Список литературы:

1. Животченко В.И. Амурский тигр. // Охота и охотничье хозяйство. 1976. #7.

2. Капланов Л.Г. Тигр в Сихотэ-Алине. // Тигр. Изюбрь. Лось. М. 1948.

3. Матюшкин Е.Н. Тигр и человек - проблемы соседства. // Природа. 1973. #12.

4. Матюшкин Е.Н. Обеспечить будущее тигра. // Охота и охотничье хозяйство. 1985. #9.

5. Смирнов Е.Н. По следам тигра. // Человек и природа. 1984. #11.

Таблица 1

Возрастной состав и физическое состояние взрослых тигров-самцов, погибших по разным причинам.

Таблица 2

Возрастной состав и физическое состояние взрослых тигров-самок, погибших по разным причинам.

Таблица 3

Возрастной состав и физическое состояние взрослых тигрят, погибших по разным причинам.